четверг, 6 сентября 2018 г.

ГОВОРИТ РАБИ САКС


Из высказываний Раби Сакса (главный раввин Британии, лорд):

«С Авраамом родилась новая вера: вера ответственности, где Божественная воля и человеческое действие встречаются и рождают новый благословенный порядок, построенный на принципах праведности и справедливости. Иудаизм в высшей степени является религией свободы, но не свободы в современном смысле, не призывом делать то, что нам нравится, но призывом нравственно выбирать должное, быть партнером Бога в строительстве справедливого и милосердного социального порядка. Первый вид свободы ведет к культуре права, второй — к культуре ответственности, к свободе как ответственности».

«Секуляристы забывают, что Homo sapiens — это животное, ищущее смысл. Великие институты современного мира не способны придать человеческой жизни смысл. Наука говорит нам, как, но не почему. Технология дает нам силу, но не может помочь нам понять, как использовать эту силу. Рынок дает нам возможность выбирать, но не открывает нам основания для выбора. Либерально-демократическое государство дает нам свободу жить по своему усмотрению, но принципиально не способно просвещать нас о том, как вести осмысленную жизнь».

 «[Книга Бытия] не миф. Это не история в обычном смысле, не просто запись событий. И это не богословие. "Бытие" говорит меньше о Боге, чем о человеке и его отношении к Богу. Здесь теология скорее имплицитная, нежели эксплицитная. На самом деле, Бытие есть философия, выраженная сознательно нефилософским образом. Книга касается всех центральных вопросов философии: что существует? (онтология); что мы можем знать? (эпистемология); свободны ли мы? (философская психология); как мы должны вести себя? (этика). Но это делается не так как, делали философы от Платона до Витгенштейна. Проще говоря: философия — это истина как система. Библия — это истина как история. Она уникальна — философия в историческом режиме».

Вы верите, — ученик спросил раввина, — что Б-г создал все для цели?» — «Да, верю!» — ответил раввин. Тогда ученик спросил: «Хорошо! Для чего Б-г создал атеистов?». После минутного размышления раввин ответил мягким голосом, в котором чувствовалось напряжение: «Иногда мы, верующие, верим слишком рьяно. Мы видим в мире жестокость, страдание, несправедливость и говорим: «Такова воля Б-га!». Мы принимаем то, чего не должны принимать. Б-г посылает нам атеистов, дабы напомнить нам, что не все, что выдается за религию, есть религия. Иногда то, за что мы сражаемся от имени Б-га, должно быть отвергнуто во имя Б-га».

«Потеря веры не сопровождается внезапным взрывом света или тьмы. Мир продолжает идти своим обычным путем. Небо не падает. Солнце светит. Жизнь продолжается. И все-таки что-то теряется, что-то важное, что придает жизни целостность, глубину и чувство цели; что дает вам ощущение участия в чем-то огромном и имеющем значение».

 «В течение девятнадцатого и двадцатого веков возникли три новые основы идентичностей, заменившие религию. Одна — национальное государство. Вторая — идеологическая система. Третья — раса. Первая привела к двум мировым войнам, вторая — к сталинской России, ГУЛАГу и КГБ, третья — к Холокосту. Цена этих трех заменителей религии превысила сотню миллионов жизней»..

«Все, что я узнал о вере в моих исканиях, говорит мне, что наука о Вселенной, космология, при всей удивительности ее открытий, не сравнится с огромным удивлением перед тем, как Бог мог пойти на риск создания существа со свободой ослушаться Его и разрушить Его творение. У людей не может быть веры в Бога равной вере Бога в человечество, которую Он должен был иметь, когда поручил нам хранить безмерность и великолепие мира. Мы существуем благодаря вере Бога в нас.

Свободное общество есть моральное достижение. Это центральная мысль Торы. Такое общество зависит от наличия общего морального кодекса — кодекса, которому учат нас родители, который мы усваиваем в процессе взросления и за поддержание которого мы отвечаем все вместе. Сегодня, прочти везде на Западе, мораль оказалась во многом передана в руки правительства и регулирующих наше поведение институтов».

«Вера в Бога и религиозные обряды не означают отказ от интеллекта, подавление критического мышления или веру в шесть невозможных вещей перед завтраком. Вера не требует буквального прочтения первой главы книги Бытия. Она не требует отрицания результатов науки. Я принадлежу к религиозной традиции, в которой мы произносим благословение при встрече с великим ученым независимо от его взглядов на религию».

«Смысл не открывается, но создается. В этом суть религии по большей части: постоянное создание и обновление смысла в нарративах, которые мы рассказываем, в ритуалах, которые мы совершаем, в молитвах, которые мы произносим. Нарративы передаются священными текстами, ритуалы исполняются как божественные команды и в молитвах мы ведем диалог с Божественным.

«Вера — это не уверенность. Это мужество жить без уверенности»

«Вера есть видение чудес в повседневной жизни, а не постоянное ожидание чуда».

Помимо основного минимума, отношение между уровнем дохода и счастьем незначительно. Исследования подтверждают теорию Маслоу, что высшие потребности в любви, принадлежности, достоинстве и самореализации определяют счастье более существенно. Наиболее важными факторами оказываются крепкие и дающие удовлетворение личные отношения, чувство принадлежности к сообществу, сознание, что тебя ценят другие люди, и что ты живешь осмысленной жизнью. Но это именно те вещи, которые создает религия, освящая брак, придавая семейной жизни обаяние возвышенности, организуя и сохраняя тесные сообщества, в которых люди ценятся за то, кем они являются, а не за то, чем они владеют. Религия создает атмосферу, в которой наша жизнь приобретает смысл и цель, даже блаженство».

