пятница, 13 июля 2018 г.

КТО ГОВОРИТ? ВСЕ ГОВОРЯТ!



10.07.18
Мирон Я. Амусья,
профессор физики

Кто говорит? Все говорят!
(Некоторые замечания об извечной распространённости антисемитизма)

Нацисты – не отдельные личности, совершающие преступления в силу их наклонностей, а члены «преступных организаций», у которых есть единый план.
Р. Лемкин

А судьи кто? — За древностию лет
К свободной жизни их вражда непримирима,
Сужденья черпают из забытых газет
Времён Очаковских и покоренья Крыма.
Всегда готовые к журьбе,
Поют всё песнь одну и ту же,
Не замечая об себе:
Что старее, то хуже.
А. Грибоедов, «Горе от ума».

Сразу после окончания Второй мировой войны у многих людей существовала в головах замечательная ясность. Они чётко понимали, кто был их врагом, а кто относился к друзьям, или, по крайней, к нейтральным. Немыслимо было относить к врагам целые народы, и в сознании людей доминировала точка зрения оборотня, властвовавшего над населением огромной территории и глубоко сидевшего в умах симпатизирующих ему людей на всей планете Земля. Этот оборотень, бандит гигантского масштаба по сути и гуманист по форме, заявил в судьбоносные для его власти, да и подвластной страны, дни: «гитлеры приходят и уходят, а народ германский, государство германское - остаётся». Хоть и высказанный чудовищем, этот принцип, на мой взгляд, совершенно правилен.
В демократической стране, где народ правительство выбирает, он несёт большую ответственность за «художества», вытворяемые по наущению и приказу руководства. В странах же, где власть захватила диктатура, за преступления, совершаемые этой диктатурой, ответственность всего народа усмотреть гораздо труднее. Это в полной мере, на мой взгляд, должно учитываться при определении вины народов в таком чудовищном и беспрецедентном по масштабам преступлении против человечности, как Холокост.
В последние десятилетия распространение получила альтернативная точка зрения, которая переносит вину за происшедшую трагедию на буквально все европейские народы. Небрежные формулировки вроде «польских лагерей смерти», вместо «нацистских лагерей смерти, расположенных на территории Польши», и сленгового типа формулировки вроде «евреев в Бабьем Яру убивали украинцы», хотя в убийствах принимали участия те, кто шли в полицию из местного населения и оказавшиеся в плену военнослужащие Красной Армии. Среди них были, конечно, и украинцы, но и русские с белорусами, да и другие. Притом, по очевидным причинам, именно русских было большинство. Появилась крайне неудачная формулировка – «давно пора реабилитировать Гитлера». Имелось в виду, что не он один «совратил» немецкий народ. А просто, прикрываясь им, остальные народы Европы реализовали свою ненависть к евреям, копившуюся где годами, а где десятилетиями или даже столетиями, и при первой возможности принялись за своё чёрное дело.
Наличие бытового антисемитизма в Европе, включая, разумеется, и Россию, равно как и его широкая распространённость, не вызывает особого сомнения. Открытые проявления антисемитизма в РСФСР (и СССР) практически сошли на нет в первые годы советской власти. Однако само по себе явление никуда не исчезло, но «лишь затаилось на время». Существует, между тем, огромное отличие между «не люблю», весьма распространённым, в первую очередь, между близкими соседями, особенно если жизненный уклад их существенно отличен, и «убью», даже если это убью и сулит определённую финансовую выгоду.
Чтобы перейти от «не люблю» к «убью» одной бытовой неприязни мало – нужна власть, которая открытым текстом говорит: «Этих нелюдей убить не только можно, но и совершенно необходимо». Недостаточно просто поставить будущих жертв вне человечьего закона – надо их лишить самой принадлежности к людскому племени. Для этого явно не хватит иметь в запасе какого-нибудь старого Вагнера, поскольку народная масса его не слушает, и, тем более – не читает. Надо иметь идеологию сейчас, мощную машину пропаганды сегодня, создать систему законов, лишающих определённую, большую группу людей всех, давно ставших естественными, прав человека. Без этого даже из численно небольшой части населения не сделать массовых убийц безоружных и безвинных.
Всё это было создано на основе идеологии нацизма, и придания ей чётких организационных форм и административных механизмов. Здесь роль лично Гитлера – огромна. Неверно, как нередко пишут сейчас, будто сам он никакой ненависти к евреям не питал. Пишут, будто даже придя к власти, он собирался «лишь выслать евреев» куда-нибудь подальше, а вовсе не убивать. Это не верно. Понимание евреев как «мирового зла», отравляющего жизнь на земле, от которого надо избавиться раз и навсегда проходит от его книги «Моя борьба», через нюрнбергские законы, конференцию в Ванзее, к завещанию, написанному, когда он уже понимал, что жизнь вот-вот кончится. Другое дело, что как действующий политик, он сознавал, что не всё желаемое в каждый момент возможно.
