пятница, 1 июня 2018 г.

КАК СЛОНЫ ПОБЕДИЛИ ПИРРА

В конце 276 года до н.э. царь Пирр с большим войском покинул Сицилию, где так и не смог закрепиться в качестве сиракузского царя. Теперь ему предстояло снова сразиться с римлянами, которые, пользуясь отсутствием царя в Италии, планомерно теснили союзников Пирра – италиков и греков. Стороны были предельно истощены войной, так что кампания 275 года должна была поставить точку в споре кто же будет владеть Италией: римляне или греки во главе с эпирским царём? О последнем сражении Пирра с римлянами, где полководец применил все свои таланты, рискнул всем, что у него было, а его оружие обернулось против него же, в нашем новом материале.

Снова в Италию
После неудачной осады Лиллибея и провала Сицилийской экспедиции, царь Пирр решил вернуться на Апеннины, чтобы снова схлестнуться с римлянами за Италию. На материк Пирр отправился не только с соратниками-эпириотами, но и отрядами навербованными на Сицилии. Всего, по оценкам специалистов, у царя было около 25 000 тысяч человек, включая кавалерию и слонов. Транспортный флот Пирра прикрывали боевые корабли — море усиленно патрулировали карфагеняне, жаждавшие поймать дерзкого эпириота.
Сойдя на сушу после бури, Пирр сражался с марметинцами
На руку врагам Пирра сыграла погода: разразилась страшная буря, так что корабли разметало на отдельные эскадры, которые и ловили карфагеняне. Впрочем, эскорт справился со своей задачей, и большая часть транспортов успешно добралась до берегов Италии, включая слонов — главного козыря в руках полководца.
Новые трудности
Итальянская земля встретила Пирра совсем не дружественно. Карфагенский флот, пользуясь превосходством на море, перебросил в Бруттий (область на юго-западе Италии, «носок» Апеннинского полуострова") отряд мятежников-марметинцев. Марметинцы были неистовыми воинами и опасными противниками (о них мы подробнее упоминали рассказывая про Сицилийскую экспедицию Пирра), которые были гораздо опытнее новобранцев, составлявших большинство армии царя. Пропустив вперёд авангард, возглавляемый самим Пирром и его гвардией, марметинцы накинулись на основную часть армии, шедшую через горный проход.
Рис.1.jpg
Слоны были очень полезны в бою с неподготовленным противником, но приносили множество хлопот на марше
Началась страшная свалка и дело грозило обернуться самым скверным образом. По преданию только поединок царя с вождём марметинцев — настоящим богатырём огромного роста и силы — переломил ход боя. Пирр будто бы буквально разрубил врага пополам, а поражённые враги отпрянули, что и позволило гвардии пробиться к остальным частям. И очень вовремя: марметинцы уже прижали войска неприятеля и готовились разделаться с новобранцами и слонами. К счастью для Пирра, он лишился только двух зверей — остальных спасли подоспевшие эпириоты.
Кампания 275 года стала решающей в противостоянии Пирра и Рима
После боя с марметинцами Пирр двинулся форсированным маршем в Локры — столицу своей маленькой Италии, гарнизон которой совсем недавно был вырезан местными жителями, которые решили сделать ставку на римлян. И тут так не вовремя появился Пирр. Царь наложил на город тяжёлую контрибуцию, пополнив свою казну, и подверг остракизму сторонников Рима. От Локр полководец отправился в Тарент — главный город всей Великой Греции и опору его власти в регионе. По пути к Пирру присоединялись местные италики, только-только замирённые римлянами. В город царь привёл 23 000 человек, ещё несколько тысяч он набрал в самом Таренте и округе.
