среда, 26 сентября 2018 г.

Проблема не в Хемнице, а в Берлине

Проблема не в Хемнице, а в Берлине

Германия вступает в полосу политической турбулентности.
Фото: Marco Verch. CC BY 2.0
Саксония имеет у немцев весьма противоречивый имидж. С одной стороны, во времена ГДР регион, где был затруднен прием западного телевидения, а потому жили люди, наиболее подверженные пропаганде режима, остальная часть страны издевательски называла «долиной не имеющих понятия». С другой, именно здесь, в Плауэне, осенью 1989 г. началась мирная революция, сокрушившая этот самый режим. Сегодня Саксония – единственная земля на территории бывшей ГДР, сумевшая воссоздать крупные экономические центры, а саксонские школьники, как свидетельствует общефедеральное исследование, из года в год оставляют далеко позади себя сверстников из прочих федеральных земель, включая гордых баварских соседей. Когда это им на руку, пресса и политики по-прежнему охотно представляют саксонцев «не имеющими понятия», но вряд ли именно это является объяснением той чрезвычайной ситуации, которая возникла 26 августа в Хемнице – всего в 66 км от Плауэна – и до сих пор остается главной темой в Германии.

Кто не с нами, тот нацист?

То, что произошло в этот день в бывшем Карл-Маркс-Штадте, неоднократно происходило в Германии прежде и, увы, будет происходить впредь. Двое «беженцев» – 23-летний сириец и 22-летний выходец из Ирака – нанесли смертельное ножевое ранение 35-летнему немцу с кубинскими корнями Даниэлю Хеллигу и тяжело ранили его друга. Предполагаемых преступников быстро задержали, еще один их сообщник-иракец объявлен в розыск. Они, как и в большинстве подобных случаев, оказались известными полиции персонами, давно подлежащими высылке, но по тем или иным причинам не покинувшими страну.
Как само преступление, так и неуклюжее поведение властей, которых заподозрили в намерении скрыть иностранное происхождение преступников, вызвали моментальную протестную реакцию и без того недовольных жителей города, которую весьма оперативно организовали представители правых и праворадикальных группировок, хотя в колоннах демонстрантов наряду с ними шли и тысячи жителей Хемница, просто рассерженных бездействием политиков. Безусловно, акция была далека от политкорректности, однако благодаря своевременно стянутой в город полиции обошлось без серьезных инцидентов.
Но, похоже, далеко не всем хотелось, чтобы обстановка стабилизировалась, а происшествие было подвергнуто детальному анализу. СМИ запестрели сообщениями, в которых все протестовавшие были записаны в нацисты, Хемниц был представлен как «коричневое неонацистское болото», а его жителей обвинили в организации «охоты за людьми с другим цветом кожи».
Единственным материальным подтверждением подобных утверждений служило появившееся в Интернете 27 августа снятое на смартфон 19-секундное видео, на котором запечатлено, как какие-то люди на протяжении четырех секунд бегут за другими людьми с криком: «Вас, канаки, здесь никто не ждет!» Нет никаких сведений о том, что происходило до заснятой сцены (между тем некоторые свидетели позже утверждали, что арабов шуганули после того, как один из них плюнул на памятное место, где убили Даниэля Хеллига, и сказал: «Германия – дерьмо!») и после нее. Но этого оказалось достаточным для того, чтобы не только большинство СМИ, но и пресс-секретарь канцлера, а затем и сама Меркель заявили о том, что в Хемнице правые устраивают «охоту на людей» и «погромы». Напрасно редактор саксонской газеты Freie Presse, земельный прокурор, руководство полиции и даже премьер-министр Саксонии Михаэль Кречмер уверяли, что это не так: удобная для многих «правда» обрела собственную жизнь и дала старт грандиозному политическому скандалу. Канцлер вновь повторила свои безосновательные утверждения. Ведь миф о «коричневом болоте» и об «Альтернативе для Германии» (AfD) как могильщике демократии для нее куда удобнее, чем правда о росте преступности и социальной напряженности, вызванном ее политикой.
