пятница, 4 мая 2018 г.

БОЛЬШИНСТВОМ В ОДИН ГОЛОС


Ростислав Гольцман 
29.08.17

БОЛЬШИНСТВОМ В ОДИН ГОЛОС
Так принимались судьбоносные решения в Израиле. 
Демократия – власть большинства. Инструмент демократии – прямое и свободное волеизъявление. Парламент и правительство тоже всё решает путём голосования. Причём для решения судьбоносных вопросов хватает простого большинства голосов. Пусть даже в один голос. Эти простые решения потом влияют на всю дальнейшую жизнь страны.

Таких решений было много. Я предлагаю рассмотреть три из них. Просто потому, что происходили они практически на наших глазах, например, каких-то 30 лет назад. Однако последствия этих решений мы ощущаем до сих пор.
Именно с этой истории 30-летней давности я и хотел бы начать свой рассказ. Термин «Проект ЛАВИ» сегодня уже мало что говорит широкой публике. Между тем, закрытие данного проекта стало поворотным пунктом в развитии израильской промышленности в целом и военной промышленности – в частности.
Мне сложно судить, насколько эффективна политика санкций. Для Израиля объявление трёхуровневого бойкота решением конференции в Дарфуре 1967 года имело только позитивный эффект. Три уровня были достаточно серьёзны: бойкот Израиля, бойкот фирм, работающих с Израилем, бойкот стран, чьи фирмы работают с Израилем. 
Звучит достаточно грозно. Настолько грозно, что Франция, где у власти были друзья Голды Меир и Шимона Переса по Исполкому Социнтерна, быстро свернула торговлю с Израилем. Одним из наиболее важных шагов стало сворачивание поставок самолётов «Мираж», в том числе, уже оплаченных израильтянами.

