суббота, 24 февраля 2018 г.

СОБАКА В ЕВРЕЙСКОМ ДОМЕ

Собака в еврейском доме

Александр Элькин 22 февраля 2018

В романе «Вот идет мессия!» Дина Рубина описала свою абсорбцию в одном израильском религиозном поселении. Среди прочего она неоднократно упоминает о том, что ее соседи весьма неодобрительно относились к тому, что в их доме живет собака.
С подобным отношением к домашним животным доводилось сталкиваться и автору этих строк. С детства я слышал от бабушки о том, что домашним животным в еврейском доме не место. Присутствие таковых либо категорически осуждалось, либо оправдывалось наличием воров (в случае собаки) или мышей (в случае с кошкой). Тем не менее собаку я тогда завел, и зачастую ее существование использовалось в спорах как аргумент, подтверждающий мою религиозную непоследовательность. Став отцом семейства, я отказал своим детям в праве на собаку, несмотря на их многочисленные просьбы. К тому времени у меня уже было представление о принятых нормах религиозной жизни, и я пересмотрел свои взгляды на допустимость содержания домашних животных. Но, однако, для многих из нас вопрос о допустимости собаки или кошки в доме остается актуальным, да и во многих ситуациях, постфактум, следует руководствоваться не сложившимися традициями, а требованием закона, алахи.
Как свидетельствуют многочисленные респонсы, для ашкеназских евреев содержание домашних животных, прежде всего собак, было общепринятой практикой в течение многих столетий. Соответственно, раввины неоднократно обсуждали, насколько она желательна и дозволена.
«Собачий вопрос» многократно обсуждается уже в Талмуде. Некоторые мудрецы действительно категорически полагали, что этим животным не место в еврейском доме. Так, рабби Элиэзер Великий говорил, что тот, кто держит в доме собаку, подобен тому, кто держит дома свинью (Бава кама, 83a). Однако большинство мудрецов придерживались менее радикальных воззрений, разрешая, с соблюдением определенных условий, держать в своих жилищах собак. Так, «Бава кама» (79б) разрешает «держать собаку на крепкой привязи». Рабби Натан (там же, 15б) считал, что запрещено держать исключительно «злую собаку», поскольку тот, кто поступает подобным образом, нарушает заповедь Торы: «Когда будешь строить новый дом, сделай ограждения на твоей кровле, чтобы не пролилась кровь в твоем доме, если кто‑нибудь упадет с нее» (Дварим, 22:8). Логика сравнения понятна: собак декоративных пород тогда не было, а держать в доме потенциально опасное животное неосмотрительно и заведомо приведет к беде, рано или поздно. Кроме того, некоторые мудрецы (Бава кама, 83a) провозгласили проклятие каждому, кто держит собак, — причем, похоже, имели в виду любых собак. Тем не менее рабби Ишмаэль разрешил держать дома собак породы кофри, не представляющей опасности для людей, поскольку они отпугивают воров (Бава кама, 80a).
Великий законодатель Рамбам (Законы денежных ущербов, 5:9) постановил, что запрещено держать любую собаку кроме как вне дома, на привязи, «поскольку собаки часто наносят серьезный урон». Видимо, Рамбам полагал, что мнение р. Ишмаэля противоречит мнению всех остальных мудрецов Талмуда (Бава кама, 79б и 83a). В соответствии с этим подходом, р. Ишмаэль был единственным, кто разрешал держать собак кофри в виде исключения, а остальные мудрецы с ним не согласились.
Тем не менее подавляющее большинство средневековых авторитетов — р. Моше из Куси, р. Элиэзер из Меца, р. Меир из Ротенбурга и р. Яаков бен Ашер (Тур) и другие — в своих постановлениях не следовали мнению Рамбама и утверждали, что талмудический запрет распространяется исключительно на злых, агрессивных собак. С этим мнением согласился и р. Йосеф Каро, автор «Шульхан арух» (разд. «Хошен мишпат», 409:3), а также большинство авторитетов последующих поколений. Хотя, как водится, и среди них нашелся несогласный. Таким раввином, категорически запрещавшим держать в доме любых собак без служебных функций, был р. Яаков Эмден (Шеэлат Явец, 17), который ввел дополнительные ограничения. Он писал, что собаку можно держать только для выгоды или для защиты. Однако он категорически возражал против собак в качестве домашних питомцев, поскольку это, во‑первых, является пустой тратой времени, а во‑вторых, есть имитация «поведения необрезанных». Впрочем, р. Эмден не приводит никаких источников в защиту своей позиции и находится с ней в явном меньшинстве.
