четверг, 10 мая 2018 г.

О ГЕРОЯХ НАСТОЯЩИХ И МНИМЫХ

О героях настоящих и мнимых

В Нью-Йорке их, отвоевавших с первого до последнего дня войны, всего 4 человека… Папа один из них. А эти дряни на Берлин едут, забывая, что этот путь усеян миллионами погибших по вине Сталина, в первую очередь! Манкурты и мерзавцы!
Вот уже четвёртый год не могу избавиться от чувства гадливости, которое возникает каждый раз, когда речь заходит о традиционном майском обострении под названием «Бессмертный полк». Почтить павших и выразить признание ещё живым свидетелям той далёкой войны идея хорошая, пока она не попала в руки ловких политтехнологов. И тут идея в 2005-м году материализовалась в форму, которая поначалу никого не смущала и всех устраивала. Так, тихой сапой в сознание бывших советских граждан и всех русскопонимающих обитателей планеты Земля начали вкалывать инъекции препарированной правды в виде традиционного советского подхода ко Второй мировой, да символики, без которой трудно завершить форму подачи данного содержания… Мы проглотили наживку – оранжево-чёрной ленточку, не задумываясь над сочетанием цветов и символов. Мы ее называли георгиевской, не озадачиваясь тем, что георгиевская ленточка вовсе не оранжево-чёрная, а желто-чёрная, да и с 1917-го года не использовалась ни на одной государственной награде. Зато в войне ее носили уж никак не победители.
Вероятно, все эти миллионы, по всему миру распространяющие полосатую заразу победобесия, потомки воевавших на стороне Гитлера в русском корпусе генерала Власова. Мне сейчас начнут возражать, что это цвета гвардейской ленточки. И что с того? Я всю свою жизнь помню эти цвета на мундире отца. Да, черно-оранжево-полосатая тема присутствует на колодках ордена «Славы» и медали «За победу над Германией», и даже напоминание о том, что «наше дело правое – мы победили», и портрет Кобы есть. Но за все это заплачено сполна… И не надо только ветеранам вкладывать в сознание ваше понимание того, как деды воевали… Это пошло, в конце концов. Знак гвардейской дивизии, в составе которой воевал отец, тоже есть. Папа имеет право на это сочетание цветов, а не те, кто привязывают ленточки к зеркалам машин и едут в своих мерседесах «На Берлин!»… И чужие ордена не дают права на их ношение тем, кто понятия не имеет о той войне. Главное же, что все эти ордена и медали им, воевавшим принадлежат, а не тем, кто у голодных стариков за бесценок скупает оптом и их кровь, и их славу, и их память, переписывая на свой лад историю. Полосатая ленточка – это всего лишь символ, но символ красноречивый. Ещё пару лет назад он не вызывал никаких вопросов. Знак солнца в виде свастики тоже был вполне легитимен до определённого исторического момента…
Мой почти 96-летний папа, отвоевавший от «звонка до звонка» всю войну, раз в год надевает свой парадный мундир, как и положено старому военному. Этот мундир удалось вывезти со всеми наградами. Китель весит 8 кг… Помню, как все наши дети любили рассматривать и примерять дедовский «пиджак». А папа всегда приговаривал: «Тяжело? А ты представь, как тяжело было нам во время войны?» И только длительное «Эх… не дай Бог» выдаёт гамму чувств, которые папа всю жизни испытывает, вспоминая ту далекую и кровавую бойню. И во сне всю жизнь «воюет»… Все послевоенные годы…
Герой Советского Союза Владимир Борисович Пригов
Папа попал под первую киевскую бомбежку в 4 утра – бомбили курсантские лагеря в Броварах под Киевом. 5 ранений, две похоронки… И пешком в пехоте прошёл до Кенигсберга. И там, в Восточной Пруссии, узнал о Победе.
– Папа, как оно все было? Что ты почувствовал, узнав о капитуляции Германии?
Это не передать словами…
И плачет… С годами отец стал сентиментален. Я понимаю, что эмоции переполняют старика и стараюсь успокоить. Я много раз слышала его рассказы о радости, переполнявшей его 8 мая, о слезах, о выпитом за победу… И помню хорошо все услышанное и том, как после победы война для него не закончилась ещё два месяца, которые возвращались победители домой через Литву и Латвию. Об этом не принято говорить, но это все одна история, страшная и кровавая история. И друзей папа вспоминает, погибших уже после 9-го Мая. Война… И те, кто были «их», потом тоже стали «нашими». И все перемешалось, и все переписалось, и все отредактировалось, и все…
