вторник, 12 декабря 2017 г.

Вывод российских войск из Сирии: кто останется помочь Башару Асаду?

Вывод российских войск из Сирии: кто останется помочь Башару Асаду?

Путин на авиабазе ХмеймимПравообладатель иллюстрацииREUTERS
Image captionПутин заявил о выводе войск на авиабазе Хмеймим
Владимир Путин приказал приступить к выводу российской группировки войск из Сирии. Чтобы сделать это заявление, президент России впервые за время войны прилетел в эту страну.
Он заявил о выводе войск на авиабазе Хмеймим, стоя рядом с президентом Сириии Башаром Асадом, министром обороны России Сергеем Шойгу и командующим российской военной группировкой Сергеем Суровикиным.
Не в первый раз Кремль заявляет о победном окончании своей сирийской кампании. Русская служба Би-би-си обратилась к военным экспертам с вопросом, действительно ли Россия выведет все свои войска из Сирии на этот раз?

Игорь Сутягин, старший научный сотрудник Королевского объединенного института оборонных исследований

Игорь Сутягин: Ничего не изменится, он не собирается ничего выводить. Вывод российской группировки - однако останутся две базы, силы, необходимые для обеспечения безопасности этих баз, силы, необходимые для функционирования этих баз... Группировка как была, так и останется. Немного выведут, что-то новое туда забросят. И всё.
Что Россия там делает? Она поддерживает сирийский режим, который поддерживает способность России базироваться на Ближнем Востоке. Им даже сам по себе сирийский режим особо не нужен. Еще год назад они говорили: "Мы не возражаем, если Башар Асад уйдет, пусть будет кто-то другой - главное, чтобы он гарантировал, что две наши базы там останутся: воздушная и морская. А все остальное нам без разницы".
"Нам нужны наши интересы, наши интересы в том, чтобы иметь две базы на Средиземном море", - говорят они. Поэтому они их выводить не собираются.
Би-би-си: Справится ли сирийская армия без российской группировки?
Игорь Сутягин: Сирийской армии как таковой нет. Там есть иранская армия, там есть полупартизанские войска, так называемые militias - проиранские militias, ну и сильно деморализованные войска, которые называют Сирийской арабской армией. Но она очень слабо работает.
У этой сирийской армии нет достаточной огневой мощи, нету артиллерии, нету авиации, а та, которая есть, не летает нормально либо попасть по цели не может.
Они летают, но поодиночке. Их элементарно можно определить - если прилетел один самолет, это точно не русский.
Боевик Правообладатель иллюстрацииAFP
Image captionЭксперты считают, что военная победа над ИГ не означает победы над идеологией организации
Би-би-си: Как вы считаете, "Исламское государство" (запрещенная в России организация) разбито?
Игорь Сутягин: Разбить его нельзя. Это как нарыв. Ну вот как, ваххабизм в Чечне разбит или нет? Если мы видим, что в Чечне все зачищено, а вокруг полыхает - Дагестан... Просто нажали на это нарыв и весь гной перетек в другую сторону.
Точно так же и ИГ. Ну да, можно было лишить его территории, но... Понимаете, вот они сейчас в Лондон приедут, они разбиты или нет? Теракты, которые увеличиваются в частоте и масштабе по всей Европе - это они разбиты или нет? Как государство - да, хотя это была их ошибка по большому счету, но это идеология.

Виктор Мураховский, главный редактор журнала "Арсенал отечества"

Виктор Мураховский: Совершенно точно останется командный штаб группировки, российский центр по примирению сторон, российский центр разминирования, ПВО авиабазы Хмеймим и Тартуса, наземные силы охраны и обороны этих объектов, останется часть авиагруппы для обеспечения текущей деятельности и выполнения внезапно возникающих задач. Останется военная полиция, которая находится на КПП в зонах деэскалации. По поводу сил специальных операций: наверное, часть выйдет, но все равно какая-то группа останется.
Мы и не собирались полностью выводить [группировку] - у нас же договор о присутствии авиабазы, по МТО в Тартусе. Мы оттуда не уходим; мы сокращаем группировку, но не выводим ее.
Би-би-си: Но вот Путин приказал приступить к выводу, это как получается, с поправкой на обстоятельства?
Виктор Мураховский: Ну конечно - к выводу. Если вспомнить, что на пике нашего присутствия у нас на Хмеймиме находилось примерно 35-36 ударных самолетов плюс вертолетов штук 15-16, плюс на непостоянной основе военно-транспортная авиация работала, разведывательные самолеты базировались, в целом, до 40 самолетов доходило разных типов, сейчас останется в разы меньше.
Но даже на пике это назвать сверхмощной авиационной группой нельзя. Ну что такое 36 самолетов? Это примерно авиационный полк.
Би-би-си: Можно считать ИГ побежденным?
Виктор Мураховский: Если говорить о военных формированиях, организованной военной силе, способной вести полевую войну, то да. Эти формирования разгромлены и разбиты, они потеряли львиную долю своей техники, включая бронетанковую, артиллерию и так далее.
Но ИГ как террористическая организация не прекратила свое существование, потому что она является международной, имеет различные ячейки сторонников в Сирии и Ираке, по всему Ближнему Востоку и в Европе, на территории СНГ и в России.
Но опять же, на территории Сирии действовал не только "Даиш" [другое название ИГ - от редакции], сейчас продолжают действовать наследники "Джабхат ан-Нусры", "Ахрар аш-Шам", "аз-Зинки", которые особенно сильны в провинции Идлиб, на севере провинции Хама, в восточной Гуте. Но тем не менее, эти группировки все-таки не представляли такой организованной военной силы, как ИГ.

Александр Гольц, заместитель главного редактора "Ежедневного журнала"

Александр Гольц: Понятно, что сейчас операция вступила в ту стадию, когда атаками с воздуха ничего не решить.
А о войсках, присутствующих на земле, мы ничего не знаем. Стало быть, начальство вовсе не обязано их выводить или как-то это демонстрировать.
Би-би-си: Сирийская армия сама сможет поддерживать безопасность? Она боеспособна?
Александр Гольц: Если не исходить из того, что случилось некое чудо, то мы понимаем, что сирийские войска за шесть лет войны довольно обескровлены.
Совсем недавно "Красная звезда" опубликовала репортаж, в котором очень бодро расписывается, как российские военные советники учат 40-50-летних сирийских резервистов воевать. Это говорит о том, что все ресурсы истощены. Последние успехи правительственных войск с этой точки зрения довольно трудно объяснимы.
Сейчас уже никто не скрывает, что операции планировались российскими советниками, это гордо объявляется. Сирийские войска провели глубокие, многоходовые операции - это говорит о том, что на земле присутствует некая сила, которой не было до того.
Или это новые иранские отряды, "Хезболла", или это наемники из "Вагнера". С другой стороны, если эти отряды останутся, то, в принципе, сирийцы смогут воевать и дальше

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..