четверг, 16 ноября 2017 г.

ОПЕРАЦИЯ "КРАЖА"

Операция «Кража»

Иногда её называют совсем буднично – операция «Лук».
70 лет назад.
Это была первая операция израильской профессиональной разведки. Тогда еще не было всем известного «Моссада». С 1937 года действовала секретная организация «Моссад ле-алия бет», ставшая впоследствии ядром израильских спецслужб.
29-го ноября 1947 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию №181 о разделе Палестины на два государства – арабское и еврейское. Тель-Авив плясал на улицах и площадях…
Сирийский капитан Абдул Азиз Керин получил задание от своего правительства закупить в Чехословакии 10 тысяч винтовок и тысячу пулеметов – первую партию оружия, с помощью которого арабы надеялись развеять мечты еврейских танцоров.
Капитан Керин летел в Париж, оттуда в Чехословакию, чтобы подтвердить сирийский заказ и организовать доставку оружия в Дамаск. В масштабах Второй мировой войны те 10 тысяч винтовок, за которыми он ехал, показались бы мелочью. Но в масштабах, которыми мыслили евреи Палестины, – а именно против них предназначались эти винтовки, – такая партия оружия была огромной. Во всех арсеналах «Хаганы» не набралось бы и половины этого количества.
Тем же самолетом летел другой пассажир – коренастый, плотный человек. Багаж его состоял из газеты, зубной щетки и двух книг: Библии и «Фауста» Гете.
Согласно палестинскому паспорту этого пассажира звали Джордж Александр Иберал и он был коммерческим директором еврейской строительной фирмы «Солель Боне». На самом деле его звали Эхуд Авриэль. Он вовсе не был коммерческим директором «Солель Боне» да и вообще не был никаким директором. Однако в Европу он летел по коммерческому делу. По тому же самому, что и капитан Керин. Он собирался купить в Европе 10 тысяч винтовок. Это было особое поручение Бен-Гуриона.
Эхуд Авриэль. Запомните это имя. Выходец из Австрии. Много раз блестяще справлялся с самыми, казалось бы, невыполнимыми заданиями. Сначала в Вене, потом в Стамбуле, Афинах и, наконец, в Париже, где он руководил одной из самых необычайных операций – нелегальной иммиграцией европейских евреев в Палестину.
В разгар Второй мировой войны он даже сумел внедрить несколько своих людей в администрацию гитлеровских лагерей смерти. Более ста тысяч евреев из разных стран Европы были лично обязаны жизнью Авриэлю и его организации «Моссад ле-алия бет».
Лиза Юдин
Автор Лиза Юдин
В Париже он должен был связаться с евреем-бизнесменом Клингером, тот обещал помочь. Но, как это часто бывает, парижанин оказался самозванцем и к торговле оружием не имел никакого отношения.
После долгих поисков Авриэль вышел на румынского еврея – владельца небольшой импортно-экспортной конторы Роберта Адама Абрамовича. До войны он служил румынским представителем чехословацкой фирмы – одной из крупнейших в Европе по производству оружия, и руководители фирмы до сих пор оставались его близкими друзьями.
Однако Абрамович предупредил, что нужно преодолеть одно затруднение. Фирма не имела права заключать торговые сделки с частными лицами – только с официальным представителем суверенного государства. Поскольку еврейскому государству формально предстояло появиться на свет через несколько месяцев, Авриэлю необходимо было запастись вверительными грамотами какой-нибудь другой страны.
Он с минуту подумал, а потом послал своего помощника в контору за углом, на улицу Понтье, 53, откуда он не так давно руководил подпольными операциями Еврейского агентства по осуществлению нелегальной иммиграции в Палестину. Там, в нижнем ящике его старого письменного стола, лежала папка с бумагами, а в ней подлинные (за подписью и печатью) бланки дипломатического представительства Эфиопии в Париже. Это богатство год назад Авриэль за тысячу долларов приобрел у бывшего русского князя, служившего у эфиопского императора Селассие. Тогда он печатал на этих бланках фальшивые визы для еврейских иммигрантов, направлявшихся через территорию Франции к портам, откуда они тайно уплывали в Палестину.
В папке оставалось восемь бланков. Абрамович взглянул на них и понимающе улыбнулся. Это были как раз то, что нужно…
У сирийца тоже дела шли успешно. Он приобрел для своей страны 10 тысяч маузеров модели «Э-18», сто пулеметов «МГ-34» и приступил к организации их доставки в Дамаск.
