четверг, 2 августа 2018 г.

РОССИИ НУЖНА СВОЯ ЦАР


А

Юрий Сафроновсобкор в Париже

853

Центрально-Африканская Республика (ЦАР) — богатейший кусок земли с нищим населением, где сейчас не только идет очередная гражданская война, но и совершается попытка смены «колонизатора», которая началась несколько месяцев назад. Во всяком случае, именно такой вывод можно сделать, внимательно ознакомившись с открытыми французскими и африканскими источниками.
Согласно многочисленным сообщениям, главную роль в этом переделе влияния играют российские «частные военные компании», а главным «куратором» президента ЦАР сделался его «личный советник по безопасности» некто Валерий Захаров.

Предыстория: что такое ЦАР для Франции

Эта земля была официальной французской колонией до 1960 года, когда получила юридическую независимость. Но Франция продолжала сохранять ЦАР в качестве своей сферы влияния и кормушки. Париж удерживал у власти своих «сукиных сынов» (широко известна «бриллиантовая» любовь между императором-людоедом Бокассой и президентом Жискаром д'Эстеном) или менял их в случае необходимости.
Так совпало, что в 2012 году, когда президент ЦАР Бозизе отказался доверить эксплуатацию центральноафриканских урановых шахт французской компании Areva, началась операция по его свержению.
Французский африканист Тома Дьетрик напомнил в статье, которая появилась две недели назад в журнале L’Opinion, что задачу по созданию повстанческой «мусульманской» группировки Seleka, свергнувшей центральноафриканского президента весной 2013 года, взял на себя диктатор Чада, старый «друг Франции» Идрис Деби. В Seleka вошли многочисленные наемники, в основном с севера ЦАР, но также граждане Судана и Чада.
Придя к власти, «мусульмане» (которых в ЦАР всего лишь около 15%) устроили террор в отношении «христиан», что вызвало ответную волну насилия.
5 декабря 2013 года, после того как «христианские» повстанцы, называющие себя «Антибалака», начали контрнаступление на столицу страны Банги, где в результате за три дня погибли сотни человек, ООН приняла резолюцию, одобрившую ввод в страну «французского контингента», совместно с «миротворцами».

Участники группировки «Антибалака». Фото: Reuters

В итоге французская военная операция в ЦАР, которой дали поэтическое название Sangaris (по имени красной бабочки), продлилась почти три года. В ней, по данным военного эксперта, отставного генерала Жана-Венсена Бриссе, приняли участие 15 000 французских военнослужащих. А на пике операции их число, как сообщает МИД Франции, достигало единовременно 2000 человек.
Мира в ЦАР за это время достигнуть не удалось (был лишь притушен пожар массового насилия), а новоизбранный временный президент Катрин Самба-Панза по-прежнему не контролировала большую часть территории страны.
Но так как президент Олланд, во-первых, с самого начала пообещал, что операция завершится быстро, а во-вторых, у Франции в приоритете была борьба с исламистским терроризмом в африканском регионе Сахель, а также нужно было бросить хоть какие-то дополнительные силы на взятие Мосула, то операция Sangaris была завершена в октябре 2016 года.
Вопрос, почему власти богатой Франции не могли потратиться на все сразу, имеет простой ответ: французский армейский бюджет, в отличие от российского, небесконечен. К тому же у французов нет таких возможностей для использования «внебюджетных источников». Le Monde, в большой апрельской статье, посвященной нашей теме, цитирует неназванного «французского дипломата», который объясняет, что «русские без стыда «подмазывают» всех, кто открывает им нужные двери».
Ну а из французского бюджета на военные операции за границей выделяется 450 миллионов евро в год (хотя в последние годы эта сумма и превышалась почти на 50%, по данным издания Atlantico). По данным источников Le Monde, на операцию Sangaris было потрачено 500 миллионов. Это, во-первых, много, а во-вторых, в Париже понадеялись на «10 тысяч миротворцев ООН» и Африканского союза, которые останутся в ЦАР и поддержат стабильность. «Мы смогли предотвратить риск распада этой страны. Этот успех привел нас к тому, чтобы передать рычаги международному сообществу и центральноафриканским властям», — сказал президент Олланд, анонсируя окончание операции.
А тогдашний министр обороны (ныне — глава МИД) Жан-Ив Ле Дриан заявил на церемонии вывода войск, что «французская армия, конечно, станет менее заметной, но она будет присутствовать (в том числе в составе сил ООН. — Ю. С.), будет активной и бдительной». «Мы сохраним возможность вторжения <…> благодаря участникам (другой) нашей операции — «Бархан» (чей штаб находится в соседнем Чаде)…» — добавил министр.
В этих условиях никто и предположить не мог, что в извечную французскую «зону интересов» вторгнется посторонняя сила.

