среда, 15 ноября 2017 г.

КАК СТАЛИН И ГИТЛЕР ДЕЛИЛИ МИР


Заключение Пакта Молотова–Риббентропа (1939 г.) было естественным развитием ленинской внешней политики. Цели, ради которых Сталин пошел на союз с Гитлером, состояли в возвращении земель, отторгнутых у России, а также в осуществлении устремлений Русского мира на овладение черноморскими проливами и Константинополем. Adolfas Hitleris, Josifas Stalinas. TopFoto/Scanpix© DELFI montažas Объяснение побуждений Сталина его намерением оттянуть войну с Германией является фальсификацией или в лучшем случае — добросовестным заблуждением. Одним из характерных примеров спекуляций на неочевидных исторических событиях является деятельность руководства СССР, ВКП(б) и лично Сталина накануне Второй мировой войны. Прочно укоренившиеся взгляды на эти события основаны на ложных трактовках причин, побудивших советское руководство инициировать подписание Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом от 23 августа 1939 г. с секретным протоколом, известном как Пакт Молотова–Риббентропа (в дальнейшем тексте — «Пакт–1939»). В послевоенной советской историографии незыблемо укоренилось фальшивое объяснение противоестественного союза СССР с Гитлером, ставшее аксиомой. Якобы это было необходимо, чтобы получить два года отсрочки от неизбежной войны с нацистской Германией, и за это время укрепить обороноспособность СССР. Одновременно с подписанием Пакта–1939 были прерваны англо-франко-советские переговоры о создании антигитлеровского союза. Официальной причиной их провала были названы злонамеренные проволочки со стороны английской и французской делегаций. Однако многие зарубежные и отечественные историки считают, что затягивание и последующее прекращение переговоров было воплощением заранее выбранной Сталиным военно-политической стратегии. Что касается Германии, то в сложившейся к осени 1939 года обстановке она была обречена на сокрушительное поражение, если бы решилась воевать с Англией и Францией, не обезопасив себя от советской угрозы с Востока. Начало. Незабываемый 1919-й Истоки советско-германских отношений восходят к 1919 году, когда был подписан Версальский договор, зафиксировавший статус побежденной Германией в качестве второстепенной европейской державы. Германии было запрещено иметь подводный флот, надводные корабли среднего и тяжелого классов и военно-воздушные силы, производить самолеты, бронетехнику, химическое оружие и некоторые другие виды вооружения. Армия Германии была ограничена по составу и численности, по сути — ликвидирована. Положение РСФСР было еще хуже. Вследствие заключения Брест-Литовского мирного договора, который Ленин назвал «похабным», Россию исключили из числа держав–победительниц и не допустили к участию в послевоенном переделе мира. Заметим, что сепаратный советско-германский мир был единственным случаем в истории, когда победоносная страна сдалась на милость побежденного противника. Так Германия и Советская Россия превратились в страны-изгои. Сложившуюся ситуацию метко оценил Ленин: «Что такое Версальский договор? Это неслыханный, грабительский мир, который десятки миллионов людей, в том числе самых цивилизованных, ставит в положение рабов. Это не мир, а условия, продиктованные разбойниками с ножом в руках, беззащитной жертве». Советско–Германское сотрудничество абсолютно укладывалось в концепцию ленинской внешней политики стравливания капиталистических стран друг с другом. Оно было взаимовыгодным: Россия получала немецкие капиталовложения, военную технику и технологии, а Германия — возможность производства в РСФСР вооружений, а также базы для подготовки командного состава и военных специалистов. С приходом к власти Сталина интенсивность и содержание военно-технического сотрудничества СССР и Германии постоянно нарастала за исключением короткого периода после прихода Гитлера к власти. В этом вопросе Сталин строго следовал ленинской внешнеполитической концепции. Так, беседуя в марте 1935 г. с английским политиком Энтони Иденом, Сталин заявил: «Рано или поздно германский народ должен освободиться