Американцы показали себя людьми более меркантильными. Понимая, что Конгресс не потерпит даже признака того, что США боится хоть кого-то (представляете, были и такие времена), решили, что называется, «и невинность соблюсти, и капитал приобрести». В Израиль были отправлены самолёты «Скайхок», показавшие свою полную негодность в боях с советскими МиГами в небе Вьетнама. Каково же было удивление американцев, а более того, советских пилотов, летавших на тех же МиГах, когда во время Войны на Истощение те же «Скайхоки» гоняли МиГи в хвост и в гриву. Выяснилось, что в сочетание с мастерством израильского лётчика «Скайхок» – это очень грозная машина.
Затем, чтобы не ждать милостей от иностранных партнёров, было решено начать выпуск отечественных боевых самолётов. В начале 70-х в небе появился «Кфир». «Кфир» наводил страх на врагов, но в определённой степени и на друзей. Французы кусали локти – имея такую машину, кто позарится на их «Мираж» с ТТД утюга? Теперь вы понимаете, что меня веселит, когда какой-нибудь деятель ЕС призывает к бойкоту Израиля. Грустные думы посещали и наших американских партнёров. «Фантом» ещё мог конкурировать с «Кфиром», но в Израиле уже вовсю шла разработка проекта ЛАВИ, интересы которого активно лоббировал профессор Моше Аренс.
Аренс, ещё в должности заместителя гендиректора концерна Авиапромышленности, требовал, чтобы большинство вооружений (от высокотехнологичного до простого холодного и стрелкового) производилось на территории Израиля. В такой важной сфере как национальная безопасность мы не можем полагаться на чью-то добрую волю. Проект «Кфир», а затем ЛАВИ стали серьёзными вехами в претворении в жизнь этой программы.
Надежды на то, что в Израиле у власти останутся политики, чувствительно относящиеся к нуждам военно-промышленного комплекса США, рухнули в мае 1977 года. Премьер-министром Израиля стал Менахем Бегин. Истерику по этому поводу в СМИ США просто невозможно описать. То, что говорится сейчас в адрес Трампа – это мелочь по сравнению с тем, что писали о находившемся за океаном Бегине.
Здесь вступила в действие дипломатия. Госдеп США начал работу по склонению Израиля к подписанию мирного договора с Египтом. Обязательное условие этого договора: отступление с Синайского полуострова. Для Израиля это означало серьёзные экономические потери. Речь шла не только о работах по выселению израильтян и разрушении населённых пунктов. Синайский полуостров – кладезь природных ископаемых, в первую очередь природного газа, и туристическая жемчужина. Такими местами не разбрасываются. Американцы в обмен на израильское решение потерять Синай пообещали военную помощь, в том числе, финансирование проекта ЛАВИ.
Как ни странно, сразу после подписания египетско-израильского договора в Кэмп Дэвиде, американские партнёры стали активно интересоваться целесообразностью дальнейшего финансирования проекта создания израильского боевого самолёта ЛАВИ. Понимая, что Бегин на такое не пойдёт, они пытались убедить в нецелесообразности проекта министров обороны. Однако ни боевой лётчик Эзер Вайцман, ни сменивший его Ариэль Шарон не хотели и слышать об этом. Всё изменилось после ухода в отставку Бегина. В Израиле было создано правительство национального единства. Его по очереди возглавляли Ицхак Шамир и Шимон Перес.
Новый министр обороны Ицхак Рабин как-то очень легко и быстро нашёл общий язык с американскими партнёрами. Ведь всё логично. Куда как выгоднее покупать американские самолёты, чем производить свои. Дешевле. Да какое там дешевле – вообще ни копейки не стоит! Ведь это деньги из американской военной помощи.
Обожаю такую помощь. Ты покупаешь у меня, то, что я тебе сам скажу купить, по цене, что я назначу, при этом останешься мне должен. Прекрасная помощь. Давно хочется поговорить об этом методе финансирования за наш счёт ВПК США, но об этом как-то в другой раз. Сегодня тема другая.
Следует понимать, что на дворе была середина 80-х. В 1986 году был создан прототип ЛАВИ, а премьер-министр Перес радостно позировал в кабине нового израильского боевого самолёта. Казалось, что ещё чуть-чуть, и все потуги Рабина на ликвидацию проекта ЛАВИ пойдут насмарку. Тем более что в 1987 году министром обороны был уже Моше Аренс. Аренс предупредил, что уйдёт в отставку, если проект ЛАВИ закроют. Тогда и прозвучало сакраментальное: давайте проведём голосование. Надо сказать, что при этом шанс на спасение проекта ЛАВИ был. Слабый, но был.
Министр здравоохранения Шошана Арбели Альмоз-Лино хотела поддержать Аренса, которого уважала за личную порядочность. Однако её вызвал на ковёр Перес и напомнил о правилах партийной дисциплины. После голосования в правительстве большинством в один голос (12 против 11) проект ЛАВИ был закрыт. Аренс, как и обещал, ушёл в отставку. Израиль стал покупать американские самолёты, начиняя его своей авионикой.
Несколько тысяч человек были уволены в связи с закрытием проекта, а дальше всё покатилось, как снежный ком. Дешевизна стала приоритетом. Самолёты с израильской авионикой стали продавать арабским государствам. Израиль стал не только покупать за границей амуницию, но и переводить за рубеж производственные линии своих танков и бронетранспортёров. Так ведь выгоднее и американцам приятнее.
Забавно слушать, как нас убеждают не импортировать из-за границы дешёвые продукты питания. Ведь речь идёт о нашей продовольственной безопасности! А вдруг поставки прекратятся? Без нелогично дорогой, зато своей сельхозпродукции (для создания которых завозим рабочих из Таиланда) нам не жить! Конечно. Без «золотого» по цене творожка – никак, а без своих танков и самолётов – легко!
Политика арабских стран с их «трёхуровневым бойкотом» с треском провалилась. В Израиль стали торопиться гиганты мировой индустрии вроде SONY и Pepsi. Многих участников этой истории уже нет в живых. Лишь профессор Аренс продолжает работать на благо страны. Сегодня он – президент университета Ариэль. О его предшественнике на посту министра обороны Ицхаке Рабине я продолжу рассказ в следующей статье.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..