План был уже настолько близок к реализации, что даже бизнес-лоббисты и руководители крупных концернов стали стенать по поводу пятна, которое события в Хемнице бросают на международную репутацию Германии. Но тут совершенно неожиданно для всех в газете Bild появилось высказывание президента Федерального ведомства по защите Конституции Ханса-Георга Маассена, который возражал канцлеру. Вернее, главный контрразведчик страны говорил, что имеет серьезные основания сомневаться в том, что видео (даже не снятое самостоятельно, а найденное неизвестно где), выложенное в Сеть находящейся под наблюдением контрразведки полуподпольной правоэкстремистской группой «Antifa Zeckenbiss», отражает именно то, что увидели на нем те, кто хотел увидеть именно это. Не исключено, заметил Маассен, что ролик был обнародован, чтобы отвлечь внимание от самого факта убийства. Не говоря уже о том, что даже буквальное восприятие видео никак не оправдывало титул, под которым оно было опубликовано: «Охота на людей в Хемнице. Нацистские хулиганы способны сегодня на все». Тем не менее 27 августа пресс-секретарь канцлера Штеффен Зайберт заявил: «То, чему мы стали свидетелями вчера вечером в Хемнице, и то, что было записано на видео… не может происходить в конституционном государстве. Подобные мятежи, охота на людей другого происхождения и внешности… являются совершенно неприемлемыми». Не странно ли: всего год назад, когда во время саммита G-20 в Гамбурге Интернет пестрел как официальными, так и любительскими видео, запечатлевшими бесчинства леваков из «Антифа», никого из тех, кто нынче так обеспокоен состоянием демократии, это не волновало, хотя именно «Антифа» – единственная действующая в ФРГ экстремистская организация (до этого была еще одна – RAF, и тоже левоэкстремистская)?
С этого момента все прочие внутриполитические темы были вытеснены из СМИ, а политические дискуссии, включая обсуждение госбюджета в Бундестаге, превратились в крестовый поход против AfD. Особенно усердствовали левые политики, а политический труп Мартин Шульц по этому поводу не только воскрес из небытия, но и так достоверно изобразил вскипание ярости благородной, что президент Бундестага даже не стал возражать против нарушения им установленного порядка выступлений.
За истерикой в связи с «попранием демократии», как и полагали авторы инсценировки, были забыты и смерть Даниэля Хеллига, и многочисленные просчеты, а то и преступления политиков и чиновников, не способных обеспечить соблюдение законности, и то обстоятельство, что на месте Хемница в любой момент может оказаться любой населенный пункт страны.
И оказывается. В тот же день 26 августа, когда произошла трагедия в Хемнице, в другом городе Восточной Германии – Франкфурте-на-Одере – группа из двух десятков хорошо знакомых в городе преступников из числа арабских «беженцев» действительно устроила погром, с криками «Аллах акбар!» разгромив ночной клуб «Frosch» и до смерти перепугав его посетителей. Пресса такой «мелочи» практически не заметила, поскольку она не вписывалась в сценарий (хотя о масштабе реальной проблемы свидетельствует тот факт, что даже левый бургомистр города Рене Вильке, прежде радушно приветствовавший «беженцев», потребовал их немедленной депортации). Быстро свернули и толки о происшествии в Саксонии-Анхальт, где после конфликта с «беженцами» скончался 22-летний немец. Куда более ко двору организаторам кампании оказался пострадавший иудей.