от Версальских цепей… Повторяю, такой великий народ, как германцы, должен вырваться из цепей Версаля». Таким образом, Сталин не был первопроходцем дружбы с Германией, он следовал ленинскому внешнеполитическому курсу. И Пакт–1939 был, по сути, предрешен Лениным в первые годы Советской власти, равно как и непримиримая борьба с мировым империализмом, правофланговыми которого были Англия и Франция. Говорим «ненападение», подразумеваем дружба! Публичным признанием поворота советской внешней политики в сторону укрепления советско-германских связей стал XVIII съезд ВКП(б), проходивший в марте 1939 г. Выступая на съезде, Сталин обрушился на Англию и Францию, разоблачая происки англо-французских и северо-американских поджигателей войны, изо всех сил старающихся «спровоцировать конфликт между СССР и Германией без видимых на то оснований». Позже, объясняя причины подписания Пакта–1939, председатель Совнаркома — нарком иностранных дел СССР Молотов сослался на это выступление Сталина и его последующие разъяснения: «Тов. Сталин еще тогда поставил вопрос о возможности невраждебных, добрососедских отношений между Германией и СССР. Теперь видно, что в Германии правильно поняли эти заявления т. Сталина и сделали из этого практические выводы. В политике Германии произошел поворот в сторону добрососедских отношений с Советским Союзом. <…> В отличие от гитлеровской Германии Англия и Франция не захотели круто поворачивать курс своей политики от недружелюбного отношения к Советскому Союзу…». Логика Сталина была проста и понятна: зачем вступать в союз с «недружелюбными» государствами, когда рядом страна, уже «развернувшаяся в сторону добрососедских отношений с СССР»? Приведенные факты не оставляют сомнений в том, что Сталин приступил к подготовке «договора, устраняющего (выделено Авт.) угрозу войны между СССР и Германией» задолго до его подписания. Полагаем, что, англо-франко-советские переговоры являлись всего лишь дипломатическим маневром, направленным на достижение более выгодных для СССР условий в Пакте–1939. 2 сентября газета «Правда» опубликовала обстоятельную статью «Историческая Сессия Верховного Совета СССР», в которой признавалось, что дата заключения Пакта–1939 является исторической, «означающей поворот в истории Европы и не только Европы, а сам договор является могущественным оружием в борьбе за мир». Постановление Верховного Совета СССР о ратификации Пакта–1939 вступило в силу в день его принятия — 31 августа, за считанные часы до начала Второй мировой войны. Братья по оружию Победа гитлеровского вермахта была быстрой и почти бескровной. Все та же «Правда» в выпуске от 14 сентября опубликовала передовую статью «О внутренних причинах военного поражения Польши». «Хотя с момента начала военных действий между Германией и Польшей прошел каких-либо десяток дней, уже можно утверждать, что Польша потерпела военный разгром, приведшей к потере почти всех ее политических и экономических центров.<…>все данные говорят о возрастающей дезорганизации всей польской государственной машины» — говорится в статье. Главной причиной краха называется политика насильственного «ополячивания» (так в тексте — Прим. авт.) не менее 8 млн. украинцев и около 3 млн. белорусов, проживающих в Польше. Ведь «многонациональное государство, не скрепленное узами дружбы и равенства населяющих его народов, а, наоборот, основанное на угнетении национальных меньшинств, не может представлять военной силы». Статья «Правды» провозглашала необходимость защитить угнетенных украинцев и белорусов от «правящей белополяцкой клики», не допустить «превращения Западной Украины и Западной Белоруссии в бесправную колонию, отданную на разграблению польским панам». В этом контексте упоминаются Финляндия, Эстония, Латвия и Литва. Сейчас понятна многозначительность этого упоминания. Партия велела, Красная армия заблаговременно ответила «Есть!». В первых числа сентября был проведен призыв запасных в шести военных округах. А 17 сентября Главное командование РККА отдало приказ войскам перейти границу и взять под защиту население