Разумеется, он действовал не один. Были энтузиасты, свой «сброд тонкошеих вождей», и как сказал поэт о другом герое, «он играет услугами полулюдей». Заметьте, он играет, а не весь народ играет. Вина германского народа огромна, но кому, как не бывшим советским гражданам осознавать, что идеология и первоначально маленький карательный аппарат довольно быстро превращают множество людей в зверьё, а народную массу – в быдло. Разумеется, сила самой мерзкой диктатуры ещё и в подкупе очень многих, относящихся к «мозгу нации», для которого дача в Переделкино становится важнее защиты талантливейшего из коллег.
На Гитлера работало, имея достаточно возможности понять что-почём, множество талантливейших инженеров и учёных. Но ведь и атомную бомбу Сталину, именно ему, а не всему советскому народу, которому якобы без неё угрожает рабство, а то и истребление, клепали тоже не неграмотные водопроводчики.
Сейчас обсуждение того, кто именно виноват в Холокосте, и почему он произошёл, привлекает всё большее внимание пишущих на русском авторов. По частоте появления статей на эту тему, по энергии комментариев к ним подчас создаётся впечатление, что обсуждаются не трагические события сравнительно далёкого прошлого, и что полемизируют не дети или внуки жертв Холокоста, а сами чудом уцелевшие жертвы.
Своё вдохновение авторы черпают из усиленно распространяемой точки зрения, согласно которой антисемитизм в Европе на подъёме, а сама Европа как носитель определённого образа жизни и культуры гибнет или даже уже погибла. А ситуация в мире для евреев приближается к тому уровню угрозы, который существовал в конце тридцатых годов прошлого века, и не был, по недоразумению или иным, чуть более глубоким причинам, замечен европейским еврейством. Оно и поплатилось за это своим почти поголовным уничтожением.
США и Западная Европа – основные страны капитализма. Вот что писал важный пропагандист СССР Д. Шепилов примерно семьдесят лет назад: «Капиталистический мир уже давно миновал свой зенит и судорожно катится вниз, в то время как страна социализма, полная мощи и творческих сил, круто идет по восходящей». Примерно четверть века нет уже на Земле СССР, а Запад всё катится и катится вниз, и конца-края этому качению не видно.
Много пишут о том, что массовые убийства евреев производились руками бандитов (а то, что это бандиты у разумного и элементарно порядочного человека не вызывает сомнения) не немецкой национальности, а русскими, украинцами, поляками, белорусами, литовцами и т.д. Это верно, но как-то забывается или не упоминается, что спусковым механизмом начала массовых убийств всегда становилась оккупация того или иного района или всего государства нацистскими войсками. Без этой оккупации и привнесения новых законов, полных ненависти к евреям, массовые убийства были бы невозможны. Отмечу, что слухи о антиеврейских настроениях и действиях нацистов продвигались быстрее стремительно наступавших нацистских войск.
Размазывание вины германского нацизма среди всех европейских народов служит, вольно или невольно, обелению нацизма. Это же очевидно – раз виноваты все, значит – это вариант нормы, т.е. не виноват никто. А всё дело будто бы в том, что по всему миру извечно распространён антисемитизм, из-за которого мы - евреи, и наше государство поголовно ненавидимо и абсолютно одиноко. Считаю такую позицию неправильной, не подтверждаемой «фактами на местности». После каждой антиизраильской резолюции в ООН полно предлагающих выйти из этой организации, что явно не следует делать. Как не следует отказываться, якобы из-за бесполезности, от про-израильской пропаганды.
Литовский литератор М. Ивашкявичюс, организовавший в 2016 церемонию памяти евреев, убитых в его родном городе Молетай в 1941 написал: «Своих евреев губила не Литва, а шайка убийц при содействии других негодяев. Да, они говорили на нашем языке, они употребляли нашу символику, распевали наш гимн, но это не подлинная Литва, – то была обессиленная Литва, подорванная двумя оккупациями, которые развеяли, выслали, перебили её идеалы, умы, авторитеты, способные словом хотя бы, мыслью воспротивиться этому зверству». Сказанное о литовцах считаю применимым и к другим государствам и народам
Нередко в качестве доказательства антисемитских настроений в массе местного населения приводится то, сколь мало было людей, спасавших от верной смерти ведомых на казнь евреев. При этом забывают, что нацистская оккупационная администрация предупреждала всё местное население, что за помощь евреям помогающих им (да и членов их семей) ждёт смертная казнь. Не случайно музеем «Яд ва Шем» введено звание «Праведника народов мира», которое присваивается за бескорыстное и осознанное спасение, пренебрегая опасностью для себя и близких, даже одного еврея, которому грозит немедленное уничтожение или депортации в лагеря смерти.
