понедельник, 25 декабря 2017 г.

Великая княгиня красоты

Великая княгиня красоты

22.12.2017

Эта девчушка из Кракова открыла первый в мире салон красоты в Мельбурне, а потом покорила своими кремами весь чопорный Лондон. Следом она легко подсадила на особую диету Париж и стала продавать косметику имени себя в Нью-Йорке буквально тоннами. Управлять этой империей красоты Хелене Рубинштейн было легко – она всегда чувствовала себя королевой, хотя и числилась официально лишь княгиней.

Хая Рубинштейн, впоследствии взявшая себе имя Хелена, родилась в Кракове 25 декабря 1870 года в семье Августы и Горация Рубинштейнов. Дед девочки по отцовской линии сумел сделать состояние на добыче нефти, но вот в его сыне от дельца было крайне мало. Гораций, конечно, занимался торговлей, но больше любил искусство, поэтому в бизнесе часто действовал, руководствуясь порывом, а не холодным расчетом. Впрочем, именно эти черты характера, помешавшие ему стать хорошим бизнесменом, Хелена впоследствии особо ценила – по ее мнению, папа привил ей тонкий вкус и любовь к красоте во всех ее проявлениях.
Всего у Рубинштейнов родились 10 детей, но два малыша погибли, и в семье осталось восемь бойких и проказливых девчонок. Хелена была старшей из них, и на ее плечи ложилась львиная доля обязанностей матери. Впоследствии Хелена жаловалась, что вместо кукол ухаживала за сестрами, а игра в дочки-матери у нее была всамделишной. Девочка часто слышала фразу «быть красивой – значит быть женщиной, которую говорила ее мама, и всегда восхищалась тем, какую важную роль Августа отводит уходу за собой. Каждые выходные в дом Рубинштейнов приходили женщины, которые мыли и укладывали волосы Августы, а на ее ночном столике всегда стоял питательный крем на основе миндального масла. Сама Хелена, со священным трепетом принимающая чужую красоту и женственность, выдающейся внешностью не обладала. Однако в ее чертах пряталась некая изысканность, притягивающая взгляд. Невысокая, черноволосая, с тонкими губами и орлиным носом, девочка всегда держалась с такой уверенностью и смотрела так проницательно, что вряд ли кто-то сказал бы, что она непривлекательна.
Интересовалась Хелена и отцовскими делами. Она наперед знала, какая сделка действительно выгодна, и чрезвычайно гордилась тем, что отец ей доверяет. Но когда пришла пора выбирать себе профессию, Хелена решила учиться на врача. И на первом же практическом занятии, проходившем в операционной, упала в обморок при виде крови. Сначала девушка думала, что такая реакция – результат ее неподготовленности, но время шло, а изменений не было. В итоге в 1891 году она все-таки бросила Краковский университет и уехала в Австралию, где жили ее родственники. В чемодане Хелены лежали несколько баночек крема для лица, заботливо упакованные матерью.
Первое время дядино ранчо в Австралии казалось Хелене интересным – еще бы, ведь в Кракове ярких попугаев, коал и кенгуру она никогда не видела. Но вскоре нелюбовь к деревенской жизни взяла верх. Работать на ранчо ей запрещали – здесь это делала исключительно прислуга – ну, а праздно шататься, как это делала кузина Азалия, Хелена не могла. Единственным развлечением для нее была школа, где девушка учила английский язык. Когда друзья дядюшки предложили ей работу гувернантки, Хелена с радостью согласилась. Работодатели были людьми уважаемыми, в гостях у них собирались многие представители английской знати. Именно здесь женщины стали расспрашивать Хелену, почему ее лицо остается таким белым и свежим, в то время как их собственная кожа сгорает под палящими лучами австралийского солнца. Девушка рассказала им о мамином креме и пообещала заказать несколько баночек на пробу. Через месяц все леди рассыпались в благодарностях и просили прислать еще.
Вскоре слухи о чудо-креме распространились по всему Мельбурну, и Хелена решила освоить его производство. Опытным путем добившись правильной консистенции, она создала свой первый крем для лица Valaze. Девушка лично разносила свежеприготовленное средство по нескольким аптекам, где его раскупали за считанные дни. В то же время судьба свела ее с журналистом Эдвардом Титусом, который очаровался Хеленой и стал всячески ей помогать. Сначала он написал о ней и ее чудо-креме большую статью, а потом предложил революционную по тем временам идею – продавать продукцию по почте. Заказы посыпались как из рога изобилия, так что скоро Хелена, заручившись финансовой поддержкой своих британских друзей, открыла первый в мире салон красоты, названный в честь уже прославившегося крема Valaze.