западных областей Украины и Белоруссии. Полагаем, что именно 17 сентября 1939 года следует считать первым днем Великой Отечественной войны советского народа. Освободительный поход Красной армии в Польшу завершился молниеносно. За несколько дней боевых действий Красная армия потеряла по разным данным от 882 до 1173 человек убитыми; от 97 до 302 военнослужащих пропали без вести. Потери дезорганизованного противника исчислялись десятками тысяч, включая раненых и пленных. Уже 28 сентября в Москве был подписан Германо–Советский договор о дружбе и границе между СССР и Германией, после чего в Бресте прошел совместный парад частей Красной армии и гитлеровского вермахта. В течение следующего месяца на освобожденных территориях Западной Украины и Западной Белоруссии были созваны Народные собрания, делегаты которых единогласно приняли декларации о воссоединении с Советской Украиной и Советской Белоруссией, соответственно. А 31 октября на внеочередной сессии Верховного Совета СССР депутаты трудящихся под бурные и долго не смолкавшие аплодисменты приняли законы о включении в состав СССР названных регионов с общей территорий почти 200 тыс. кв. км и населением более 13 млн. человек. Так завершился первый из шести победоносных сталинских ударов. Красная армия блистательно подтвердила основное положение сталинской военной доктрины: «Побеждать малой кровью и на чужой территории». Удар! Еще удар! И никаких мирных передышек! В конце сентября и начале октября 1939 г. в Москве были заключены пакты о взаимопомощи между СССР и тремя прибалтийскими республиками — Эстонией, Латвией и Литвой. Последней Сталин великодушно передал освобожденные от польского ига «исконно литовские земли» — город Вильно и Виленскую область с территорией около 12 тыс. кв. км. Согласно условиям указанных международно-правовых актов СССР разместил в прибалтийских государствах базы ВМФ, аэродромы и «строго ограниченное количество советских наземных и воздушных сил». Через считанные часы после подписания указанных договоров ограниченные контингенты Красной армии приступили к выдвижению в назначенные районы на территориях прибалтийских стран и поставленные задачи выполнили. А спустя восемь месяцев части и соединения Ленинградского, Калининского и Белорусского Особого военных округов были подняты по тревоге для выдвижения к границам прибалтийских государств. Через день Советское правительство предъявило ультиматумы властям Литвы, Латвии и Эстонии, в которых они обвинялись в грубом нарушении условий ранее заключенных договоров о взаимопомощи. СССР потребовал сформировать правительства, способные обеспечить выполнение своих обязательств и допустить на территорию своих стран дополнительные контингенты советских войск. Условия были приняты. Красная армия триумфально вошла в страны-лимитрофы, созданные под патронажем Англии и Франции после I Мировой войны на территориях бывшей Российской империи. Как писала советская печать, трудящиеся прибалтийских государств с восторгом встретили Красную армию, что проявилось уже через два дня, когда под бдительной защитой красноармейцев и сотрудников НКВД СССР, олицетворявших собой сталинскую политику мира и дружбы между народами, прошли свободные и демократические выборы. При явке избирателей от 84% в Эстонии до приблизительно 95% в Латвии и Литве победу подавляющим большинством голосов (от 92 до 99%) одержали блоки, ведомые коммунистами. И недели не прошло, как избранные парламенты провозгласили преобразование своих стран в Советские Социалистические Республики и единогласно приняли Декларации об их вхождении в СССР. В начале августа 1940 года решениями внеочередной сессии Верховного Совета СССР они были приняты в состав Советского Союза. Без единого выстрела СССР возвратил себе свыше 180 тыс. кв. км территорий, ранее принадлежавших Российской империи, и людские ресурсы в 6 млн. человек. Пактом–1939 Финляндия была отнесена к зоне исключительных интересов Советского Союза. Во исполнение этих договоренностей 30 ноября 1939 года войска Ленинградского военного округа, усиленные частями