суббота, 31 марта 2018 г.

Посол США в России: мы оказались в море дезинформации

Посол США в России: мы оказались в море дезинформации

Джон ХантсманПравообладатель иллюстрацииPAVEL GOLOVKIN/GETTY
Россия на этой неделе отозвала согласие на работу генконсульства США в Санкт-Петербурге, а также приняла решение выслать столько же американских дипломатов, сколько было выслано российских из США.
За несколько часов до этого корреспондент Би-би-си Стив Розенберг встретился с послом США в России Джоном Хантсманом и спросил его о том, как новый кризис из-за "дела Скрипалей" скажется на будущем отношений России и США.
presentational grey line
Би-би-си: Господин Посол, исходя из тех доказательств, которые вы видели, насколько вы уверены в том, что Россия стоит за атакой в Солсбери?
Джон Хантсман: Мы доверяем нашему ближайшему другу Великобритании. У них прозрачная система, они подчиняются закону, они входят в состав определенных правительственных учреждений, например, в Организацию по запрещению химического оружия, и проявляют интерес к ее деятельности. Так поступила бы любая страна, окажись она в подобной ситуации.
Когда у вас есть доказательства, вы должны ими поделиться, вы должны продемонстрировать людям шаги, предпринятые во время расследования.
Их оказалось достаточно, чтобы убедить не только США, но и около 25 других стран, которые предприняли такие же действия. Доказательств вполне достаточно, чтобы полагать, что российское государство стоит за произошедшим в Солсбери.
Инфографика
Би-би-си: Вы говорите о международной ответной реакции. Америка выслала 60 российских дипломатов в рамках скоординированной международной акции. Какой сигнал это посылает Москве?
Д.Х: Сигнал такой: вы не можете безнаказанно использовать боевое нервно-паралитическое вещество на улицах Солсбери против британского гражданина и его дочери. Это выражение глубокого возмущения в отношении того, что произошло на британской земле.
Это также выражение решимости, по крайней мере со стороны Соединенных Штатов - а я могу говорить в данном случае только от лица США, - в том, что мы хотим защитить нашу национальную безопасность.
Мы хотим защитить наш народ от шпионов, действующих в интересах России. И мы хотим уверенности, что наши учреждения и граждане защищены от тайных действий, предпринимаемых российскими оперативниками.
Таковы основные причины тех шагов, которые предприняли США.
Би-би-си: Но история показывает, что на Владимира Путина не действует международное давление. Как далеко Америка готова пойти, чтобы донести свою позицию до Москвы.
Д.Х.: Америка с гордостью отстаивает свои ценности. У нас есть друзья и союзники. А в случае с Великобританией - это наш ближайший друг и союзник. Уже на основании этих отношений можно принять решение достаточно быстро.
А тем более если вы видите, что случается такого рода инцидент, который подрывает наши отношения, в дополнение к уже имеющимся проблемам, будь то Украина, Крым, Донбасс, MH17, вмешательство в выборы - нашим двусторонним отношениям уже было нанесено несколько весьма серьезных ударов.
Но даже при всем при этом каждый отдельный случай требует отдельной ответной меры. Мы открыты к диалогу; мы приложили все усилия, чтобы сохранить диалог по вопросам, крайне важным для глобальной стабильности.
ФлагПравообладатель иллюстрацииEPA
Image captionПо отношениям России и США было нанесено уже несколько серьезных ударов
К примеру, по вопросу стратегической стабильности и контроля за вооружением. У нас есть обязательства - у США и России, как у стран, на которые приходится 90 процентов ядерного оружия в мире - сидеть за столом переговоров, серьезно относиться к нашим обязательствам и международным договорам и двигаться вперед в отношении нового договора СНВ - это, я думаю, очень важная часть наших двухсторонних отношений.

Ощущение опасности

Би-би-си: Насколько серьезной угрозой вы считаете Россию сегодня для своей страны, Америки, и для американских союзников?
Д.Х.: Послушайте, пусть доказательства говорят сами за себя. Когда мы столкнулись с вмешательством в выборы 2016 года, целью которого было попытаться раздробить наше общество, зародить сомнения в самой природе нашей политической системы - то тут опасность уже достигла такого уровня, что это встревожило и, я думаю, шокировало большинство американских граждан.
Когда они видят, что происходит, и понимают, что это означает в долгосрочной перспективе - подрыв веры граждан в собственную систему и ее способность противостоять внешним силам, которые разрушают ее с помощью "фабрик троллей" и прямых кибератак, - то сами граждане начинают через своих членов конгресса требовать принятия мер.
Так что вы могли наблюдать, как во время обсуждения в конгрессе, поставившем на голосование пять или шесть отдельных пакетов санкций в соответствии с законом, подписанным 2 августа прошлого года, "за" было отдано 98 голосов, "против" - 2.
Таково выражение отношения американцев к той опасности, которую они ощущают.
Би-би-си: В мире несколько очагов, где российские интересы сталкиваются с американскими. Например, Украина, Сирия. Насколько опасна эта ситуация с учетом роста напряженности между Россией и Западом?
Д.Х.: Ситуация держится, покуда вы сохраняете диалог и покуда вы сохраняете вовлеченность, как это было в Сирии. Это та работа, которую мы провели на юго-западе Сирии, где была создана наиболее успешно функционирующая зона перемирия.
Самая успешная за все время этого конфликта. Это пример того, что если мы вовлечены в диалог и движемся к достижению общей цели, мы можем достигать результата.
Я помню период, когда наши связи были полностью заморожены. И мы просто не можем позволить себе вернуться к этой точке.