Фото: Reuters

«Вежливые люди» в Центральной Африке

Уверенность в неизменности вещей была так высока, что в декабре 2017 года Франция не стала противиться решению Совбеза ООН, позволившего России поставить ограниченное количество оружия (5200 автоматов, 900 пистолетов Макарова и прочие «мелочи») для вооружения двух батальонов армии ЦАР, а также направить туда «200 инструкторов». Россия запросила такое разрешение после октябрьской встречи в Сочи между Лавровым и президентом ЦАР Фостен-Арканжем Туадера.
Африканского президента вынудили обратиться к России банальные опасения за собственную жизнь, говорит Тома Дьетрик. По словам эксперта, «Туадера очень быстро понял, что у Франции нет ни сил, ни желания» отвоевывать (для него) большую территории страны.
Более того, поначалу Эмманюэль Макрон и глава МИД Ле Дриан «не относились враждебно к идее, чтобы другая сила» помогла стабилизировать обстановку в ЦАР.
«Вашингтон, Париж и Лондон только потребовали от «российских партнеров» усиленных мер по хранению оружия и строгого его учета», — сообщало тогда AFP со ссылкой на «несколько дипломатических источников».
О прибытии первого Ил-76 с российским оружием в аэропорт центральноафриканской столицы Банги информагентство доложило в конце января: по данным «источников ООН», 26 января «вечером самолет прилетел из Хартума (Судан) и вернулся в Хартум ночью». Те же источники сообщили, что «российские инструкторы» к тому моменту уже были на месте и занимались обустройством тренировочного лагеря на юго-западе страны, в Беренго, в бывшей резиденции императора-людоеда Бокассы, и на 40 га прилегающей территории. Это вызвало протесты семьи покойного императора и подтолкнуло его сына, министра внутренних дел Жана-Сержа Бокассу к уходу из правительства, сообщала Le Monde. Французский специалист по Африке Тома Дьетрик утверждает, что «под видом инструкторов» приехали «наемники частных военных компаний», включая знаменитый отряд Вагнера.
По данным разноплановых источников, российские бойцы взяли на себя в том числе обязанности по охране президента ЦАР Фостен-Арканжа Туадера. Личную охрану президента, по данным издания Jeune Afrique, обеспечивают сорок россиян. Они оттеснили на второй план центральноафриканских спецназовцев и ооновских миротворцев из Руанды. «Последних отныне поставили охранять паркинги и закрытые двери», пишет Le Monde.
30 марта, по данным Jeune Afrique, на стадионе в Банги состоялось «первое официальное появление» российских бойцов рядом с Туандера — на праздновании двухлетия его правления. 31 марта в присутствии президента «состоялась церемония в честь завершения подготовки (россиянами) первого контингента в 200 человек», пишет Le Monde.
Радио RFI, имеющее хорошую сеть источников в Африке, сообщало в апреле, что «советником президента Центрально-Африканской Республики по безопасности» стал некто Валерий Захаров. По данным Тома Дьетрика, «без Захарова во дворце президента ЦАР не принимается ни одно важное решение». Он же пытается заниматься «примирением сторон»: в частности, 10 апреля, сразу после конфликта между местными «ополченцами» и миротворцами ООН Захарова «с делегацией» видели в PK5, «мусульманском квартале» Банги.
28 апреля, по данным чадского портала Le Tchad Anthropus, российские переговорщики во главе с тем же человеком прилетели на аэродром Кага-Бандоро, чтобы встретиться с лидерами Народного фронта возрождения Центральной Африки (FPRC), бывшими представителями Seleka, контролирующими северо-восток страны. Во время этого визита, по данным радио RFI, которое получило комментарий официального представителя правительства ЦАР Анж-Максима Казагуи, произошел конфликт россиян с группой местных «молодых людей», которые препятствовали вылету «советников» обратно. К счастью, конфликт не закончился кровопролитием.