из других военных округов, с боями пересекли советско-финляндскую границу на Карельском перешейке и в Карелии. Так началась короткая и кровопролитная война, названная «незнаменитой». А 14 декабря 1939 года «за развязывание войны с Финляндией» СССР был исключен из Лиги Наций. Опуская известные подробности, отметим, что война с Финляндией оказалась единственной из военных кампаний 1939–1940 годов, в которой СССР не достиг первоначально поставленных целей. Несмотря на многократное превосходство советских войск в живой силе и технике, финны ожесточенно сопротивлялись, проявляя исключительные мужество и стойкость. К началу весны 1940 года безвозвратные потери Красной армии превысили 126 тыс. человек. Но и Финляндия исчерпала свой оборонительный потенциал. В середине марта Сталин был вынужден заключить мирный договор. К СССР отошла значительная часть территорий на юго-востоке Финляндии. Из бывших финских провинций Восточной Карелии были образованы семь районов и три сельских совета, вошедших в состав созданной летом 1940 новой союзной республики — Карело–Финской ССР. Кроме того, СССР получил в аренду на 30 лет южную часть полуострова Ханко, где была создана военно-морская база Балтийского флота. Советско-финская граница на Карельском перешейке была сдвинута к западу на 120 км. Именно необходимость обезопасить Ленинград от угрозы с Северо-Запада фальсификаторы стали называть единственной причиной «незнаменитой войны», тем самым принижая грандиозные планы Сталина вернуть России земли, некогда ей принадлежавшие. Одновременно с присоединением прибалтийских земель к СССР важные перемены произошли на юго-юго-западном стратегическом направлении. По итогам I Мировой войны Румыния аннексировала Бессарабскую губернию Российской империи. Законность этой аннексии никогда не признавалась Советской державой. Поэтому удовлетворение требования о воссоединении этого региона с СССР было оговорено пактом Молотова–Риббентропа. В начале лета 1940 года на юго-западе Украины началось сосредоточение разновидовых частей и соединений, включая корабельную группировку Черноморского флота и Дунайской флотилии. Был сформирован Южный фронт, командование которым было поручено Г.К. Жукову. В конце июня Советское правительство предъявило Румынии ультиматум о возврате захваченных территорий. Румынское правительство не располагало ни силами, ни средствами для противостояния овеянной славой предыдущих побед Красной армии, а Франция, прежде выступавшая военным гарантом Румынии, к тому времени уже была разгромлена Гитлером. 28 июня 1940 года начался освободительный поход Красной армии в Бессарабию. Противник не решился оказать сопротивление, и после молниеносного завершения наступательной операции Бессарабия и Северная Буковина были включены в состав спешно созданной Молдавской ССР с территорией более 30 тыс. кв. км и населением около 3 млн. человек. Светите звезды алые над всеми океанами! К осени 1940 года геополитическая составляющая советско-германских договоренностей, юридически зафиксированных Пактом–1939, была реализована полностью за исключением реинтеграции Финляндии. И у Сталина не было никаких оснований отказываться от продолжения завоеваний. Но для осуществления намеченных планов требовалось деятельное одобрение стратегического союзника — нацистской Германии. С этой целью председатель Совнаркома Молотов был командирован в Берлин для решающих переговоров с Риббентропом и Гитлером. Накануне отъезда Сталин продиктовал директиву, которую Молотов записал собственноручно. Это важнейший исторический документ раскрывает цели советской внешней политики тех лет и ее военной компоненты. Сталин предписывал согласовать с германским руководством разграничение сфер влияния в Европе, в ближней и средней Азии, определить этапы и сроки осуществления соответствующих планов. В качестве важной задачи было названо присоединение Советского Союза к военно-политическому союзу Германии, Италии и Японии, получившему название «Ось Берлин–Рим–Токио», сокращенно — Ось. Заметим, что Сталин не отказывался от намерения