Возможность диалога

Би-би-си: Давайте поговорим о другом. Высылка дипломатов с обеих сторон, словесные перепалки. Куда мы движемся? К чему это может привести?
Д.Х.: Ну, мы должны предпринимать действия. Меня бы куда больше беспокоило, если бы США решили не предпринимать никаких шагов в нынешних обстоятельствах и с имеющимися доказательствами по поводу той страны, которая в этом замешана. Так что мы должны предпринимать какие-то действия.
Это выражение того состояния и тех чувств, которые испытывает американский народ и, как его выражение, - конгресс и исполнительная власть.
Но ты обязан поддерживать диалог на определенном уровне - наши двери открыты. Как я говорю своим друзьям в России и в тамошнем правительстве: мы готовы продолжать диалог.
Я считаю, что связь между американским и российским народами остается очень крепкой. Это самая главная составляющая наших взаимоотношений. Так что у нас есть направления, по которым работа продолжается.
Буквально на прошлой неделе мы отправили на орбитальную станцию двух граждан США и одного россиянина. И наше сотрудничество в этой сфере продолжается уже в 18 лет без каких-либо перебоев.
В самой сложной и передовой сфере науки мы работаем вместе. Это показывает, что если мы действительно хотим, мы можем работать вместе и сохранять конструктивные отношения.

Россия и Трамп

Би-би-си: Вас огорчило, что президент Трамп не упомянул отравление Скрипаля в Солсбери, когда беседовал с Владимиром Путиным после его победы в президентских выборах?
Д.Х.: Я не могу комментировать телефонный разговор нашего президента с Владимиром Путиным. Достаточно сказать, что они общались достаточно регулярно, между ними были открытые прямые обсуждения, и, я думаю, это хорошо для отношений между двумя странами.
Би-би-си: До недавнего времени президент Трамп говорил о важности диалога с Россией, он даже упомянул возможность встречи в не столь отдаленном будущем. Такая возможность существует?
Д.Х.: Думаю, что президент Трамп имеет нетрадиционный взгляд на то, как нужно выстраивать отношения. Он успешный бизнесмен, сейчас он президент.
Так что когда я впервые обсуждал с ним отношения с Россией, когда я согласился на эту работу (а познакомились мы 20 лет назад), он говорил о важности связей, о встречах, о возможности в конечном счете встретиться с президентом Путиным.
Путин и ТрампПравообладатель иллюстрацииAFP/GETTY IMAGES
Image captionДо недавнего времени президент Трамп говорил о важности диалога с Россией и говорил о возможности встречи
У него всегда это было в мыслях. Думаю, он понимает, что связи и диалог, периодические встречи и обсуждение проблем - это на самом деле хороший подход к снижению напряжения в отношениях. Это хорошо, а не плохо.
Би-би-си: Вы говорили о вмешательстве русских в ваши президентские выборы. Это то, о чем президент Трамп предпочитает не говорить?
Д.Х.: Ну, он сказал об этом. Не знаю, сколько раз должен это повторять, но он об этом заявлял. Он сказал, что Россия была в этом замешана и другие страны тоже были замешаны, как водится.
Не думаю, что это так уж ново, но то, в какой степени Россия была вовлечена, масштаб вмешательства, кибератак, взломов почты, злонамеренность всего этого - вот это было беспрецедентно.

"Море дезинформации"

Би-би-си: Как бы вы охарактеризовали нынешний уровень отношений между Россией и США, Россией и Западом?
Д.Х: Напряженные, но не прерванные. Мы никогда не сможем допустить, чтобы столь важные отношения завершились.
У нас могут быть определенные моменты, как это периодически случалось за десятилетия американо-российских отношений, а до того американо-советских, когда высылали дипломатов; были моменты, когда казалось, что мы несемся в пропасть, но все всегда возвращалось на круги своя.
Потому что когда столько всего поставлено на кон, то обе стороны осознают, что надо держаться друг за друга, надо продолжать диалог, решать совместно общие проблемы.
Би-би-си: Стало для США отравление в Солсбери крайней точкой?
Д.Х.: Я думаю, что это наложилось на целый ряд других событий, которые в результате вынудили понять, что подрывная деятельность, разрушительный характер поведения России на международной арене наносят ущерб множеству стран. И наступает момент, когда надо как-то реагировать.
Скрипаль и его дочьПравообладатель иллюстрацииEPA/YULIA SKRIPAL/FACEBOOK
Image captionРоссия отрицает причастность к отравлению Сергея Скрипаля и его дочери
Не то чтобы все свалилось в единый ком, и тут США решили начать действовать. Я полагаю, что мы отреагировали так, как должны были, на каждое из событий. Причем, как республиканцы, так и демократы.
Би-би-си: Как вы оцениваете реакцию Москвы? Видите ли вы массированную дезинформацию с ее стороны?
Д.Х.: Ну, я думаю, эти попытки были. По последним подсчетам, [У Москвы] было примерно 20 разных версий по поводу того, кто ответственен и что стояло за этим отравлением.
Было бы здорово, если бы было одно-единственное объяснение. Было бы хорошо, если бы было единственное объяснение того, как это химическое вещество, боевое оружие, на самом деле оказалось в Солсбери - начать с простого, перестать запутывать ситуацию.
Сейчас мы оказались в море этой дезинформации, что делу не помогает.
Вот здесь надо немного оглядеться, отбросить всю бессмыслицу и попытаться посмотреть на голые факты. И вот здесь отношения с Соединенным Королевством становятся очень важной частью.
Потому что нужно иметь дело с фактами. Мы входим в состав определенных организаций, серьезные специалисты ведут расследование, и все это очень прозрачно. В Великобритании очень мощная пресса, как и в США. От нее невозможно спрятаться. Так что вы должны быть уверены в том, что есть что.
Таким образом, весь наш общественный строй совершенно естественным путем предъявляет эти свидетельства, которые базируются на фактах. Я считаю их надежными.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..