суббота, 7 июля 2018 г.

ВОЗМОЖНА ЛИ НОВАЯ ВОЙНА НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ?


Валерий ШиряевНовая газета

591
 
Степень вероятности новой войны в Персидском заливе и её возможные политические последствия оценивает руководитель научных исследований Института «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко.
Валерий Ширяев
замдиректора «Новой», участник войны в Афганистане, иранист

Чуден Ормуз при ясной погоде. Любая ракета долетит до его середины

Исмаил Коусари, официальный представитель Корпуса стражей Исламской революции заявил о том, что Тегеран перекроет всю транспортировку нефти через Ормузский пролив, если американцы блокируют закупки нефти у Ирана. Вооруженные силы Ирана имеют опыт военного противостояния с американскими военными: во время ирано-иракской войны 1980-88 флот США под предлогом защиты судоходства многократно входил в территориальные воды Ирана, а ВВС в его воздушное пространство. В ходе этого противостояния США по ошибке сбили иранский гражданский лайнер, погибли 290 человек, в том числе 65 детей.
С сугубо военной точки зрения сегодня, спустя 30 лет, ситуация существенно изменилась. За последние годы, находясь в условиях экономической и политической блокады, Иран по китайским лицензиям и технологиям развил целое семейство вполне современных малых, средних и даже оперативно-тактических противокорабельных ракет собственного производства с дальностью полета от 30 до 200 километров (как минимум). Их боевой части достаточно, чтобы утопить любое гражданское судно или вывести из строя большинство военных кораблей любого флота мира. Некоторые на последнем этапе (на подлете к кораблю) разгоняются до пяти скоростей звука и сбить их будет очень непросто даже американскому флоту. Это совсем непохоже на то, что было в 1988 году.
Конечно, искушенный читатель укажет, что и мощь американской армии с тех пор выросла неизмеримо, что корабельная ПРО позволяет защитить себя от высокотехнологичного оружия. Все это так. Но иранские военные будут действовать на своей земле, где и «родные стены помогают»: на их стороне сама география, в немалой степени сводящая на нет преимущества изощренного вооружения США. Всем воевавшим в Афганистане известна ситуация, когда один крупнокалиберный пулемет на горной тропе держит дивизию.
Ширина Ормузского пролива 54 километра в своей узкой части, это меньше, чем радиус стрельбы орудий форта «Красная Горка», сыгравшего решающую роль в обороне Ленинграда.
Но судоходная часть пролива еще уже — 10 км. А на двух участках фарватера вообще три километра. То есть все типы иранских противокорабельных ракет пролетают его насквозь.
Достаточно уложить на дно в правильно выбранном месте два супертанкера (длина от 230 м, высота до 50 м) и в мире может наступить топливный коллапс.
Нефтяные платформы в Персидском заливе. Фото: Reuters

ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫЕ РАКЕТЫ ИРАНА (ПКР). ХАРАКТЕРИСТИКИ
 

ПКР Ghader
Самая современная ПКР из имеющихся на вооружении у Ирана. «Гадер» — поколение выпускаемых в стране по лицензии версий китайской ракеты C-802 Noor
Дальность пуска: до 160 км
Масса: 715 кг

ПКР Nasr («Победа»)
«Партизанская» (очень легкая) ракета, иранская версия китайской ПКР C-704, предназначена для атаки по подвижным малым целям
Дальность пуска: до 35 км
Масса: 300 кг

ПКБР Khalij Fars («Персидский залив»)
Сверхзвуковая противокорабельная баллистическая ракета на твердом топливе.
Дальность пуска: до 300 км
Масса: 3500 кг
Видео пуска баллистической противокорабельной ракеты армии Ирана и поражения цели на воде

ПКР Zafar («Успех»)
Дальность пуска: малый радиус действия
Масса: класс легких, устанавливается на малые скоростные катера