присоединиться к Оси вплоть до июня 1941 года. Несмотря на очевидные проволочки Гитлера, он предпринимал все новые и новые шаги для превращения Оси в «Пакт четырех». В отношении Финляндии Сталин требовал «устранить всякие трудности и неясности» и прекратить любые действия, вредящие интересам СССР. Иными словами Сталину хотел добиться благожелательного согласия Германии на «вторичную войну» с финнами. Но главным вопросом переговоров была названа Болгария, которую следовало отнести к исключительной сфере интересов СССР с вводом на ее территорию советских войск. Следующим пунктом сталинской директивы был вопрос о Турции, где у Советского Союза имелись «серьезные интересы». Имелось в виду овладение черноморскими проливами. Действительно, какие интересы можно признать более серьезными? Воспроизведем здесь два характерных пункта сталинской директивы, касающиеся гегемонии договаривающихся сторон: «9. Относительно Китая в секретном протоколе, в качестве одного из пунктов этого протокола, сказать о необходимости добиваться почетного мира для Китая (Чан-Кайши), в чем СССР, м[ожет] б[ыть], с участием Г[ермании] и И[талии] готов взять на себя посредничество, причем мы не возражаем, чтобы Индонезия была признана сферой влияния Японии (Маньчжоу-Го остается за Я[понией]). 10. Предложить сделать мирную акцию в виде открытой декларации 4-х держав (если выяснится благоприятный ход основных переговоров: Болг[ария], Тур[ция]? и др.) на условиях сохранения Великобританской Империи (без подмандатных территорий) со всеми теми владениями, которыми Англия теперь владеет и при условии невмешательства в дела Европы и немедленного ухода из Гибралтара и Египта, а также с обязательством немедленного возврата Германии ее прежних колоний и немедленного предоставления Индии прав доминиона». В мелкой скорописи Молотова чередой мелькают моря и страны, изгибаются параллели и меридианы. Границы хрустят аппетитно и опрятно как свежеиспеченные пироги под ножами искусных кулинаров. Обсуждаемый документ, до сих пор практически не вовлеченный в научный оборот, неоспоримо указывает на то, что в 1941 и 1942 гг. Сталин наметил решить две геостратегические задачи: реализовать многовековую мечту Русского мира, водрузив красный флаг над Босфором и Дарданеллами, а также разрезать Британскую империю надвое, блокируя морские коммуникации и торговые пути между Индией, Ближним Востоком и Великобританией. «Венгрия, Румыния, Греция, Югославия, Швеция, Иран, Египет, Индия — что собирается предпринять с ними Ось?» — без обиняков вопрошает Сталин, твердо рассчитывая получить благоприятный ответ. Берлинские переговоры завершились двусмысленно. Вроде бы Гитлер с предложениями Сталина согласился и даже одобрил проект договора о присоединении СССР к Оси. Но в вопросе о заключении договора аналогичного Пакту–1939 вступил на путь проволочек и волокиты. Теперь-то известно, что как раз в это время разработка плана «Барбаросса» вступила в завершающую стадию. Но Сталин этого не знал или не хотел знать! И работа по реализации великих замыслов началась. Во исполнение указаний Политбюро ЦК ВКП(б) и лично Сталина Генштаб ВС СССР разработал директивные документы, определяющие цели двух следующих военных кампаний, которые предписывалось начать в середине 1942 года. Позже готовность Красной армии на боевые действия была назначена на конец 1941 года. Очередные сталинские удары планировалось нанести на северо-западном, южном и юго-юго-западном стратегических направлениях. В ноябре 1940 года Ленинградским военным округом была получена директива, уточняющая сроки и порядок вторжения в Финляндию. Замыслом операции были определены выход Красной Армии к Хельсинки и Ботническому заливу и установление контроля над всей финской территорией. На командно-штабных учениях в ЛенВО были успешно отработаны решающие этапы второй финской кампании. Ее политическое сопровождение предусматривало проведение всеобщих выборов, формирование подконтрольного СССР правительства и вхождение освобожденных территорий в состав Карело-Финской ССР. Однако приказ о начале