пятница, 9 марта 2018 г.

Острый коалиционный кризис


Сложная и неоднозначная политическая ситуация в правительственной коалиции делает крайне неоднозначными прогнозы развития событий. И если, похоже, что Глава правительства еще не выбрал линию поведения, то тем более трудно рядовому гражданину определить свою позицию.
Между тем, вероятность досрочных выборов вполне реальна и никому на пользу они не пойдут. Инициаторы кризиса - ортодоксальные партии и НДИ - серьезно готовятся к возможным выборам. И здесь вступает в силу многократно проверенный прием: натравить религиозных на "русских безбожников" и далеко уже не новых репатриантов на "пейсатых" и "черных". Однако, эта испытанная тактика русских партий (помните "наш контроль"?) пробуксовывает. Есть признаки того, что враждебность к харедим начинает реализовываться в поддержке молодого Лапида, ловкого демагога и якобы "новой силы". А партия Либермана публике надоела и оказывается в опасной близости к электоральному барьеру.
                                             Д.М.

Острый коалиционный кризис
Досрочных выборов никто не хочет, но поведение коалиционных партнеров может привести к тому, что они состоятся уже в июне
Дов Конторер

Несмотря на очевидную заинтересованность всех коалиционных фракций в сохранении действующего правительства Биньямина Нетаниягу, политический кризис, разразившийся на этой неделе в связи с требованием партии Яхдут ха-Тора о немедленном принD1тии закона, который определит порядок освобождения учащихся ультраортодоксальных йешив от службы в ЦАХАЛе, всерьез угрожает стабильности коалиции. Если этот неожиданный кризис не будет урегулирован в течение ближайшей недели, его результатом с большой вероятностью станет проведение досрочных парламентских выборов в июне текущего года.
С подробным описанием законодательной ситуации в связи с вопросом о призыве учащихся ультраортодоксальных йешив читатель может ознакомиться в приложении "Вести-2" (см. третью часть Ultima Thule), а здесь будут проанализированы основные мотивы, которыми сейчас руководствуются участники коалиции, но прежде всего – возможные мотивы самого Биньямина Нетаниягу, способного превратить этот кризис в повод для объявления досрочных выборов или, напротив, приложить максимум усилий с целью его преодоления.
Положение премьер-министра является двойственным: интересы Нетаниягу как политика и как частного лица, которому угрожает серьезное уголовное обвинение, могут совпадать, но могут и решительно противоречить друг другу. Судя по всему, опция соглашения с ЮСП, по которому Нетаниягу покинет общественную арену в обмен на прекращение следственных и судебных процедур по затрагивающим его подозрениям, в настоящее время уже неактуальна, но во всех остальных аспектах отмеченная коллизия совпадения или несовпадения интересов Нетаниягу-политика и Нетаниягу-подследственного сохраняет силу. Окончательная оценка связанных с этим факторов риска и, напротив, выводящих из-под удара политических ходов производится самим премьер-министром, и поэтому убедительно судить о решениях, которые будут приняты им в ближайшее время, весьма затруднительно.
С этой проблемой сталкиваются все без исключения обозреватели, независимо от степени их информированности. Проще всего сказать, что если сам Нетаниягу пока не знает, к какому решению он склонится на следующей неделе, вернувшись в Израиль из Вашингтона, то этого тем более не могут знать те, кто пытается предсказывать его действия.
Чисто политически у Нетаниягу имеются причины для того, чтобы форсировать проведение досрочных выборов и превратить их во всенародное голосование по вопросу о доверии израильских граждан лично к нему. Основываясь на результатах последних опросов и исходя из общих соображений, можно сказать, что такой формат проведения выборов предвещает укрепление позиций Ликуда за счет его коалиционных партнеров, которые становятся в этом случае "лишними": ведь доверие к Нетаниягу удобнее всего выразить прямым голосованием за Ликуд. Добившись значительного успеха на выборах, например – увеличив парламентское представительство Ликуда до 34-36 мандатов, как сулит ряд последних опросов, Нетаниягу мог бы позиционировать себя как фигуру, снискавшую твердую поддержку гражданского большинства, которое было в достаттчной степени проинформировано о затрагивающих его подозрениях и сочло их ничтожными.