ПКР Saeque («Удар молнии»)
Дальность пуска: до 300 км
Масса: средняя

ПКР Tondar («Гром»)
Турбореактивная сверхзвуковая ПКР баллистического класса

ПКР Qader («Способный»)
Дальность пуска: до 200 км
Масса: средняя
Эти ракеты производятся массово. Они упакованы в транспортные контейнеры, замаскированные на грузовиках различных коммерческих компаний. Такие стартовые установки очень сложно отличить от обычных дальнобойных фур. Они способны быстро и незаметно перемещаться в потоках автомобилей по прибрежным дорогам, в том числе проселочным. А зона пуска — весь северный берег Персидского залива. Это можно назвать партизанской противокорабельной обороной.
Во время ирано-иракской войны завернутые в белые одежды покойников юноши-федаины с криками «Аллах акбар, Хомейни рахбар!» своими телами прокладывали проходы в минных полях армии Саддама Хуссейна. Традиции жертвенности, особенно если начать войну с США возродятся быстро, они лишь спят в крови. Не стоит сомневаться, что пусковые установки противокорабельных ракет Ирана будут базироваться в густонаселенных центрах городов. Да и сами пуски можно ожидать из населенных пунктов. 
Нашивка с духовным лидером Ирана Аятоллой Хаменеи на военной форме. Фото: Reuters
Встречающаяся в социальных сетях уверенность, что флот и авиация США в такой обстановке быстро задавит Иран — от незнания.
Это почти невозможно сделать без полномасштабной операции типа «Буря в пустыне». И придется бомбить города.
Значение поставок нефти из Персидского залива для мировой экономики грандиозно. Западному эксперту достаточно написать просто Залив и читатели немедленно поймут о каком заливе речь. Мнение военных я изложил выше, но расчеты их часто остаются лишь на бумаге, к счастью. Потому, что у политиков другие соображения.
  •  
Алексей Малашенко
руководитель научных исследований Института «Диалог цивилизаций»
— Блефует или не блефует Иран, говоря о блокаде вывоза нефти из залива, очень трудно сказать. Иранцы — люди непредсказуемые, а помимо политиков у них есть еще Корпус стражей и радикально настроенные исламисты, даром, что шииты. Это очень рисковые ребята, а мир знает, что иранцы уже однажды рисковали, шли на прямую конфронтацию с США и даже захватывали их посольство. На 100% я столкновения не исключаю.
Что могут сделать американцы в ответ? Бить по Ирану? Это сильный риск, сопряженный с очень большими неприятностями, даже для нынешнего решительного президента. И иранцы на этом играют. Возможны самые неожиданные варианты и даже ограниченный военный конфликт. Инцидент, как политики говорили раньше.
Это не значит, что будет целая война. Но американцы каким-то образом должны ответить, показать, что они не боятся никакого Ирана, но при этом ведут себя взвешенно. Если импульсивного Трампа доведут, то какой-то вооруженный контакт возможен. Это будет очень прискорбно.
Существенное обстоятельство — это все происходит фактически на границе Саудовской Аравии. Как она себя поведет, как отреагирует? Ведь монархия находится под иранским прицелом, возникнет косвенная угроза и саудовцам. Молчать они не станут и, конечно, будут солидаризироваться с американцами. Как будет развиваться конфликт в этой части, какие будут делаться заявления и шаги, пока трудно сказать. Но ситуация уже не вернется к нынешнему уровню напряженности.
Далее это, безусловно, отразится на общей ситуации в мире, и отчасти ударит по России.
Какие бы отношения с Ираном у России не были, а они отнюдь не безоблачные, тот же Трамп поднимет перед Путиным вопрос — а с кем, собственно, Россия сотрудничает?
С абсолютно безответственным государством, которое готово на вот такие дикие шаги и которое к этому заранее готовилось. Скоро мы услышим массу подобных заявлений.
Как это ни парадоксально, но Иран своеобразно преобразует советский опыт. Ведь наши ракеты возились по железной дороге, замаскированные под гражданские вагоны. А во время операции «Анадырь» по отправке наших войск на Кубу в Карибский кризис вооружение маскировалось под мирные грузы, а военные переодевались в клетчатые рубашки и не выходили из трюмов.
Такое резкое обострение рикошетом, конечно, очень бьет по Сирии. Треугольник — Тегеран — Анкара — Москва, и так уже нечто зыбкое, полумистическое. А начавшийся конфликт в заливе станет его фактическим концом. Политики непременно скажут: смотрите, Башара Асада поддерживают какие-то авантюристы.
Наша пропаганда, я думаю, не уймется. Но всем остальным вовлеченным в конфликт акторам необходимо сделать паузу, очухаться, посмотреть вокруг и лишь потом принимать какие-то решения и выражать свою позицию. Иранцы поставили в очень непростое положение и американцев, и европейцев.
Военный парад в Иране. Фото: Reuters
Ведь европейцы к Ирану относятся достаточно благосклонно. Из шести сторон, подписавших с Тегераном договор о его ядерной программе осталось все-таки пять, в том числе Россия.  Но, как всегда, Иран, объявивший, пусть и не на самом высоком уровне, о возможной блокаде Ормузского пролива ведет себя неожиданно. И простите за непарламентское выражение, все будут теперь чесать репу.
Я лично не верю, что это заявление инициировано Рухани и его командой. Это доказывает, что
в Иране набирают силу фундаменталисты, как угодно их назовите. А это очень печально.
Посмотрите на недавнюю историю Ирана, там у власти то радикал-консерватор, то умеренный, то Хатами, то Ахмадинежад, потом Рухани. Как думаете, кто победит в этой внутренней борьбе в условиях вооруженного конфликта, даже ограниченного?
Настоящую военную операцию США по типу «Буря в пустыне» с высадкой войск я не предвижу. Этого не случится с вероятностью 90%, даже 95%. Но ведь и Исламскую революцию в Иране никто не предвидел. Никто не предвидел и поведения Ахмадинежада.
В Иране народ весьма эмоциональный. Если иранцы говорят «А», им непременно надо сказать «Б». Они не останавливаются на полпути. В чем выразится такая потребность? Я вполне допускаю, что через какое-то время возникнет критическая ситуация с каким-то отдельным кораблем, например.
Военная мощь США огромна. Но я думаю, что бомбить города они не готовы. Как бы ни относиться к Ирану, это не исламское государство, это нечто другое. Несмотря всю антииранскую риторику США и на шиитско-суннитские противоречия в регионе, где многие были бы счастливы увидеть такие бомбежки, они могут вызвать крайне негативную реакцию на Ближнем Востоке, в мире, да и в самих США. Очень не хотелось бы это увидеть, но если дойдет до бомбежек, возможен даже террористический ответ американцам. И ситуация усугубится еще сильнее.
(по телефону)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..