Без еврея не обошлось

Пока о нем вспомнили, прошло целых две недели. Именно столько понадобилось скорым на выводы СМИ, чтобы сообщить, что вечером 27 августа всё в том же Хемнице группа людей в черном, с закрытыми лицами, атаковала кошерный ресторан «Шалом» и с криками «Убирайся из Германии, еврейская свинья!» швыряла камни и бутылки в его владельца Уве Дзюбаллу. Многочисленные политики выступили с осуждением, не забывая добавлять к ним и ту информацию, которую обязательно хотели втемяшить читателям и зрителям. Не особенно оригинальным был и президент Центрального совета евреев в Германии Йозеф Шустер, сообщивший, что новость о нападении на ресторан его «потрясла» и он разочарован попытками некоторых политиков и правоохранителей приукрашивать истинное положение дел в Хемнице. Кто и что конкретно пытался скрыть в отношении атаки на «Шолом», еврейский функционер не сообщил.
Новый уполномоченный федерального правительства по борьбе с антисемитизмом Феликс Кляйн постарался высказываться осторожно, но все же сморозил несуразицу. «Если сообщения верны, – заявил он, – то в случае нападения на еврейский ресторан в Хемнице речь идет о новом качестве антисемитских преступлений, пробуждающих наихудшие воспоминания о 1930-х гг.».
В отличие от журналистов и Шустера, Кляйн на своем посту человек новый и может не знать о том, что ничего нового в данном происшествии нет: ресторан «Шалом» регулярно подвергается атакам с момента своего открытия в марте 2000 г. Мы об этом не раз сообщали сперва в «Еврейской газете» и Jüdische Zeitung, затем в «ЕП». Мужеству 53-летнего ресторатора, до сих пор продолжающего свое дело, можно лишь позавидовать, но вряд ли до сих пор он ощущал поддержку государства и большинства из тех, кто сегодня наперегонки стремится выразить ему свою солидарность. После очередного нападения владелец «Шалома» обратился с письмом к земельному премьеру. Тот пообещал нанести визит в заведение и, скорее всего, сделает это еще до выборов, дабы записать очко в свой актив. Поможет ли это Уве Дзюбалле – неизвестно. Уж слишком велика у политиков дистанция между словом и делом. Хотя в данной ситуации подобная помощь, пусть и временная, может быть ему полезна, так что пока сохраним надежду.
Хотя, наблюдая за реакциями на происходящее, понимаешь, что особых оснований надеяться нет. Социал-демократический президент ФРГ, которому Конституция предписывает находиться над межпартийными схватками, агитирует граждан участвовать в концерте леворадикальной группы «Feine Sahne Fischfilet», с 2011 г. находящейся под наблюдением Ведомства по охране Конституции федеральной земли Мекленбург – Передняя Померания в связи с «ярко выраженной антигосударственной позицией». Министр юстиции – еще одна представительница СДПГ – в ходе телевизионного ток-шоу не желает понимать сограждан, выходящих на акции протеста против творящегося вокруг них беззакония. А «зеленый» политик Маттиас Оомен призывает в Twitter отказаться от отпуска в Саксонии и вообще не тратить деньги в этой федеральной земле. Ну чем не нацистское «Не покупайте у евреев!»?
Большинство политиков консервативного лагеря словно набрало в рот воды. Лишь выдавленный канцлером из активной политики экс-депутат Бундестага Вольфганг Босбах призвал «прекратить наконец игнорировать очевидные проблемы, вызванные иммиграционной политикой начиная с сентября 2015 г.», да председатель ХСС Хорст Зеехофер в очередной раз подразнил левый лагерь, назвав иммиграцию «матерью всех проблем». Понимая, что главу МВД им пока не свалить, левые нашли себе эрзац-мишень.

Контрразведчик-смутьян

Ей стал уже упоминавшийся президент Федерального ведомства по защите Конституции, которого левый лагерь и верные ему СМИ обвинили в подрыве авторитета канцлера, работе на AfD и чуть ли не в попытке государственного переворота. Медиа повторяли друг за другом рассказы о том, что Маассен якобы систематически встречается с руководством AfD, консультируя его по поводу того, как избежать возможного надзора спецслужб. Ведомство пояснило: его президент за шесть лет своего пребывания на посту провел 237 встреч с представителями всех представленных в Бундестаге партий, в том числе всего пять – с представителями AfD. Но критики не унимались, требуя от канцлера уволить своевольного контрразведчика.
Меркель охотно выполнила бы это требование без промедления (Маассен, как и глава Федеральной полиции Дитер Роман, относится к числу тех руководителей правоохранительных органов, которые с самого начала были против иммиграционной политики Меркель и до сих пор не скрывают своего критического отношения к ней), но это означало бы новую конфронтацию с поддерживающим Маассена главой МВД и угрозу развала и так дышащей на ладан коалиции. Поэтому последовало кризисное заседание, дурацкое решение, буря вызванного им возмущения в рядах социал-демократов, новое кризисное заседание и еще одно не менее позорное решение (Маассен будет специальным советником главы МВД) так называемого правительства, которое и через год после выборов не может по-настоящему приступить к работе. И даже избавление от «смутьяна» не сделает эту работу более слаженной, а коалицию – хоть в чем-то успешной.
Что же касается бывшего главы Ведомства по защите Конституции, то, делая свои заявления, опытный чиновник не мог не рассчитывать их последствий (тем более, что он согласовал свои высказывания с Зеехофером), так что, очевидно, был уверен в том, что серьезность сложившейся в стране ситуации требует неординарного шага.
Эта ситуация лишний раз продемонстрировала, что нынешняя «большая» коалиция нежизнеспособна и может развалиться в любой момент. Если это произойдет, Меркель, не моргнув глазом, пригласит в правительство «зеленых» и, возможно, Левую партию, заплатив за это еще более значительным левым креном в своей политике. Последствия для страны могут быть тяжелейшими, и главный источник опасности для будущего Германии находится вовсе не на улицах Хемница, а в Ведомстве федерального канцлера.