Поскольку содержание в доме злых собак запрещено практически всеми раввинами без исключения, необходимо выяснить, прежде всего, какую собаку считать «злой». Раши, объясняя, почему Талмуд запрещает держать собак иначе чем на привязи, пишет, что «она кусает и/или лает, из‑за чего у беременных случается выкидыш». Слова Раши можно понять двояко:
1) «злая собака» — это собака, которая лает и кусает;
2) она или лает, или кусает.
Р. Шломо Лурия (Ям шель Шломо к Бава кама, 7:45) склоняется ко второму варианту, предполагая, что собака считается «злой», даже если она не кусает, а только лает. Этот вывод он сделал на основании того, что Талмуд (Бава кама, 83a), приводит два случая, когда у женщины, испугавшейся собаки, случился выкидыш. Поэтому, по мнению р. Лурии, единственной собакой, которую можно держать дома, является та самая кофри, о которой особо говорил р. Ишмаэль. Впрочем, р. Лурия распространил свой запрет только на «богобоязненных» и закончил обсуждение данного вопроса следующими словами: «Мы должны простить тех евреев (держащих собак, которые лают, но не кусают), однако заслуживает похвалы тот, кто осторожен [и держит только собак кофри], и да пребудет на нем благословение».
Из этих слов р. Лурии мы можем сделать вывод, что евреи, которые держат лающих собак, поступают не слишком хорошо, однако все‑таки не нарушают закон. Схожее мнение мы находим в «Шульхан арух а‑Рав» р. Шнеура‑Залмана из Ляд (Законы заботы о физическом и душевном здоровье, 3). Как писал первый глава Хабада, евреи часто держат собак, которые лают, но не кусают, и многие раввины одобряли эту практику, считая «злыми» только тех собак, которые кусают. Однако, согласно р. Шнеуру‑Залману, большинство алахических авторитетов не согласны с этим мнением и утверждают, что собака считается «злой», даже если она только лает. Поэтому он постановил, что «богобоязненные евреи должны держать лающих собак на цепи все то время, что люди бодрствуют, даже если собака только лает, но не кусает».
Р. Хаим бен Исраэль Бенвенисте в книге «Кнесет а‑гдола» (409:4) указывал, что подавляющее большинство евреев не приняли «жесткую линию» «Ям шель Шломо». Он писал, что держать собак, которые лают, но не кусают, — повсеместный обычай. Впрочем, сам р. Бенвенисте считал эту практику неверной и полагал, что, если кто‑либо желает держать собаку, он должен добиться не только того, чтобы она не кусала, но и того, чтобы своим лаем не пугала людей. Если же кому‑то абсолютно необходимо иметь служебную или бойцовую собаку (например, для самозащиты), он должен следить за тем, чтобы она была крепко привязана все то время, когда может причинить вред, покусав или облаяв.
Сказанное о собаках касается также и других животных. «Шульхан арух» (Хошен мишпат, 261:1) постановляет, что можно убить злую кошку, которая оцарапала ребенка. То есть и в этом случае правило касается лишь «злого» животного.
В рамках небольшой статьи невозможно обсудить все проблемы, связанные с содержанием домашних питомцев. Однако общий вывод можно сделать уже сейчас: согласно подавляющему большинству мнений, еврей, при соблюдении определенных условий, имеет полное право держать дома полезных животных. Разумеется, при этом ему то и дело придется сталкиваться с различными алахическими проблемами. Но есть ли область жизнедеятельности, где ситуация была бы принципиально другой?
(Опубликовано в №274, февраль 2015)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..