Участники группировки «Антибалака». Фото: Reuters

Наконец, 14 июля тот же Захаров попытался организовать встречу лидеров повстанческих группировок с представителями официального правительства. На руках у россиян якобы даже был проект мирного соглашения.
Первая попытка провалилась, но 26 июля в Банги состоялся круглый стол под председательством все того же Захарова с участием властей ЦАР и «представителей гражданского общества». Кроме того, по данным Le Tchad Anthropus, уже к апрелю вместо разрешенных «200 российских инструкторов» в ЦАР их было уже якобы 1400…
Российская «миротворческая инициатива» вызывает резкое раздражение у «западных партнеров», а также у представителей Африканского союза, утверждает французский эксперт Тома Дьетрик. «Русские, проводя эти параллельные переговоры, сводят на нет усилия международных переговорщиков», говорит Тьери Виркулон, эксперт Французского института международных отношений (IFRI), которого цитирует портал Slate Afrique. Кроме того, в планы властей ЕС, США и особенно Франции явно не входит передача богатейшего куска земли россиянам.
«Российские ЧВК», которые, по данным того же француза Тома Дьетрика, работают еще и при «финансовой поддержке со стороны Китая»,
уже взяли под контроль «освоение алмазных месторождений в районе Бербарати», а «к югу от Банги» «мафиози из Москвы беспощадно уничтожают леса с драгоценными породами деревьев».
О заключении «контрактов на горно-разведочные работы» в ЦАР, которые «выходят за рамки» декабрьского разрешения Совбеза ООН, сообщала и газета Le Monde.
В июне 2018 года министр обороны ЦАР обратился в ООН с просьбой разрешить еще и Китаю поставить оружие местной армии, но на этот раз Франция, США и Великобритания категорически отказались давать на это согласие.
Более того, как утверждает в журнале L’Opinion Тома Дьетрик,
французские власти будут совсем не против свержения нынешнего центральноафриканского президента, который сейчас находится под полным контролем Москвы.
В июне глава МИД Франции Ле Дриан был с визитом в Чаде и в Народной Республике Конго, где встречался с местными диктаторами Идрисом Деби и Дени Сассу-Нгесса. «Основной темой была Центрально-Африканская Республика», — уверяет Дьетрик, по сведениям которого «вследствие этого визита» в Чад несколько раз приезжали и встречались с местным президентом лидеры повстанческих группировок, которые ранее состояли в той самой «мусульманской» группировке Seleka.
На этих встречах якобы было «принято решение о судьбе» нынешнего президента ЦАР Туадера. Эксперт также называет имя человека, которого французские власти якобы хотят видеть в роли нового центральноафриканского президента: это нынешний председатель Национального собрания ЦАР (парламента).
Туадера «осознает, какие вещи могут замышляться против него после его соглашения с Россией», — еще в апреле заявил изданию Jeune Afrique неназванный «советник президента ЦАР», уверенный, что «Запад способен организовать падение Туадера».
В свою очередь, финансируемый из российского госбюджета франкоязычный сайт Sputnik (МИА «Россия сегодня») в мае опубликовал «мнение» некоего эксперта по имени Михаил Гамандий-Егоров, который воспевает великое «возвращение» Москвы в ЦАР и в другие страны Африки, где местное население якобы в большинстве своем приветствует приход российских «миротворцев» на смену «французским и вообще западным неоколонизаторам». Эксперт, который невысоко оценивает шансы французских спецподразделений, уверяет, что они «безусловно, не рискнут напрямую атаковать более профессиональные силы», но будут финансировать повстанцев, чтобы «поддерживать хаос и мешать всякому устойчивому развитию». «Как реагировать на эти провокации? — спрашивает эксперт и тут же дает рекомендацию: «Самое важное — не отступать. И Сирия — типичный урок, являющийся тому неопровержимым доказательством».
Если в ЦАР «работают» бойцы российских ЧВК, они должны хорошо знать «сирийские уроки».

P.S.

Забавное совпадение: встреча президента России Владимира Путина с президентом ЦАР Туадера состоялась в рамках Петербургского экономического форума, на котором «главным гостем» был Эмманюэль Макрон. «Обсуждались вопросы активизации сотрудничества двух стран в экономической и гуманитарной сферах», — сообщал Кремль.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..