Финальная схватка. Кампания 275 года
Зиму 276−275 годов Пирр провёл в окрестностях Тарента, обучая и пополняя армию. Большую часть армии составляли новобранцы-ополченцы из Италии и Сицилии, Пирру очень не хватало своих ветеранов-молоссцев, которых теперь было всего-ничего. Тем не менее, именно в 275 году должен был решиться исход борьбы Пирра и Рима — слишком уж затянулось их противостояние В вечном городе дела тоже шли неважно: пять лет тяжёлых войн и сражений с греками и италиками, мор 276 года, обрушившийся на Лаций, а тут ещё и новости о возвращении Пирра — всё это не прибавляло простым римлянам желания воевать. Сенату даже пришлось объявлять принудительный призыв в легионы! Случай в истории Римской республики редкий — как правило добровольцев хватало на обе консульские армии, да ещё и резервы оставались. Консулами 275 года были назначены Люций Корнелий Лентул и Маний Курий Дентат.
Рис.2.jpg
Римские легионеры. Слева направо: гастат, триарий, принцип
Всего римлянам удалось мобилизовать, вероятно, не более 50 000 человек в обеих консульских армиях. Будучи уверенными, что армия Пирра едва достигает половины их сил, консулы разделили армию: Лентул обосновался в Лукании, Маний Курии в Самнии. Пирр же собрал примерно 35−40 тысяч человек и решил наказать римлян за их самоуверенность. Пока небольшой отряд удерживал Лентула с армией, Пирр ринулся на Дентата, имея не менее 25−30 тысяч. Лентул попытался объединить силы и направился к Манию Курию, но его упредил Пирр. Армии противников встретились весной 275 года на Арузийских полях, неподалёку от города Малевент (Беневент, совр. Беневенто).
Рис.3.jpg
Карта Южной Италии с указанием областей. Флажками отмечено предполагаемое местоположение консульских армий к началу наступления Пирра
Удача сопутствует дерзким
Дентат не решился идти на соединение с Лентулом, опасаясь попасться Пирру на марше, однако, и отступать он не рискнул, чтобы не подставить второго консула. Римляне так и оставались в лагере, ожидая подхода неприятеля. Лагерь римлян располагался на равнине, обращённый одним из флангов к гористым возвышенностям, коих полно в этих местах. Пирр, осмотрев неприятельские позиции, принял дерзкое решение: вместо того, чтобы ломиться в лоб на штурм римского лагеря, царь с отборным отрядом предпримет обходной манёвр, обойдёт римлян и с отборными войсками и слонами обрушится на них с фланга, пока основные силы атакуют с равнины. План был сложным, требовал большого напряжения сил от солдат и животных и отличной координации действий от командного состава. С другой стороны, в случае успеха Пирр мог рассчитывать на быструю и уверенную победу над устрашёнными римлянами. Дело было за малым — пройти по горным дорогам в ночной тьме и успеть спуститься с высот до наступления рассвета, чтобы ударить внезапно.
Рис.4.png
Схема сражения при Беневенте
Отделив пельтастов, гипаспистов (застрельщиков и среднюю пехоту) и часть слонов, Пирр лично повёл отряд в горы. Конечно, Апеннины не Альпы, но из-за недостатка времени полководец не сумел правильно оценить местность и то, что днём казалось вполне проходимым горным пейзажем, ночью превратилось в настоящие джунгли: тропинки терялись в неверном свете факелов, подъём давался тяжело, особенно слонам. Отряд Пирра задержался и, когда он уже должен был спускаться к лагерю Мания Курия, его солдаты только поднялись на вершину гряды. Путь вниз пролегал уже засветло и римляне сразу заметили неприятеля. Легионеры было оробели, но консул быстро привёл их в чувство и атаковал отряд Пирра до того как его отряд успел построиться.
Рис.5.jpeg
Пельтасты и гипасписты были неотъемлемой частью эллинистических армий. Пиррова не исключение
Пельтасты были отличными бойцами — подвижными, ловкими, удобными застрельщиками, но к их сильным качествами никак нельзя было причислить умение сражаться сомкнутым строем или тяжёлое вооружение. С гипаспистами дела были немногим лучше — эти солдаты должны атаковать врага, связанного боем с фалангой, а не рубиться с легионами один на один. Отряд Пирра был отброшен, а римлянам достались четыре слона, которых царь прихватил с собой в горы. Но полководцу и в голову не пришло сдаваться: сражение на равнине ещё даже не началось, и Пирр поспешил к основным силам, пока Дентат, ободрённый началом дня, выводил легионеров на поле перед лагерем.
