четверг, 2 ноября 2017 г.

ВПИХНУТЬ НЕВПИХУЕМОЕ

«Училка в первом классе отправляет детей на каникулы и готовит их к тому, чтобы те рассказали родителям, сколько денег надо сдать на ремонт класса. Начала издалека, затеяв обсуждение цвета краски для пола. Она по очереди спрашивает деток о том, как они видят цвет пола, и все было нормально до тех пор, пока очередь не дошла до Вовочки. Он встал и четко сказал: «А давайте захреначим в зеленый!»

Училка в ужасе прибегает к директору, который после вчерашнего еще не поправился и сидит с больной головой. Она ему заявляет:

-Это просто невозможно! Первый класс, а дети уже такое себе позволяют!

-А что такое? – спрашивает директор, держа голову обеими руками.

-Я спросила Вовочку о том, каким цветом надо покрасить пол, а он ответил: «захреначьте в зеленый». Представляете?

-Ой, я вас умоляю! Не нравится зеленый – захреначьте в синий!»


Старый анекдот.


Те, кому пришлось сталкиваться с довольно странным образовательным предметом под названием «марксистско-ленинская философия», должны помнить, как преподаватели пытались упростить тот густой набор бреда и чуши, который они вынуждены преподавать, в какие то доходчивые фразы.

Результатом такого упрощения стал тезис: «движение – это жизнь» и наоборот: «жизнь – это движение». Если это формулу взять за аксиому и применить к нынешней России как к некому общественно-политическому феномену, то можно уже смело говорить о том, что «пациент скорее мертв, чем жив».

Тут дело даже не в экономике, а в том, что это образование прошло все возможные метаморфозы и обрело вид, который просто уже не может приобрести что-то новое, достиг предела и остановился. А как мы помним – нет движения, нет и жизни. Что характерно, этот образ выстраивался долго и нудно, но со времен Петра, это строительство использует принцип абсурда, как основной элемент своей конструкции.

Для того, чтобы как-то пояснить и оправдать тот перманентный бред, который генерирует данное образование, давно принято базировать теорию «собственного, оригинального пути», на исторических теориях и аналогиях.

Так вот, со времен Петра, история стала активным инструментом промывания мозгов и оправдания собственной бестолковости. Ничтоже сумняшеся, Петр Алексеевич уничтожил письменные свидетельства всей предыстории, которые опричники смогли обнаружить и поручил писать историю немецким товарищам, предкам Герхарда Шредера.

Товарищи постарались и предки Петра Алексеевича стали аккурат голубых кровей, ведущих свою гинекологию не то от императора Константина, не то от императора Калигулы. В последний вариант даже можно поверить, ибо Петр вытворял вещи – достойные как этого славного императора, так и императора Нерона. Причем, педантичные немцы выполнили работу «под ключ».

Они выдумали как массу исторических персонажей, не существовавших вовсе или существовавших, но совершенно не в том качестве, каким его наградили немецкие специалисты. Это вам не турбины Сименс впихнуть в Крым.

И далее историческая «наука» придерживалась хорошо известного принципа: «Господь не может исправить прошлое, историк – легко». В итоге, появился светлейший князь Александр Невский, кладезь исключительных добродетелей, Дмитрий Донской, получивший свое прозвище по имени битвы, в которой он не участвовал по уважительной причине – самой битвы никогда не было, и множество других персонажей. Но смысл этой работы был понятен, ибо сами немцы видели скорее не то, что они должны показать потомкам, а то, что надо надежно скрыть.

Лишь в 1700 году Петр формально отстегнул Московию от Орды и ее правонаследника – крымского хана. Не писать же в истории, что сам Петр писал хану челобитные письма, приложенные к отправляемой дани, что он выполнил все обещанное, а за это готов принять благодарность хана в виде лобзания его сапог.

Понятно, что такие эпизоды не должны войти в обновленную историю, как и лобзание тех же сапог Невским и Донским. Собственно говоря, скрыть надо было комплексное явление, а именно – Московия и была той самой Ордой, о которой с гневом писали деятели от Миллера до Карамзина и далее. То есть, была использована новая технология, когда вместо добавления красок, доблести и прочего, в имевшие место события, была придумана целостная картина, причем — с диаметрально противоположными характеристиками.

Уже не Московия, в составе Орды жгла, грабила, захватывала и обкладывала данью, а наоборот!

Оказывается, она боролась с Ордой! Причем – успешно боролась. И простой факт выплаты дани и отправки челобитной Петром в Бахчисарай, ставил бы крест на вымышленной «Битве на Куликовом поле», ибо если Орда там была не просто разбита, а ее войско полностью уничтожено, то почему сам Дмитрий продолжал платить дань после 1380 года и 220 лет после него, московские князья-сцари, тоже платили эту дань.

Поэтому, надо было не просто подчищать историю, а писать заново, уничтожив все предыдущие версии.

Не погружаясь в этот аспект отметим, что такой прием был взят на вооружение всеми генерациями потомков и использовался неотвратимо и скрупулезно.

Так вот, в 1700 году, Петр перестал платить дань хану, но еще не стал жестко переключаться на новую, имперскую парадигму. Это потому, что его окружали люди, на глазах которых все происходило и они просто ухохатывались бы от новой подачи дел минувших лет.

Поэтому, Петр ушел из Москвы в захваченный шведский город, который он перестроил в новую столицу и только в 1721 году решился отказаться от старого названия «Московия» и перейти на новое – «Россия». Это было оформлено соответствующим указом, а уже под него была подложена и новая история, которая оправдывала именно такое название.

Даже внутри собственной державы, этот финт было не очень легко провернуть, а иностранцы еще долго помечали эту территорию названиями: «Московия» или «Татария».

Далее эти приемы использовались не раз, но тоже для переобувания на лету, чтобы предоставить пояснение крупных событий с диаметрально противоположной здравому смыслу, точки зрения.

(окончание следует)


Источник: censoru.net

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..