Папа участвовал в нескольких рукопашных боях. Это, как известно, самое жестокое и страшное, что может выпасть на долю бойца… Когда я была маленькой, я задала наивный по-детски вопрос: а кто победил? Папа оторопел (я этот взгляд буду всю жизнь помнить) и только одно смог выдохнуть: «Как ты думаешь? Тебя бы просто не было на свете…»… А ещё он был офицер и ему нужно было поднимать в атаку людей – вот этот самый момент, когда все животное в человеке всплывает на поверхность, когда немеют все органы, но ты должен не только преодолеть страх, но и заставить это же сделать ещё и тех, кто с тобой пойдёт в бой. И адреналин разрывает всего тебя, и никаких «За Родину, за Сталина!», а только лютый мат и злость, и буравчик точит мозг: выжить, жить, если не я, то меня… и потом резкий удар в живот, и полное непонимание того, почему твои кишки несут твои же руки и… Темнота! Когда папа очнулся в госпитале, он ничего не помнил, что с ним случилось, – долго лежал без сознания, много дней… Его считали безнадежным и, на всякий случай, скупым росчерком пера какой-то штабной записал его в погибшие. Первая похоронка пришла моей бабушке… Первый желтый знак отличия за тяжелое ранение появился на гимнастерке отца. И медаль «За Отвагу!»… Помним! И не гордиться надо, а плакать и благодарить Бога, что уберёг, что ты остался, а не он, с кем пришлось в бою лоб в лоб, с ненавистью, с кровью, со всем смрадом, что и есть суть войны…
Я смотрю на радостные лица участников уже четвёртого марша Бессмертного полка в Нью-Йорке. Пропаганда путинская в действии. Я вижу эти две тысячи марширующих под рупор организаторов и кукловодов с гэбешными погонами. Ничего за все годы не изменилось: все тот же сценарий, все те же отштампованные портреты реальных чьих-то родных, как и присланные из-за океана по разнарядке «героев». Я вижу перед собой тупое стадо, не понимающее, для чего все это в Америке проводят и за чей счёт. И картинка для российских СМИ прекрасная, и дети в военной форме пляшут и поют песни времён молодости их дедов-прадедов, и история повернулась вспять.
Как все омерзительно пошло! Как вот это в очередной раз пережить? А ветеранов уже практически нет. В Нью-Йорке их, отвоевавших с первого до последнего дня войны, всего 4 человека… Папа один из них. А эти дряни на Берлин едут, забывая, что этот путь усеян миллионами погибших по вине Сталина, в первую очередь! Манкурты и мерзавцы! И весь этот Бессмертный полк – пляски фашистской страны на костях наших предков. Да, я не оговорилась, современная Россия, навязывающая всему миру свои ценности и «любовь», не что иное, как реинкарнация того фашистского государства, которое она победила.
Если победоБЕCЫ продолжают через 73 года прорываться на Берлин, то для них война не закончилась. У них война в головах и в ДНК, как и разруха…
P.S. В 2015-м, когда уже год шла война России против Украины, папе пришло приглашение от российского консула принять участие в торжествах и получить награду от российского правительства. Папа отказался, как и отказался приколоть к кителю полосатую ленточку, послав подальше любителей колорадской окраски. Об участии в пошлости c шариками и ряжеными вообще речь не идёт. Вчера папу и ещё нескольких человек, переживших войну, приехали поздравить прекрасные ребята из организации Эзра. Все прошло без телекамер и российских СМИ. Именно это и есть настоящая память.
А я в электронных архивах откопала папины наградные документы, да письма-представления к наградам. И это мое семейное достояние, которое и будет передаваться по наследству. А ещё я нашла документы на всех папиных братьев и сестру, воевавших в той войне, как и документы на моего дядю Владимира Борисовича Пригова, Героя Советского Союза, который навечно двадцатилетним нашёл своё последнее пристанище в песчаных дюнах под Тукумсом в Латвии…
Я вчитываюсь в выцветшие страницы и не могу сдержать слезы. И этот четкий командирский почерк, описывающий подвиг, и ещё множество документов, которые хранятся в семье, это и есть мое наследие, моя семейная память, которая каплей вливается в реку памяти коллективной. И в этой памяти есть месть скорби и слезам, а не радостному перформансу с заученными речевками и приглашёнными ряжеными, да ещё парочкой настоящих героев, которые уже и не понимают, что ими успешно манипулируют умелые политтехнологи.
Р.P.S. Друзья, я предлагаю начать наш виртуальный «Антиполк». Давайте использовать непременно европейский символ памяти, которым является мак. Ставьте свои воспоминания о воевавших и пусть наша цепочка памяти пройдёт под девизом #антиполк, #никогдабольше
Елена Пригова

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..