Битва на Арузинских полях
Едва построившись, обе армии сошлись во фронтальном бою. Сражение было упорным и, если на одном фланге удача сопутствовала римлянам и они потеснили неприятеля, то на другом фланге, где сражался сам Пирр, эпириоты опрокинули манипулы неприятеля, используя ударную конницу и слонов. Римляне бежали до самого лагеря, а Пирр старался не отставать от них. Бой продолжился уже под стенами каструма — делу помогли лишь резервы введённые Манием в бой.
Рис.6.jpg
В атаке боевой слон наводил настоящий ужас
Пирр бросил в бой слонов, желая довершить разгром противника, но в этот раз фортуна изменила ему. Слоны, засыпаемые градом дротиков и горящих стрел, потеряли управление и обрушились на самих эпириотов. Римляне воспользовались замешательством в рядах неприятеля и контратаковали. И тут войска Пирра дрогнули: солдаты, многие из которых были в походе едва ли год, не могли сражаться с римлянами и собственными слонами одновременно. Ни о какой победе не могло теперь быть и речи, более того, не удалось даже организованно отступить: войска просто разбежались, лагерь был захвачен. Пирр всего с несколькими всадниками вернулся в Тарент.
Побеждён, но не сломлен
Римляне одержали решительную победу: им удалось захватить десять слонов — эти огромные звери стали частью триумфа Мания в честь победы над Пирром и самнитами. Пирр же в мгновение лишился всей своей армии (только в плену оказалось около тысячи человек), без которой можно было и не мечтать удержаться в Италии. Конечно, ему удалось собрать небольшой отряд, так что консулы так и не пошли на Тарент в 275 году — таков был трепет перед полководческим гением Пирра, который, кроме того, умело распускал слухи о скором прибытии внушительных подкреплений.
Дерзкий манёвр Пирра не удался — подъём в горы оказался трудным
Подкрепления Пирру действительно не помешали бы: ресурсы Италии были уже истощены, италики больше не желали воевать под знамёнами Пирра, предпочитая переходить на сторону римлян или вести партизанскую войну. Царь попытался «выбить» подкрепления в Македонии или Сирии, но безуспешно. Стало ясно, что хотя римляне и не приступили к Таренту в этом году, им ничто не помешает сделать это в следующем. Сил на сопротивление у царя уже не было.
Гордому и честолюбивому Пирру пришлось смириться с поражением и вернуться на Балканы, в родной Эпир. В конце 275 года до н. э. Пирр с отрядом в 8 500 человек погрузился на суда и отчалил из Тарента. Пиррова война закончилась. По крайней мере в Италии. Сам царь был полон идей и надежд относительно своего возвращения на родину. И небезосновательно: за время отсутствия Пирра на Балканах многое поменялось, что открыло полководцу новые возможности. Но это уже другая история.
Уроки войны
Пиррова война стала серьёзным испытанием для набирающей силы Римской республики. Пирр был смелым и талантливым полководцем — не зря Ганнибал ставил его выше себя и даже самого Александра! Тем не менее, Пирр не имел той базы и военной организации, что была у римлян. Несмотря на всю энергию, с которой царь проводил свои предприятия в жизнь, римский народ выстоял и удержал Италию за собой, разрушив чаяния Пирра создать западную империю от Африки до Македонии.
Когда победа была в руках царя, слоны обернулись против своих хозяев
Римляне, несомненно, многое почерпнули в войне с Пирром, их дух закалился, а в самом Городе впервые увидели небывалых чудовищ — слонов. Но воздухе уже носилось предчувствие новой войны: на этот раз со своим бывшим союзником — Карфагеном.
 Владимир ШИШОВ
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..