понедельник, 4 декабря 2017 г.

ЧТО ТАКОЕ ЕВРЕЙСКОЕ СЧАСТЬЕ?

Клавдия Сергеевна!
Вы знаете, что такое "еврейское счастье“? Нет, вы не знаете, никогда не знали и не будете знать – что же это такое: "еврейское счастье“!
Скажите, положа руку на сердце, где были мозги моих родителей, когда они выбирали имя для новорожденной малютки, то есть для меня? Где?! Правильно, Клавдия Сергеевна, именно в том месте, о котором вы подумали. Ну как можно было дать ребёнку, рожденному в СССР, имя Сара! Для русского уха – просто ругательство.
Самое страшное в том, что в сочетании с нашей фамилией мое имя становилось несовместимым с жизнью.
– А сейчас к доске пойдет Сара Пизенгольц!
– Пизенгольц! Ты сдала анализы? Нет?
– Сара! Завтра же уезжать в пионерский лагерь!
– Сара! Сара!!! Купи еще две бутылки кефира! Ты меня слышишь, Сара?!
Я опускаю малиновое лицо вниз и бегу в магазин, проклиная своих родителей, эту улицу с прохожими, милиционера, дворника и всех, всех … и, конечно, себя!
Мне пришлось стать круглой отличницей, чемпионкой Москвы по толканию ядра. Я выучила пять иностранных языков (среди них иврит и японский). Читаю в подлинниках классиков мировой литературы.
Но где личная жизнь? Где тот единственный, тот, кто не отпрыгнет от меня, узнав моё имя и фамилию?
Так прошло много лет в страданиях, которые невозможно себе представить.
Но есть Бог на свете, и чудо свершилось! Это было настоящее чудо-jude! Он подошел ко мне поздно вечером и попросил 2 коп. на телефон.
Ночь озарилась светом его огненно-рыжей головы. Двухметровый верзила, похожий на подсолнух Ван-Гога, улыбался во всю свою бандитскую рожу.
– Абрам – назвался он, и протянул мне свою руку.
– Сара – ответила я и, сжав его ладонь так, что он побледнел, добавила, глядя в его глаза: – Сара Пизенгольц.
…Потом мы часто вспоминали, как мы ржали после того, как Абрам произнёс свою фамилию…
– Абрам Ашпизд, – сказал он…
Клавдия Сергеевна! У нас скоро свадьба.Что делать с фамилиями?

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..