понедельник, 30 апреля 2018 г.

Армия обороны народа или - народ без армии?

22.12.2008 19:19 Автор: Гай Бехор

Армия обороны народа или - народ без армии? (Часть первая)

Как случилось, что наш прославленный ЦАХАЛ, любимое детище Израиля, бежит как от огня от любого столкновения с палестинцами в Газе? Как мы докатились до того, что генералы умоляют о продлении "перемирия", а начальник Генштаба генерал Габи Ашкенази, тот самый, который якобы превратил ЦАХАЛ в "другую армию", заявляет, что Израилю любой ценой следует избегать военных действий в Газе?Наша армия не стала хуже, просто, как и в последнюю ливанскую войну, она не хочет воевать. Армия пацифистов. В столе начальника Генштаба лежал подробный план сухопутной войны с "Хизбаллой", но генералы предпочли послать ВВС и утюжить Ливан бомбами, по принципу войны во Вьетнаме. Вот и в Газу посылают ВВС, реагируя по шаблону, бездарно и бездумно, без всякого плана.Не армия защищает страну, а страна защищает армию, солдаты которой, как шоколадные солдатики, аккуратно сложены в коробочку, чтобы не поцарапались. Если ракеты падают на армейскую базу - ее эвакуируют в глубокий тыл. А цивильных граждан, разумеется, оставляют на месте. В израильском обществе принято считать, что убитые солдаты дороже убитых граждан, вот их и берегут. Но ведь это - Армия обороны Израиля, а не Израиль обороны Армии! Эй вы там, наверху! Вы опять все перепутали!Как мы докатились до того, что ЦАХАЛ стал почти политическим институтом и давит на политиков, только бы не воевать и избежать столкновения на всех фронтах. Например, на сирийском, где военное руководство подталкивает правительство к переговорам с Асадом и отступлению с Голан, главное - не воевать.Как наша армия утратила killing instinct, которым когда-то отличались наши уверенные в себе командиры? Ведь это они в 1967 году уничтожили ВВС арабских стран, не дав взлететь ни одному самолету! Египетские самолеты, разбомбленные израильскими ВВС в первый день войны Как случилось, что армия боится даже ограниченного столкновения с небольшой бандой террористов и требует от правительства продолжить "перемирие" любой ценой - пусть даже ценой суверенитета государства, жизни и спокойствия граждан? На эту армию тратятся миллиарды шекелей в год, так почему же ее действия столь посредственны, а ее Генеральный штаб, заплывший жиром и осоловевший от бездонного бюджета, не желает напрягаться и пачкать руки, мечтая о скором уходе на "гражданку" и директорских местах в частном секторе?В 2007 году бюджет армии составил не менее 50 млрд. шекелей, не включая бюджеты Моссада, ШАБАКа, частей тыла, пограничных частей полиции и помощи военной промышленности - прибавьте еще несколько миллиардов. И эта армия не действует. Для чего мы вкладываем в нее 17% национального бюджета?Чтобы ответить на эти вопросы, нужно разобраться в причинах происходящего.В чем д-р Гай Бехор видит причины происходящего с израильской армией?
Чтобы ответить на вынесенный в заголовок вопрос, нужно разобраться в причинах происходящего.На мой взгляд, они следующие:* Чрезмерное вмешательство юридических инстанций задушило инициативу ЦАХАЛа. Зачем рисковать, чтобы после войны комиссия Винограда или Аграната поставила крест на твоей карьере и имени? Любая война закончится следственной комиссией, так как человеческие потери неизбежны. Ни один старший командир больше не будет рисковать, более того, каждый прячется за спиной адвоката. Разрешит "мама" бомбить Газу или нет? Современным ЦАХАЛом командует не начальник Генштаба, а юридический советник правительства Мени Мазуз, назвавший Вторую ливанскую войну - "юридической войной". А в такой войне нет места для гениальных стратегических ходов и внезапных рискованных операций. Сначала надо получить разрешение юристов. БАГАЦ победил армию.* В последние 20 лет на ЦАХАЛ набросили узду правозащитные организации, действующие зачастую отнюдь не во благо Израилю. Они преследуют армию изнутри и получают за это деньги из-за границы. Все вы знаете, о каких организациях идет речь. При поддержке БАГАЦа эффект их разрушительной деятельности может быть огромным.