Завтра будет хуже, чем вчера

Пока политики и политологи погружены в дискуссии, жители страны все более отчетливо ощущают происходящие вокруг них изменения. При этом, как показал опрос, проведенный социологической службой Emnid, значительное большинство опрошенных полагает, что после 2015 г. Германия изменилась к худшему: 82% респондентов считают, что общественный климат стал более жестким; 66% не согласны с тем, что новая политика обогатила Германию; 50% считают уровень иммиграции в страну чрезмерным. И хотя 61% опрошенных пока еще не испытывает тревоги относительно собственной безопасности, 36% уже озабочены этой проблемой. Причем на западе страны сильнее, чем на востоке (38 и 27% соответственно).
Другой опрос, проведенный социологическим институтом Infratest Dimap по заказу телеканала ARD и газеты Die Welt, показал, что немцы считают иммиграционную политику Меркель катастрофической. Так, 83% опрошенных не удовлетворены тем, как происходит депортация иммигрантов, не имеющих права на получение статуса беженцев. 69% критикуют недостаточную интеграцию иммигрантов, а также меры, направленные на предотвращение агрессии и преступности. Единственная позиция, по которой процент недовольных не так уж высок, касается деятельности государства по размещению иммигрантов. В то же время лишь менее половины опрошенных (49%) полагают, что правительство Меркель серьезно относится к опасениям граждан, вызванным нынешней иммиграционной политикой.
Примерно столько же – 46% респондентов опроса, проведенного социологической службой Yougov, – считают, что основой нынешних проблем является заявление канцлера «Мы справимся!», сделанное в сентябре 2015 г. Что особо показательно: даже среди приверженцев ХДС/ХСС подобного мнения придерживаются 44% опрошенных. Единственной партией, сторонники которой в большинстве своем (75%) поддерживают иммиграционную политику Ангелы Меркель, является… Партия «зеленых». Неудивительно, что именно эта партия наряду с «Альтернативой для Германии» демонстрирует приток сторонников, в то время как все прочие своих приверженцев все больше теряют. Особенно СДПГ, давно уже превратившаяся в пародию на саму себя.
По-хорошему, партиям надлежало бы бороться с подобной тенденцией. Однако как прикажете христианским демократам бороться с «зелеными», если те поддерживают лидера ХДС куда сильнее, чем ее однопартийцы? Да и для СДПГ и Левой партии «зеленые» – хотя и конкуренты, но все же естественные союзники по левому лагерю, без которых ни о каком парламентском большинстве не может быть и речи, а потому тут политическое соревнование носит показательный характер, исключающий серьезные содержательные баталии.
Иное дело – AfD. Эта партия – конкурент для всех, а потому и весьма удобная мишень. Именно паническим страхом традиционных партий перед партией антисистемной и объясняется нынешняя истерика политического истеблишмента и СМИ. Даже в отношении неонацистских партий высказывания были куда более спокойными и не столь частыми. Оно и понятно: у НДПГ свой, весьма специфический избиратель, и вряд ли можно ожидать, что за эту партию даже при глубоком разочаровании действиями политиков отдаст свой голос тот, кто вчера голосовал за одну из традиционных партий. С AfD ситуация иная: даже рабочие, которым исторически надлежит голосовать за социал-демократов, ныне в большинстве своем симпатизируют правым, в то время как СДПГ сохраняют верность лишь 12% представителей пролетариата. А лезущие из кожи вон политики, стремящиеся представить AfD в качестве главной проблемы страны, решить которую способны лишь они, своими действиями добиваются результата, прямо противоположного желаемому.
Надеяться на то, что их стратегия в ближайшее время изменится, не приходится. Как ни прискорбно это констатировать, но сложившийся в Германии за 70 лет властный картель может быть разрушен лишь в результате серьезного электорального потрясения, сопоставимого по значимости с победой консервативных сил в Австрии или Трампа в США. Германия еще не подошла к этому рубежу, хотя и движется по направлению к нему.