Максимализм в оценках прошлого нередок, когда о давно ушедшем судят без учёта тогдашних реалий. Упомяну в связи с этим юденраты, назначаемые нацистами органы еврейского самоуправления в гетто. Очень часто, желая унизить то или иное правительство Израиля, подчеркнуть, что оно полностью зависит от заграницы, называют его юденратом. Это слово стало синонимом национального предательства, постыдной готовности исполнять что прикажут, во вред своему народу. Но у осудителей нет желания понять, что помимо некоторого числа подонков, шедших на преступления охотно, были люди, стремившиеся как-то уцелеть не только сами, но и помочь в этом попавшим в беду соплеменников. Не уверен, что среди осудителей многие отказались бы сотрудничать с властью, даже если бы за это пришлось платить цену куда меньшую той, которую вынуждены были бы заплатить за саботаж и, тем более, за отказ сотрудничать с властями, жители гетто.
К проблеме всеобщности антисемитизма, или, точнее, юдофобии, относится и естественный вопрос – почему столь много евреев осталось на территориях, позднее оккупированных нацистской Германией? Обычно отмечается, что все страны отказались евреев к себе пускать, англичане в дополнение к этому закрыли въезд в Палестину, так что евреям, собственно, некуда было деться. К тому же, евреи в массе не следовали предупреждениям В. Жаботинского о нависшей над европейским еврейством смертельной угрозы.
Конечно, все эти факторы играли определённую роль. Но были и другие. Во-первых, юдофобия была в Европе на приемлемо низком уровне. Тогдашняя Палестина представлялась местом, крайне непригодным, в сравнении с Европой, для жилья, о чём уехавшие извещали оставшихся родственников и знакомых. Знаю, что среди прибежавших в Израиль из СССР в начале девяностых годов прошлого века интеллектуалов всё время шли споры, является ли Израиль культурной провинцией или в Израиле все-таки есть стоящие литература и искусство. А что говорить тогда про Палестину в тридцатые годы!
Евреям Европы было, что терять от любого переезда. Находящимся в Германии евреям, даже испытывающим на себе Нюрнбергские законы, и пережившим Хрустальную ночь, нацисты казались диким, а потому неизбежно кратковременным, отклонением от нормы. А удалённые от Германии, в особенности восточноевропейские евреи помнили немцев 1918, которые не допускали погромов и кормили из полковых кухонь мирное, в том числе, еврейское, население. Что касается предостережений Жаботинского, то его тогдашнего авторитета явно не хватало, чтобы убедить людскую массу.
Большинство в Европе, да и во всём мире, составляют, разумеется, не юдофилы (как и я, к примеру, вовсе не англофил), и не юдофобы, но люди, позиции по еврейскому и израильскому вопросам не имеющие, занятые в основном своими каждодневными проблемами. Однако они потенциальные избиратели, определяющие всю политику демократических стран. К этим людям и должна обращаться произраильская пропаганда, объясняя им нашу правду.
Сейчас разговоры о всеобщей ответственности народов Европы за Холокост нередко сопровождаются и требованиям финансовой компенсации как самим жертвам, что просто из-за давности лет почти не актуально, так и их наследникам, в том числе, весьма далёким. Несомненно, реализовать такое право будет нелегко, поскольку со времени этих трагических событий сменилось уже почти три поколения. Недавно принятый в США закон JUST требует возвращения еврейской собственности и передачи её, при отсутствии наследников, тем, кто в ней нуждается, а также еврейским организациям. Последние два положения вызывают у меня определённые опасения, зная ненасытность любых организаций и энергию всевозможных «Беженцев Катастрофы», к Холокосту имеющих отношение весьма сомнительное.
М. Бегин, последователь Жаботинского и будущий премьер-министр Израиля, вместе с многими своими сторонниками, энергично протестовал против решения правительства Д. Бен-Гуриона, а потом и Кнессета, взять от Германии компенсацию фактически за понесённые европейскими евреями потери в Холокосте. Они считали, что «никакие деньги не могут искупить убийство шести миллионов евреев, а потому евреи не должны принимать деньги от убийц своих братьев и сестер». Резко и не всегда в лучшую сторону сменились люди за три четверти века. «Нечего церемониться! Убил – гони деньги на бочку»,- таким настроением проникнута масса комментариев на сайтах при обсуждении закона JUST. Словом, путь от гордого отказа, преодолеваемый только абсолютной жизненной необходимостью до стыдного желания просто поживиться занял исторически не так уж и много времени.