* Общественное мнение в Израиле сегодня смотрит на все сквозь призму людских потерь. Это превратилось в единственное мерило военных побед и поражений, поэтому армия предпочитает не воевать - на войне погибают. Армия боится не противника, а матерей, крикливых токбэкистов, линча толпы, Кармелы Менаше (известный армейский обозреватель радиостанции "Голос Израиля" - Ред.), газет и телеканалов -там считается большим достижением преподнести толпе голову генерала.Для нынешнего израильского общества если есть хоть одна потеря, как, например, Гилад Шалит, - война проиграна.В Шестидневную войну, считающуюся блистательной победой, за шесть дней погибло около 800 солдат. По сегодняшним понятиям ее назвали бы "катастрофой" и чудовищным поражением. Мы сообщаем о каждом убитом, возвращаясь к этому каждый час, что приводит к деморализации и ощущению кошмарных потерь. В 1967 году список погибших был оглашен после окончания войны - и ничего не стряслось.Все это армии известно, и она не хочет начинать войну - ни большую, ни маленькую, так как знает, с кем она имеет дело. Не в смысле врага, а в смысле криков внутри, которые здесь поднимутся, если, не дай Бог, будут убитые! ЦАХАЛ сегодня работает не над новой тактикой, которая принесет победу, а над уменьшением ущерба при очередном поражении.Враг давно подметил это наше странное свойство и использовал его. Так, в 2006 году, когда Насралла поспешил объявить о своей победе, мы, погруженные в пораженческие настроения, скорбно кивнули ему головой. * Негативный процесс индивидуализации и приватизации, который переживает в последнее десятилетие израильское общество. Нас волнуют только личные интересы, а не государство и армия. Понятия патриотизма, любви к Отечеству стали восприниматься широкими слоями общества как ругательство, и армия теперь считается чем-то несущественным, излишним - тупым орудием "оккупации". Это не чисто израильское явление, мы заразились им, как и многим другим, в Америке. В американских СМИ и кинематографе пацифизм возник как реакция на войны в Корее и во Вьетнаме. Армию представляли злой и вредной для общества силой.В кино знаковым событием этого процесса было появление мюзикла, а затем и фильма Милоша Формана "Волосы" (1979). (Ах, как приятно ратовать за мир во всем мире, отпустить гриву и навесить "голубков" на потрепанные джинсы! И как это незрело и безответственно!)Кто из нас не ронял слезы, когда главный герой погиб во Вьетнаме и потом в потрясающей сцене воскрешения мертвых из бесчисленных могил павших солдат на вашингтонском кладбище. В Америке этот примитивный пацифизм расцвел в 70-е годы, в эпоху "детей цветов", а к нам, в глухую провинцию, докатился в 80-90 гг., когда мы увязли в Ливане.Я помню, как не по себе было видеть премьер-министра Ицхака Рабина поющим за несколько минут до убийства "Шир ха-Шалом" - "Песню о мире", навеянную формановскими "Волосами". Люди на площади больше не хотели войн и армии, они хотели мира любой ценой - даже ценой собственного уничтожения.Целые сегменты нашего общества отошли от армии и всего, что она олицетворяет, и сегодня эту работу за них делает другой, новый круг граждан страны - религиозные сионисты, заметно выделяющиеся в армии, и новые репатрианты, для которых армия - символ и инструмент социальной мобильности.Командование армии все это знает и не хочет попасть туда, где оно было во Вторую ливанскую кампанию и в период 18-летнего ливанского болота, куда его завела глупость политического руководства страны. Генералы знают, что если армия увязнет в лагерях беженцев Газы, общество снова выступит против и бросит армию на растерзание прессы и комиссий.Они знают, что израильтяне готовы пожертвовать Сдеротом, Ашкелоном и другими городами, лишь бы биржа работала и приносила доход. Армия знает, что у нее нет настоящей поддержки в тылу. Сегодняшний Израиль - это только "я" - и к черту солидарность, как будто израильтяне не понимают, что сегодня это Сдерот, а завтра - Тель-Авив.Все вышеперечисленное не позволяет армии действовать. Не "Хизбалла" и не ХАМАС. Сегодняшний ЦАХАЛ не боится идти вперед, с гораздо большим стахом он оглядывается на тыл, потому что боится остаться один. ЦАХАЛ больше на "армия народа", это - армия, которая боится народа. Ее волосы состриг не враг, а мы сами.Но мы живем не в великих Соединенных Штатах, а на Ближнем Востоке, где все с удовольствием потирают руки, наблюдая, как мы разрушаем и оскопляем собственную армию. Им больше ничего не надо делать, мы выполняем эту работу лучше - для них

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..