вторник, 4 июля 2017 г.

ОТВЕТИТЬ ЗА СТАЛИНА

3 июля 2017, 12:50 
876

Константин Сонин. Ответить за Сталина

Памятник Сталину в Липецке© Фото с сайта new-voronezh.ru
В истории с вывешиванием мемориальной таблички со Сталиным в МГЮА меня в первый момент заинтересовал такой аспект. Понятно, что нормальные люди не будут общаться с теми, кто это сделал. Но это вообще законно? Не может прокуратура возбудить дело против тех, кто повесил табличку? В конце концов, преступления Сталина и его сподручных — это не просто факт истории. По этому поводу принято немало постановлений и решений высших органов СССР — в частности партийных (которые, по конституции 1936-го года, играли ключевую государственную роль — см. статьи 2-3 и 126). Эти постановления сопровождались, для того, чтобы осуществлялись практические мероприятия — издания учебников, снос памятников и т. п., документами государственных органов — советов и ведомств всех уровней. Ответственность Сталина (не уголовная, потому что он уже умер к этому моменту) за убийство людей, репрессии против целых народов и даже потери в войне обозначена в официальных документах самого высокого уровня. Десятки людей были осуждены в 1950-е за участие в массовых репрессиях — в том числе значительная часть руководства силовых ведомств.
Конечно, были осуждены далеко не все — и часть, в том числе и высшего руководства, и низовых исполнителей — следователей НКВД — дожили спокойно до наших дней. Но говорить, что «все избежали» это полное искажение общей картины. За преступления во время сталинских репрессий осуждено примерно столько же «низовых руководителей» людей (ниже уровня министра/члена Политбюро) сколько по итогам денацификации Германии. Это правда, что высшее руководство по большей части избежало прямой ответственности (не все, потому что многие руководители страны, ответственные за репрессии, погибли по ходу и часть из них — по обвинению в тех самых преступлениях, которые они совершили). Не было Нюрнберга. Не было процесса, аналогичного процессу Эйхмана, руководителя технической организации убийства трех миллионов евреев во время Второй мировой. Но и сказать, что избежало совсем — невозможно. Молотов и Маленков, высшие руководители в разные моменты, провели десятилетия примерно на тех же правах, что и гитлеровские начальники, уцелевшие после Нюрнберга и сопутствующих процессов. Несколько министров и замминистров внутренних дел и госбезопасности, следователей и начальников отдела были казнены или приговорены к длительным тюремным срокам (более длительным, чем высокопоставленные участники Холокоста) за участие в репрессиях.
Напоминаю также, что жертвы политических репрессий, в соответствии с указами и постановлениями начала 1990-х, являются не просто «реабилитированными», а несудимыми. На основе этих постановлений выплачиваются компенсации и т. п. Вместе со всем множеством официальных документов о признании преступлений Сталина, приговоров его соратникам и подчиненным, это должно составлять юридическую базу для того, чтобы восстановители «мемориальных досок» были привлечены к ответственности и без специальных законов об ответственности за отрицание «преступлений сталинизма». Я понимаю, что шансы, что в прокуратуре найдутся активисты, чтобы заняться этим вопросом, не велики и, это, возможно, и хорошо. И все же интересно, что «реабилитаторам Сталина», пусть номинально и юристам, кажется, что они делают что-то очевидно законное. Не факт.
Константин Сонин, экономист

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..