суббота, 9 июня 2018 г.

РОССИЯ. ПОБЕДА ЛЖИ НЕВОЗМОЖНА БЕЗ УНИЧТОЖЕНИЯ ПРАВДЫ

620
 
Крупный скандал разгорается между МВД России и историками, которые занимаются советскими репрессиями. В пятницу директор Музея истории ГУЛАГа Роман Романов обратился к советнику президента Михаилу Федотову с официальным письмом (копия есть в редакции «Новой»), в котором сообщил: музейщикам и историкам стало известно, что еще в 2014 году в России был выпущен засекреченный межведомственный приказа, по которому архивные учетные карточки со сведениями о репрессированных в СССР должны уничтожаться. Роман Романов попросил разобраться в ситуации. В тот же день ответил замминистра МВД России Игорь Зубов. Информацию об уничтожении документов он опроверг.
Об уничтожении карточек историки узнали случайно. Исследователь Сергей Прудовский собирал информацию о репрессированном крестьянине Федоре Чазове. В 1937 году его брат, кемеровский колхозник Григорий был приговорен к расстрелу, но выжил в расстрельной яме, незамеченный, сбежал, 45 километров шел до своей деревни, и затем вместе с братом Федором приехал в Москву жаловаться на несправедливый арест «всесоюзному старосте» Михаила Калинина.  Из приемной Калинина братьев отправили в Прокуратуру СССР, где обоих арестовали. Лиц, «небрежно выполнивших приговор о расстреле», привлекли к ответственности, Григория расстреляли, а Федора как «социально опасного элемента» осудили на пять лет лагерей и выслали «в Колыму».
Сергей Прудовский, выяснивший историю братьев, хотел узнать, выжил ли Федор в лагере, если да, когда освободился, куда уехал после.
Исследователь запросил УМВД по Магаданской области личное дело Чазова, но получил ответ, что оно было уничтожено еще в 1955 году. Тогда Прудовский попросил предоставить архивную учетную карточку заключенного. Такие составлялись на всех осужденных, раскулаченных и депортированных. В них указывалось краткая информация о человеке, статья, срок, в какой лагерь осужденный был отправлен, переводился ли из одного лагеря в другой, выжил ли. Но в УМВД Прудовскому сообщили, что карточка тоже была уничтожена, и пояснили, что согласно приказу от 12 февраля 2014, вышедшего под грифом «для служебного пользования» и подписанного МВД, ФСБ, Минюстом, МЧС, Минобороны, Генпрокуратурой и другими ведомствами, карточки на осужденных должны храниться «до достижения ими (осужденными) 80-летнего возраста». Соответственно, срок хранения карточки на Федора Чазова истек еще в 1989 году. В сентябре 2014-го  последние сведения о Чазове были уничтожены.
Сергей Прудовский. Фото: Екатерина Фомина / «Новая газета»
«Это кощунство — уничтожать документы, — заявил Прудовский «Новой». — По закону об архивах они должны быть включены в архивный фонд РФ, пройти экспертизу ценности. Все действия с ними должны согласовываться с Росархивом. Подозреваю, этого никто не сделал. И вообще, получается, что, если вы не успели получить информацию до 2014 года — вы никогда ничего не узнаете?»
Как считает специалист по истории советских спецслужб Никита Петров, этот приказ — даже если он действует только в Магаданской области — уничтожает важный пласт знаний о советских репрессиях.
«Только три категории личных дел заключенных хранятся вечно: расстрелянных, умерших в лагерях и иностранцев. Всё, — объясняет историк. — Остальные личные дела заключенных с 1950-х годов уничтожаются. Единственная информация о перемещении человека в лагерях оставалась в  этих карточках. Теперь получается, что она тоже не хранится».
Прудовский обратился в Росархив, где ему сообщили, что все документы осужденных должны пройти экспертизу. Если их признают ценными, их поставят на госучет и будут хранить бессрочно. 6 июня Прудовский отправил в УМВД по Магаданской области запрос, спрашивая прошла ли карточка Чазова такую экспертизу, действительно ли история кемеровского колхозника была признана недостойной вечного хранения искалечившим его жизнь государством.
Информация о секретном приказе вызвала большую реакцию. В письме в Совет по правам человека Роман Романов (директор музея ГУЛАГа) написал, что последствия уничтожения карточек «могут быть катастрофическими для дальнейших исследований»  истории советских репрессий.
Роман Романов в Музее истории ГУЛАГа
По словам Романа Романова, новость об указе 2014 года стала неожиданностью: музей ГУЛАГа сотни раз запрашивал документы у ФСБ и МВД всех регионов, подобного отказа не получил никогда, в государственной Концепции по увековечению памяти жертв политических репрессий архивам отведено важное место, вся государственная политика в области памяти о репрессиях по мнению Романова направлена на то, чтобы делать их историю публичной.
Директор музея предполагает, что документы уничтожают только в Магаданской области, но все равно видит в этом опасный знак:  «Мы не знаем содержание этого приказа. Я очень надеюсь, что это частный случай, но даже если документы уничтожили раз и два, это может произойти еще. В нашу эпоху все документы оцифровываются и вносятся в единые базы данных. Положительный пример — сайт Министерства обороны «Подвиг народа» (банк документов о ходе и итогах Великой отечественной войны с информацией о наградах всех воинов — Е. Р.) Мы должны сделать такую же работу о заключенных. Уничтожать документы — это средневековье»
Карточка учета заключенной Екатерины Максимовой
Как уверен Никита Петров, авторы секретного приказа распространили современные нормы обращения с информацией о заключенных на документы, которые имеют историческую и архивную ценность. «Хотя даже если вчера кого-то притеснили или ущемили в правах — это должно быть  общеизвестным, — говорит он.
«Власть полагает что репрессии — это почти частное дело».
«Мы, власть, с каким-то человеком вступили в отношения. Но это не личные отношения, не частная информация. Это государственное, я бы сказал, мероприятие, и нечего его стыдливо прятать. — уверен Никита Петров. — У нас же есть гласность судопроизводства? Все что связано с нарушениями прав человека,  должно фиксироваться и не может быть уничтожено безвозвратно».

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..