Однако с таким сценарием политического будущего связаны и некоторые принципиальные вопросы. Во-первых, Нетаниягу не знает, произведет ли подобное самопозиционирование, даже при самом благополучном для него исходе выборов в Кнессет, сколько-нибудь серьезное впечатление на руководящий состав Госпрокуратуры и, что особенно важно для него, на юридического советника правительства. Во-вторых, объявление досрочных выборов вопреки воле коалиционных партнеров может привести к неожиданным результатам.
В настоящее время коалиционные партнеры Ликуда сохраняют лояльность Нетаниягу, но перспектива оказаться в правительстве, возглавляемом подсудимым, не радует многих из них по причинам, о которых уже говорилось в прошлом: это и неизбежная при таком развитии событий зависимость премьер-министра от судебной системы, благожелательность которой к нему может явиться функцией неприятных правым решений, и ущерб собственной репутации партий, которые войдут в его коалицию. Отмеченные опасения имеют силу даже и без того, чтобы Нетаниягу дополнительно разозлил своих партнеров, ускорив проведение досрочных выборов в нужном ему, но опасном для них формате. Как следствие, избирательная кампания коалиционных партнеров Ликуда может приобрести весьма неблагоприятный для Биньямина Нетаниягу характер и поставить под сомнение результат, который, хотя бы теоретически, был бы способен произвести нужное ему впечатление на Госпрокуратуру и ЮСП.
Мало того, мятежная избирательная кампания коалиционных партнеров Ликуда способна привести и к тому, что в самом Ликуде открыто заявят о себе силы, которые тяготятся сегодняшним положением Нетаниягу, но пока не решаются выступить против него в силу его популярности. Назвать эти "силы" по именам невозможно, поскольку всё, что говорится ими по этому поводу в конфиденциальном порядке, обставлено категорическими условиями, исключающими возможность прямого цитирования.
Соответственно, если Нетаниягу твердо намерен встретить решение ЮСП по релевантным следственным делам в качестве премьер-министра Израиля, синица в руке может оказаться предпочтительнее для него, чем журавль в небесах. Его официальная позиция в настоящее время гласит, что он не заинтересован в проведении досрочных выборов, но видит смысл в сохранении существующего правительства только в том случае, если входящие в него партии способны прийти к решению, которое позволит правительству отработать весь отведенный ему срок до ноября 2019 года. В случае, если возможный сегодня компромисс по вопросу о призыве учащихся ультраортодоксальных йешив даст правительству всего несколько месяцев отсрочки до нового и уже непреодолимого кризиса, Нетаниягу предпочитает немедленное решение о роспуске Кнессета и проведении досрочных выборов.
Эта позиция позволяет Нетаниягу представлять дело так, будто решение спорного вопроса о призыве от него почти не зависит, и стимулировать усилия партнеров по поиску компромисса. Провал этих усилий позволит ему снять с себя ответственность за объявление досрочных выборов – по крайней мере, в глазах наиболее доверчивой части правого электората. И все же, как отмечалось выше, в настоящее время нет оснований утверждать, что им уже принято то или иное решение.
В Ликуде идея проведения выборов в Кнессет в июне, при наличии достойного повода в виде невозможности добиться согласия по вопросу о призыве учащихся ультраортодоксальных йешив, кажется соблазнительной одним и пугает других. Соблазн очевидным образов связан с надеждой увеличить парламентское представительство своей партии за счет превращение выборов в голосование о личном вотуме доверия Нетаниягу, а опасения – с риском вероятных в этом случае неожиданностей, следствием которых может явиться бессмысленная потеря полутора лет пребывания в Кнессете и правительстве.