Хелена рьяно взялась за дело: она первой определила, что существуют три основных типа кожи, и видоизменяла формулу крема с учетом особенностей каждого из них. Число желающих попасть на прием росло, так что к 1905 году Рубинштейн открыла еще два салона в Австралии и запустила линейку новых продуктов для лица. Ей было 33 года, когда желание совершенствоваться пересилило страх перед неизвестностью: Хелена покинула Мельбурн и отправилась в путешествие по Европе. Она начала учебу заново, но в другом формате: посещала интересные ей лекции, собирала литературу с рецептами косметических средств и общалась с выдающимися химиками, которые могли передать ей свой бесценный опыт. Например, Мария Склодовская-Кюри, с которой Рубинштейн познакомилась в Париже, укрепила в ней мысль, что косметология не будет развиваться без научных исследований.
Уже в 1907 году Хелена открыла салон за пределами Австралии – в Мейфэре, респектабельном районе Лондона. Женщина понимала, что здесь у нее есть лишь один шанс, и решила пойти ва-банк: интерьер в четырехэтажном салоне она сделала максимально роскошным, услуги – уникальными, а цены – заоблачными. Лондонские чопорные дамы удивились, но заинтересовались. Именно в эти годы Хелена чувствовала себя особенно счастливой: они с Эдвардом Титусом поженились и стали родителями двоих сыновей, карьера шла в гору, а на торжественных приемах вокруг нее всегда была толпа почитателей. Но даже в эти моменты, наслаждаясь своим статусом жены и матери, Хелена не бросала исследований: ей стало тесно в нише ухаживающей косметики, и она решила производить косметику декоративную. К 40 годам Хелена из черноволосой девчушки с острым взглядом превратилась в богатую властную леди. Ну, а после открытия большого салона в Париже никто уже не сомневался, что «мадам Рубинштейн» – это бренд.
Когда в августе 1914 года Германия объявила войну Франции, семье пришлось переехать в Америку. Сердце Хелены обливалось кровью – покидать то, что создавалось ценой невероятных усилий, было тяжело. Однако, увидев Нью-Йорк, она поняла, что это отличный плацдарм для развития бизнеса, и в течение нескольких месяцев открыла три салона подряд: в Нью-Йорке, в Чикаго и в Бостоне. Меж тем ее сыновья очень страдали: у семилетнего Роя и трехлетнего Горация было решительно все, но не было самого главного – маминого внимания.
Если в Европе «мадам Рубинштейн» не было равных, то в Америке ее конкуренткой стала Элизабет Арден, которая выпускала свою продукцию в Штатах уже более пяти лет. В попытках отодвинуть соперницу на второй план Хелена придумывала новые косметологические процедуры, давала частные консультации и проводила образовательные встречи с клиентками. Благодаря грамотной стратегии ее продукцией, которая до той поры продавалась только в салонах, всерьез заинтересовались крупные торговые дома. Сразу после того как средства Valaze попали на полки больших магазинов, стало очевидно – Америка сдалась Хелене без боя.
Хелена настолько ценила свою карьеру, что о сыновьях и муже временами просто забывала. Но когда Эдвард объявил о своем уходе к другой женщине, она все равно впала в отчаяние. Хелена чувствовала себя преданной, хотя и понимала, что в случившемся есть ее вина. Желая сохранить союз, она вернулась к мужу в Европу, перед этим совершив поступок, который многие до сих пор считают мошенничеством. За несколько недель до биржевого краха 1929 года она продала одному из нью-йоркских банков все свои филиалы в Америке, выручив за них более $7 миллионов. Затем же, когда цена на них резко упала, выкупила все обратно за сумму меньше чем миллион долларов. Сама Хелена объясняла такое стечение обстоятельств улыбкой фортуны и своей хорошей интуицией. Увы, ни возвращение жены, ни сказочное обогащение на крахе Уолл-стрит семью не спасли, и вскоре Эдвард оставил Хелену в одиночестве.