Во всем интеллектуальном мире Запада заметно, как ценности и модели функционирования основных институтов рушатся. Рыночная экономика, либеральная демократия, права человека. Их существование нельзя воспринимать легкомысленно. Они представляют собой достижения, которые надо защищать. Мы знаем это. Евреи живут в мире долгое время. Мы выжили. Мы пережили подъем и падение Греции, подъем и падение Рима. Мы переживем рост и, возможно, падение Просвещения. И мы все еще здесь в полной силе. Сейчас не только нам нужен мир (а он нужен нам), но миру нужны мы. Он нуждается в том, чтобы мы мыслили аутентично и делились с ним нашими идеями и достижениями.

«Когда евреи говорят о жизни, они делают это среди воспоминаний о смерти. Вот почему для меня вера — это не простое, наивное, оптимистическое мировоззрение. Ему нужны огромные силы, эмоциональные и интеллектуальные, чтобы верить в человеческую историю».

«Чтобы защитить страну, вам нужна армия. Но для защиты идентичности вам нужна школа. Иудаизм — это религия книги, а не меча».

Вселенная не приходит со сверкающим смыслом. Чтобы открыть его, понадобилось много мудрости, смирения и опыта человечества на протяжении многих веков. Чтобы выразить его, нужны музыка и искусство, ритуал и праздник. Сказать: «Что есть, то есть ни по какой иной причине, что это есть», значит грубо прервать наше стремление спрашивать и не удовлетворяться ответом: «Это существует, и только!». Любопытство ведет к науке, но оно также ведет к вопросам, на которые наука не может ответить». 

«Наука демонтирует вещи, чтобы узнать, как они работают. Религия соединяет вещи, чтобы раскрыть их смысл».

«Иудаизм воплощает собой уникальный парадокс, отличающий его от многобожия, с одной стороны, и великих универсальных монотеизмов, христианства и ислама, с другой. Его Бог является универсальным: творцом вселенной и сувереном человечества. Но его Завет партикулярен: один народ призван не к тому, чтобы побудить весь мир быть подобным себе, но чтобы быть верным себе и Богу. Это противопоставление универсальности и партикулярности стало причиной напряженности между Израилем и другими народами, а также внутри самого Израиля, которая продолжается и по сей день».

«Наука объясняет. Религия осмысливает. Наука анализирует, религия интегрирует. Наука расчленяет вещи на их составляющие части. Религия связывает людей отношениями доверия. Наука говорит нам «что есть». Религия говорит нам, что «должно быть». Наука описывает. Религии влечет, требует, зовет. Наука видит объекты. Религия обращается к нам как к субъектам. Наука стремится к беспристрастности. Религия — это искусство преданности одного «я» другому, одной души другой. Наука открывает порядок, лежащий в основе физического мира. Религия слышит музыку под шумом человеческого мира. Наука есть победа над невежеством. Религия есть освобождение от одиночества».

Если наука есть знание о мире, каким он есть, и религия о мире, каким он должен быть, то религия нуждается в науке, потому что мы не можем воплощать волю Бога в мире, не понимая его. Иначе результатом будет магия или ложная вера в сверхъестественное - мы будем полагаться на чудеса. Но уже давно раввины постановили: «Не полагайся на чудеса». Равным образом, наука нуждается в религии или, по крайней мере, в некотором философском понимании условий человеческого существования и нашего места во Вселенной, ибо каждое новое знание и каждая новая технология ставят перед нами вопрос о том, как следует использовать их результаты, а для ответа на этот вопрос необходим иной, нежели научный, способ мышления.

«Природа — это не последнее слово, потому что сама природа была создана Существом, стоящим вне ее и Кто, создавая нас по Его образу и подобию, дал нам возможность стоять вне природы. Мы свободны. Мы можем выбирать. Мы не предопределены случайностью, судьбой, звездами, нашими более темными инстинктами или человеческим геномом. Мы можем выбрать свободу над детерминизмом, справедливость в отношении власти; мы можем остановиться на грани бесконечных повторов истории и наметить иной курс. Мы не можем победить смерть, но мы можем победить те силы, которые заставляют людей убивать других, невинных людей. Мы можем выбрать жизнь».

Иудаизм — это победа над трагедией во имя надежды».

«Иудаизм — единственная цивилизация, чьи основополагающие тексты являются антологиями аргументов».

«Иудаизм — это беседа. Это единственная религия, известна мне, где человек разговаривает, спорит с Богом и даже выражает протест Ему».

«В иудаизме Бог отрывается не в ответе, а в вопросе».

«История не рождает надежду; надежда рождает историю».
«Не случайно свобода занимает центральное место в еврейской Библии, но только незначительное место в анналах науки. Отношение души к телу или ума к мозгу аналогично отношению Бога к физической Вселенной. Если есть только физическая Вселенная, то есть, только мозг и нет разума; если есть только физическая Вселенная, то нет Бога. Иллюзорность существования Бога и иллюзорность существования человеческой свободы идут рука об руку».

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..