операции так и не был отдан; директива об ее отмене не издавалась. Заметим, что еще поздней осенью 1939 г. началась передислокация передовых соединений Киевского и Белорусского особых военных округов к новой советской границе. При этом оборонительные сооружения вдоль старой границы постепенно демонтировались, а новые в приграничных районах не сооружались. В теории «мирной передышки» это называлось крупнейшим просчетом Сталина. Потуги фальсификаторов истории таким образом бросить тень на военно-стратегические замыслы Сталина смешны под стать их нелепости. Столь же вздорными являются объяснения причин проходившего в 1940 году перемещения соединений Красной армии из центральных военных округов на запад. Так Сталин внес важные поправки в подготовленные Генштабом ВС СССР «Соображениях об основах развертывания ВС Советского Союза на Западе и на Востоке на 1940 и 1941 гг.», настояв на том, чтобы главным стратегическим направлением стало юго-западное (Украина). О планах Сталина в отношении Турции свидетельствует запись его беседы с болгарским коммунистом Димитровым, состоявшейся 25 ноября 1940 года. Сталин высказался предельно ясно: «Мы этих турок выгоним в Азию. Какая это Турция? Там два миллиона грузин, полтора миллиона армян, один миллион курдов и т. д. Турок-то там только 6–7 миллионов». По свидетельству С.М. Штеменко, перед войной служившего в Ближневосточном отделе Генштаба ВС СССР и позже его возглавившего, осенью 1940 и зимой 1941 года была проведена масштабная работа по военно-географическому описанию Черноморского и Ближневосточного театров военных действий. Ее результаты легли в основу замысла нескольких командно-штабных учений, закончившихся в мае 1941 г. «Возвращались в Москву с легким сердцем. Учения прошли в целом хорошо», — вспоминает Штеменко. Боевая подготовка войск для операций на Балканах и в Турции продолжалась по 21 июня 1841 г. включительно, когда Сталин продиктовал Г. Маленкову проект постановления Политбюро ЦК ВКП(б) об организации Южного и Северного фронтов с направлением на Болгарию, далее — на Турцию, и на Финляндию, соответственно. Маленков закончил записывать указания Сталина поздно вечером 21 июня. До начала войны, возможность которой Сталин отвергал, оставалось всего несколько часов. Итогом шести походов Красной армии стал возврат около 300 тыс. кв. км территорий, издавна принадлежавших России. На историческую родину было возвращено более 20 млн. бывших подданных Российской империи и их потомков. Одно это рассеивает любые сомнения в имперских устремлениях Сталина. Он явно претендовал встать в один ряд с неутомимыми зодчими Русской державы — Иваном Грозным и Петром I, которых он почитал как «прогрессивных царей». Эти впечатляющие результаты были достигнуты благодаря советско-германскому договору о ненападении от 1939 года. Таким образом, цели, ради которых заключался Пакт–1939, не имели ничего общего с желанием отсрочить войну с Гитлером. Безусловно, Сталин понимал неизбежность военного столкновения с гитлеровской Германией, но считал это делом сравнительно отдаленного будущего. Фанерные трубадуры «мирной передышки» постоянно ссылаются на то, что в 1939 — 1941 годах в СССР велась интенсивная подготовка к войне с Германией. Да, подготовка к войне действительно велась. Но совсем к другой войне! И с другим противником! Цена, которую заплатил советский народ за ленинско-сталинские химеры, известна: тридцать миллионов человеческих жизней на Великой Войне и до сих пор не подсчитанные миллионы жертв на войне Сталина с народом.

 Об авторах Вдовин Юрий Иннокентьевич — доцент, член Правозащитного совета Санкт-Петербурга. Евдокимов Андрей Михайлович — писатель и публицист, член Союза журналистов России, полковник внутренней службы в отставке, кандидат технических наук, профессор, Ph.D.


1 комментарий:

  1. Когда я начал читать статью, ещё не зная автора, то сразу понял, что автором окажется вот такой "полковник внутренней службы". Очень слабая статья. Красильщиков! Что ты печатаешь???

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..