Почти сразу после умер ее любимый отец, а следом за ним ушла и мать. Выкарабкаться из состояния апатии и отчаяния Хелене помогла поездка к доктору Максимилиану Бирхеру-Беннеру – пионеру в области диетологических исследований. Для своей именитой гостьи диетолог составил специальное меню на основе злаков, орехов и фруктов, и через несколько недель Хелена сбросила пару килограммов и в целом стала чувствовать себя лучше. Вдохновившись идеями доктора, она сделала их частью философии своей марки и стала учить женщин тому, как именно нужно питаться, чтобы «сохранить легкий нрав и тонкую талию». 30-е годы для Хелены были не менее насыщенными: она выпустила в продажу водостойкую тушь и первые средства для автозагара, переименовала свою марку Valaze в «Хелену Рубинштейн» и встретилась с грузинским князем Арчилом Гуриели-Чкония, за которого вскоре вышла замуж. С того момента Хелена была не просто владелицей сети салонов и собственного бренда косметики, но еще и княгиней.
Но какими бы титулами и привилегиями ни обладала мадам, она все еще оставалась еврейкой, поэтому осенью 1939-го, когда Франция вступила в войну с нацистской Германией, они с мужем переехали в Нью-Йорк. Хелена пыталась спасти от Холокоста как можно больше родственников: поспособствовала их переезду в США и устроила на работу в компанию, попутно обучая всем премудростям профессии. Как ни странно, именно во время войны они с мужем заразились идеей создать некое «место силы» и для мужчин. Хелена и Арчил открыли «Дом Гуриели», где мужчины могли купить модные вещи из Европы, постричь и покрасить волосы и пройти разработанные специально для них процедуры. Хелена вернулась в Париж сразу после окончания войны, и несмотря на то, что ей тогда уже было за 70, лихорадочно твердила: «Нужно работать больше!» Специалисты ее лаборатории изобретали новые препараты и салонные процедуры, а сама мадам возвращала измученных войной парижанок к нормальной, полной красоты и покоя жизни.
В середине 50-х Хелену срочно доставили в больницу. У нее обнаружили рак горла. Несколько месяцев мадам находилась на пороге смерти, но все-таки прошла и это испытание, справившись со страшной болезнью. Не успела она порадоваться тому, что жизнь входит в привычное русло, как от сердечного приступа умер ее муж Арчил Гуриели, а еще через три года мадам потеряла и своего младшего сына Горация. Хелена снова почувствовала острое одиночество и готова была окончательно сдаться, но и на этот раз ее жизнелюбие победило. В 1957 году она отправилась в кругосветное путешествие со своим секретарем Патриком, а в 1959-м – приехала в Советский Союз, чтобы участвовать в Американской национальной выставке. Во время прогулок по Москве Хелена возмущенно фыркала, видя, как советские женщины прячут красоту за невзрачными нарядами и как неумело они красятся. На своем стенде на выставке в Сокольниках она лично контролировала все происходящее, чтобы гостьи могли получить наиболее полную информацию обо всех продуктах и процедурах.
Вернувшись в Нью-Йорк, мадам пыталась вновь разбудить в себе интерес к жизни: вела рубрику о красоте в женском журнале, устраивала многочисленные приемы, даже купила квартиру в Лондоне, думая, что переезд ознаменует начало чего-то нового. Но весной 1964-го на голову Хелены, которая и так держалась из последних сил, свалилась последняя серьезная неприятность – ее ограбили. Этот случай потряс ее – некогда сильная и волевая Хелена начала горстями пить таблетки и беспрестанно повторять: «Я боюсь». Врачей, которые каждый день устраивали ей тотальный осмотр, она умоляла дать ей умереть «спокойно и бесплатно». В ожидании смерти мадам провела еще целый год.
Хелена Рубинштейн скончалась 1 апреля 1965 года в Центральной больнице Нью-Йорка. Многие тогда посчитали эту новость жестокой первоапрельской шуткой, и пока общественность выясняла, правдивы ли слухи, ее близкие хлопотали о похоронах. Госпожа Рубинштейн должна была выглядеть, как минимум, не хуже, чем при жизни! В итоге для нее выбрали расшитое каменьями платье от Ива Сен-Лорана, надели на пальцы лучшие украшения и сделали элегантный макияж. Кому-то вечерний туалет мадам, лежащей в гробу, мог показаться неуместным, но она сама одобрила бы подобный выбор – Хелена считала, что красота побеждает время, и что она, возможно, способна хотя бы на миг победить и саму смерть.
Мария Крамм

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..