Важными этапами этого движения будут предстоящие в нынешнем (Бавария, Гессен) и будущем году (Саксония, Бранденбург, Тюрингия, Европарламент) выборы. В том, что 10 октября ХСС утратит абсолютное большинство в баварском ландтаге, сомнений нет. Вопрос лишь в том, насколько глубоким будет падение. Опросы предрекают этой партии 35% голосов – худший показатель в ее истории. За второе место будут бороться AfD и «зеленые». Будущую коалицию с обеими этими партиями (а никакая другая дуальная коалиция, вероятно, и не получится) консерваторы исключили, однако это мало что значит – Мартин Шульц в свое время тоже обещал, что социал-демократы не войдут в правительство Меркель. Проблема не в данном слове. В случае «зеленых» идеологические противоречия между партиями вряд ли позволят создать функционирующее правительство. К тому же в обеих партиях подобный союз вызовет широкое недовольство и массовый исход партийцев. С AfD у ХСС куда больше общих позиций, но вряд ли консерваторы готовы к тому, чтобы сломать существующее в Германии табу на сотрудничество традиционных партий с AfD, а та – к участию в правительстве. Но в среднесрочной перспективе иного выхода нет: либо кардинальным образом менять собственную политику, либо идти на сотрудничество со сложным партнером, либо соглашаться на союз трех или даже четырех партий, заранее зная, что он будет неустойчивым и приведет к дальнейшему ухудшению электоральных результатов. Пока же любой баварец, отдающий свой голос на выборах AfD, должен осознавать: это хотя и подчеркивает несогласие с нынешней политической линией, на деле же лишь усиливает позиции левых партий в будущем правительстве.
В Гессене, где выборы состоятся 28 октября, ХДС прогнозируют всего лишь 29%, а «зеленым» – 14%, так что нынешнюю коалицию продолжить не удастся. До сих пор не представленная в ландтаге AfD в любом случае пройдет в него (по прогнозам – 14%). Единственный реальный вариант будущей коалиции – союз ХДС с СДПГ (прогноз – 24%). Теоретически возможно также создание коалиции из СДПГ, «зеленых» и СвДП.
Куда сложнее обстановка в новых федеральных землях, где, если верить результатам опроса, проведенного Infratest Dimap по заказу телекомпании ARD и газеты Die Welt, лидером рейтинга популярности с показателем 27% является AfD, от которой все больше отстает ХДС (23%). Левая партия (18%) и СДПГ (15%) практически утратили шансы на лидерство, а «зеленые» (7%) и СвДП (6%) вообще могут оказаться вне парламента.
Особенно напряженная обстановка в Саксонии, где, по данным опросов, AfD (25%) вскоре может догнать и перегнать правящий ХДС (28%). Руководители земельных организаций ХДС в Саксонии и Тюрингии не раз выступали с осторожной критикой политики Меркель, так что им Берлин особо помогать не будет. Учитывая невысокие электоральные показатели Левой партии (18%), СДПГ (11%), СвДП и «зеленых» (по 7%), можно предсказать крайне сложное формирование правительства. Как знать, может, именно в Дрездене будет нарушено табу и представители AfD впервые займут место в правительстве. Если это произойдет, даже самым верным вассалам Меркель не останется ничего иного, кроме как признать, что это именно она довела партийную систему Германии до столь жалкой и достаточно опасной ситуации. О том, насколько велика опасность, свидетельствует прогноз, данный бывшим руководителем политической редакции журнала Spiegel и главным редактором газеты Handelsblatt Габором Штайнгартом: «Если экстраполировать электоральные результаты последних пяти лет, становится очевидной ужасная динамика. Если дальше так пойдет, то к 2021 г. AfD будет ведущей партией в стране. Вслед за ней – ХДС/ХСС, затем внушительных размеров пустота, и только затем – СДПГ». Объяснение, которое тонкий знаток политической кухни дает причине предстоящего краха социал-демократов, в равной степени относится и к консерваторам: «Непременно аукнется намеренное нежелание слышать собственного избирателя: в то время, когда тот говорит „беженцы“, стратеги СДПГ понимают „пенсия“».
Михаил ГОЛЬДБЕРГ, «Еврейская панорама»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..