А вообще, идея реституции, если её обращать в далёкое прошлое, многообещающа. Есть что и за что попытаться получить компенсацию и от Испания, и от Великобритания с Италией, да и от бывших немецких княжеств. Словом, как говорит современный фольклор, тут «одними помидорами не отделаешься». Видя, сколь драматически разворачивается вал взаимных претензий не только евреев, но и других народов друг к другу, понимаю, сколь по меньшей мере потенциально эффективна эта тема как источник трений для демократических, в первую очередь, стран между собой. Не могу не удивиться, однако, что почти безо всяких претензий к себе выходит из этой перепалки Россия, хотя она и признала давно, что является правопреемницей СССР. А ведь Украины, Белоруссии, да и Прибалтийских стран перед ВМВ не было – все они были частью СССР. «Но грязь обстановки убогой» к РФ как-то не липнет. Что бы это могло означать, а?
Самое поразительное, что идея общей ответственности целых народов за Холокост овладела умами многих, во всяком случае, русскоговорящих евреев. Эти люди были свидетелями того, как не то что соплеменников - близких родственников массово уводили по ночам и их либо сразу казнили, либо помещали в далёкие лагеря на долгие, нескончаемые годы. Кто им помог? Кто их пытался спрятать? Боялись поддерживать какие бы то ни было отношения с родственниками так называемых репрессированных, нигде не упоминали их имён. Мне известны считанные по пальцам люди, рискнувшие заступиться за арестованных – И. Павлов, П. Капица, или сохранять открыто связь с семьями жертв – Я. Френкель.
          Даже сами родственники не бросались спасать своих ещё вчера близких людей, а охотно верили в их вину, осуждали арестованных, стараясь, насколько возможно, отдалиться от них. А дети и внуки таких «героев» осуждают другие народы, обвиняя их в безразличии и соучастии. Инженеры человеческих душ занимали квартиры и дачи казнённых собратьев по цеху, причём сами нередко, охваченные завистью к успехам и материальным благам более успешных писали на них доносы.
          Самое ценное, что создано Западом – это его культура и искусство. Оказывается, и это можно при наличии определённого энтузиазма обесценить. Вот что пишет замечательный автор Ю. Моор-Мурадов, не всегда, однако, обдумывающий, к сожалению, чем его слово отзывается: «Что ценного в этом искусстве? 20 веков таланты упражнялись в нем, а потом все те, кто наслаждались прекрасной музыкой, восхищались великолепными картинами, зачитывались гениальными книгами, жили в роскошных дворцах лучших архитекторов – убили шесть миллионов невинных евреев». Вот и искусство побоку, вместо понимания очевидного: красота сама по себе не спасёт мир. Её для этого просто недостаточно.
В ходу сейчас и утверждения, будто смертельная угроза нависла над самым большим скоплением моих соплеменников – евреев США, которым грозит уничтожение из-за ассимиляции, проявляющейся в отходе от иудаизма, и обилии смешанных браков. Примером может служить недавняя статья Б. Гулько с самоговорящим названием «Смутное будущее американского еврейства». Поразительно, что те, кто опечалены ассимиляцией американского еврейства, происходят из поколения советских евреев, ассимилировавшихся почти полностью, чьи жены очень часто – русские, а дети в абсолютном большинстве относили себя к русским по национальности. Это не помешало им, приехав в Израиль, не только объевреить свои имена и, нередко, фамилии, но и стать истинными патриотами страны, как правило выступающими против территориальных уступок Израиля в пользу арабов бывшей Палестины, настаивающих на жёстких мерах в борьбе против арабского террора.
Не думаю, что ассимиляция способна ликвидировать еврейские гены. А именно этим генам сейчас следует уделять внимание, поскольку современные исследования доказали, что принадлежность к евреям, как и, впрочем, и к другим этническим группам, определяется именно на генетическом уровне. Глядя на ряд своих знакомых-полукровок, я и без генетики видел в них проявление силы еврейского начала.
Недавно вычитал в интервью Ф. Кузнецова, что на это уже лет сто сему назад обратил внимание член дореволюционной Государственной Думы Шульгин, известный своим антисемитизмом, который написал книгу "Что нам в них не нравится?" Там, в частности, говорится, что он против смешанных браков евреев с русскими, потому что в таких браках рождаются не русские, а евреи, поскольку «кровь евреев намного сильнее. Это люди более талантливые и пассионарные». Думаю, что слухи о смерти американского еврейства сильно преувеличены, несмотря на множество смешанных браков.
            Данная заметка есть во многом полемика со множеством авторов и комментаторов из интернета и печатных СМИ. Люди это в основном немолодые. Их строгая прокурорская позиция меня постоянно удивляет.

Санкт-Петербург

ПС См. http://club.berkovich-zametki.com/?p=39313#comments

А.К. Мирон Амусья - великий спорщик. В споре он находит вдохновение и силы. Как правило, я не согласен с моим другом, но дай ему Бог здоровья и оптимизма, что, порой, и служит залогом здоровья физического и духовного.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..