Авриэль за какие-нибудь полтора месяца закупил 25 тысяч винтовок, 5 тысяч автоматов, 300 пулеметов и 50 миллионов патронов. Был найдено судно «Нора» для доставки в Палестину бОльшую «покупки». Чтобы переправить чешские винтовки через британскую таможню, Авриэль скрыл их под таким товаром, который отбивал всякую охоту копаться в нем, – поверх оружия судно загрузили шестьюстами тоннами итальянского лука.
«Нора» сослужила ему еще одну службу. Когда Авриэль пришел в контору югославского пароходного агентства, нашедшего для него «Нору», один из служащих шепнул ему:
– Поздравляю! Вы, я вижу, нашли еще одно судно. Мы уже дали указание погрузить на «Лино» следующую партию вашего товара.
Авриэль смог взять себя в руки, чтобы не выказать удивления – никакой другой партии товара он не отправлял. Однако, сразу же сообразил, кто побывал здесь. Капитан Керин. Значит, оружие для арабов готово к отправке. Британцы не станут мешать сирийцам дойти до порта назначения. Помешать должен он. Помимо заботы о том, как прорвать чужую блокаду, предстояло ломать голову еще над тем, как бы установить свою собственную. Проинформировал Бен-Гуриона. Решение последовало мгновенно: сделать все, чтобы сирийская армия не получила оружия, закупленного в Чехословакии.
…Трое суток пилот «Хаганы» Фредди Фредкенс рыскал на своем «кукурузнике» над Средиземным морем с грузом самодельных бомб на борту, разыскивая судно «Лино». Нашли в порту Мальфетта, куда его загнал шторм.
Наш агент Ада Серени сообщила корреспонденту местной газеты, что в порту стоит судно итальянских коммунистов, загруженное оружием.
Был период предвыборной кампании, соперничали христианские демократы и коммунисты. На следующий день газеты вышли с аршинными заголовками, кричащими о прибытии в итальянский порт таинственного груза оружия. Правительство немедленно отдало приказ арестовать команду судна, а само судно отбуксировать в порт Бари и поставить – до окончательного расследования – под вооруженную команду.
Это предоставило отличную возможность потопить судно. Задача была возложена на Моню Мардора, одного из самых отважных агентов в Европе. Он немедленно помчался в Бари на грузовике, замаскированном под грузовик американской армии. В запасном бензобаке машины была спрятана взрывчатка.
Подобраться к «Лино» по суше не было никакой возможности. Оставалось подплыть к нему с моря. Первая попытка не удалась. Бдительные итальянские охранники обнаружили лодку Мардора. Вторая попытка была предпринята 9-го апреля 1948 года.
В одиннадцать часов вечера надувной плот с двумя водолазами и подрывником отошел от берега в глухом уголке гавани. Порт проник в военный порт и подошел к борту «Лино». Водолазы прыгнули в воду и приладили к корпусу судна мощную самодельную мину.
В 5-00 в порту Бари раздался чудовищный взрыв, проделавший в борту «Лино» огромную пробоину. Шесть тысяч винтовок и восемь миллионов патронов, закупленных капитаном Керином в Праге, погрузились на дно.
В Италию прискакал сирийский полковник Мардам, часть оружия удалось поднять со дна и привести его в мало-мальский нормальный вид. Вычищенные и смазанные винтовки лежали на складе, но Мардаму не удавалось найти судно для отправки груза на Ближний Восток.
Наконец, он связался с судовым агентством «Менара» в Риме, и за миллион лир зафрахтовал 250-тонный корвет «Аргиро». Погрузил свои винтовки на это судно и протелеграфировал в Дамаск – груз отправлен.
Груз действительно был отправлен. Но не к арабам. Агентство «Менара» сотрудничало с «Моссад ле-алия бет»…
Когда «Аргиро» вышел в море, на его борту находились два новых члена команды, принятых перед самым отплытием взамен якобы заболевших. Это были наши агенты. В море корабль догнали быстроходные катера, команда была захвачена, а груз доставлен в Хайфу. Операция «Кража» была успешно завершена. Причем агенты «Моссад ле-алия бет» нигде не оставили никаких следов.
В Сирии полковника Мардама приговорили к расстрелу – за сотрудничество с врагом. Израильтяне проявили благородство. Через французское посольство передали сирийцам все подробности операции «Кража», доказывавшие невиновность сирийского офицера.
Но тот уже был расстрелян…
Лиза Юдин
FB

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..