Об остальных партиях будет сказано в порядке, отражающем численность их парламентских фракций. Министр финансов Моше Кахлон уже объявил, что его партия Кулану покинет правительство, если до завершения зимней сессии Кнессета 18 марта согласованный со всеми коалиционными партнерами и утвержденный в первом чтении проект государственного бюджета на 2019 год не пройдет оставшиеся этапы парламентского утверждения. Кахлону, как и Нетаниягу, важны гарантии того, что правительство просуществует хотя бы до весны следующего года, поскольку к тому времени он надеется предъявить избирателям более или менее явные успехи своей политики в области снижения цен на жилье. Заблаговременное утверждение бюджета является, с точки зрения Кахлона, гарантией того, что правительство имеет достаточной запас прочности, и, напротив, при невозможности утвердить бюджетный законопроект до конца зимней сессии он предпочитает форсировать досрочные выборы и дистанцироваться от Нетаниягу в ходе своей избирательной кампании.
Еврейский дом имеет неплохие результаты в опросах общественного мнения и теоретически может рассчитывать на увеличение своего представительства в Кнессете, но проведение выборов в формате голосования о личном вотуме доверия Нетаниягу может оказаться весьма опасным для этой партии. Имея три министерских портфеля, два из которых очень весомы (образования и юстиции), и двух представителей в кабинете безопасности, ЕД не хочет подвергать риску свое положение. Как следствие, именно эта партия проявляет в последние дни особенную активность с целью изыскания компромиссного решения по спорном вопросу о призыве учащихся ультраортодоксальных йешив. Отмеченная активность стимулируется также и тем, что обсуждаемый повод для развала правительства лидеры ЕД справедливо считают надуманным: какой бы закон ни был принят Кнессетом, он не будет иметь своим результатом массовый насильственный =BFризыв ультраортодоксов в ЦАХАЛ. Какое-то другое государство из прошлого или настоящего возможно и справилось бы с этой задачей, но известное нам Государство Израиль ее не решит.
Партия ШАС очень плохо выглядит в последнее время в опросах общественного мнения, и поэтому ее депутатов практически не слышно при обсуждении закона о призыве. Досрочных выборов ШАС не хочет, и там не понимают, почему Яхдут ха-Тора решила настаивать на принятии этого закона за полгода до истечения срока, отведенного парламентариям Высшим судом справедливо сти.
Лидер НДИ Авигдор Либерман предпочел бы провести еще год, а лучше – полтора года на престижном посту министра обороны, никак не отвечающем электоральному весу его партии, но требование о равных условиях призыва для ультраортодоксов, даже если оно и является заведомо невыполнимым, представляет собой в настоящее время визитную карточку его партии. Как следствие, именно НДИ считается наиболее трудным партнером для выработки политического решения, которое удовлетворит Яхдут ха-Тора и позволит коалиции избежать объявления досрочных выборов.
Наконец, партия Яхдут ха-Тора, инициатор нынешнего кризиса. Опросы сулят ее неплохие перспективы за счет ослабления ШАСа, но это не могло бы явиться решающим доводом для ее лидеров, поскольку участие в работе правительства для ультраортодоксов важнее, чем число мандатов, которыми они располагают в Кнессете. Поведение хасидског крыла в Яхдут ха-Тора, которое, собственно, и потребовало срочного принятия закона о призыве, скорее объясняется тем, что в условиях коалиционной нестабильности, обусловленной следствием по делу Нетаниягу, ультраортодоксы опасаются, что этот важнейший для них вопрос не будет решен приемлемым, с их точки зрения, образом в последний момент, с приближением сентябрьского рубежа. Поставив утверждение бюджета в зависимость от принятия закона о призыве, Яхдут ха-Тора использует для давления на своих коалиционных партнеров самый эффективный из имеющихся у нее рычагов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..