понедельник, 9 октября 2017 г.

КАТАЛОНСКИЙ РАЗЛОМ

Давид ШАРП | Каталонский разлом

По случайному совпадению буквально через неделю после референдума о независимости в иракском Курдистане подобное мероприятие состоялось на самом западе Европы, в государстве, имеющем гораздо более длинную историю, чем Ирак, и на протяжении веков остававшемся неделимым.
Голосование в Каталонии, завершившиеся тем, что более 90% участников (еще одно совпадение с Курдистаном), сказали независимости »да». Явка оказалась невысокой: примерно 2,3 из 5,3 миллиона обладателей права голоса приняли участие в плебисците. Уже сейчас ясно, что это событие окажет огромное влияние на судьбу не только Испании, но и, видимо, всей Европы, причем без связи с тем, когда Каталония добьется реальной независимости. На мой взгляд, это произойдет, несмотря на сопротивление Мадрида, т.к. в цивилизованном мире – а Испания, в отличие от Ирака, относится к таковому, – в наши дни не принято отказывать большому народу в праве на самоопределение. Собственно, примером тому Канада и Великобритания, где, в отличие от испанцев с их пережитками прошлого, позволяли проводить референдумы Квебеку и Шотландии. И о чудо, большинство их жителей высказывались не за превращение в независимое государство. Объясняется это очень просто: похлебка, т.е. экономические перспективы, оказалась для большинства важнее независимости. В Каталонии все произошло с точностью до наоборот. Болезни испанской экономики настолько глубоки, что большинство жителей региона, очень хорошо развитого, по меркам королевства, уверены: без Мадрида им будет только лучше.
Однако объяснять здесь все одной лишь экономикой было бы неверно. Каталонцы – это отдельный народ со своим языком и давними традициями автономии. У этого народа в той или иной степени всегда присутствовало стремление к независимости. С конца 10-го по 12-й век Барселонское графство было отдельным феодальным государством, но затем в результате династического союза вошло в королевство Арагон, при этом сохраняя традиционную автономию. Между 1640 и 1652 годами у каталонцев был шанс стать либо независимым государством, либо… частью Франции, но шанс этот так и не воплотился в жизнь. В 1640 году в ответ на репрессивную политику Мадрида, направленную на уничтожении автономий, в Каталонии и Португалии практически одновременно началось восстание против короны. Португальцам в длительной борьбе удалось одержать победу, и уже на протяжении веков никто не задается вопросом, почему на Пиренеях по соседству с Испанией существует это государство. У каталонцев не сложилось. Не помогло даже то, что они отдались под протекторат французского короля. В итоге Мадрид, отпустив португальцев и Нидерланды, всерьез взялся за Каталонию. Помогло ему то, что у Франции в тот исторический момент было недостаточно сил, и она не смогла отстоять новые земли.
В 1652 году Барселона сдалась королевским войскам Испании с условием сохранения значительной части имевшихся до начала войны автономных прав. Ну а в 1659-м Испания и Франция заключили мирный договор, в рамках которого Каталония оказалась разделена. Получив небольшую ее часть в виде графства Руссильон, французский король Людовик Четырнадцатый отказался от претензий на всю остальную территорию, так что границы нынешней испанской Каталонии не совпадают с ареалом расселения каталонцев, который несколько шире. К так называемым каталонским землям, где распространен каталонский язык, относится не только Руссильон, но и карликовое государство Андорра, и некоторые прилегающие к официальной Каталонии другие провинции. Однако подавляющее большинство каталонцев проживает в границах испанской Каталонии, которая занимает львиную часть исторического ареала.
На сегодняшний момент население Каталонии превышает 7,5 млн человек. Для сравнения: граждан всего Испанского королевства более 46.5 млн. Имея 16% населения страны, доля Каталонии в испанской экономике составляет, как правило, около 20%. Именно на этом факте основываются утверждения сторонников независимости о том, что без Мадрида им в экономическом плане будет только лучше. Но к экономике мы еще вернемся, а пока продолжим историю… В очередной раз отделение от Испании безуспешно вышло на повестку дня в 1871 году, но и тогда этого не произошло.
Националистические (или национально-освободительные) веяния никуда не исчезали и лишь ждали своего часа. Новый толчок они получили в 20-е годы, после того как в 1923 Франсеск Масия основал ратующую за отделение партию »Каталонское государство». В очередной раз получить независимость каталонцы могли в 30-е. В рамках республики к этому во многом и шло, но карты смешал мятеж генерала Франко. Собственно, недопущение распада страны и стало одной из объединительных идей довольно разношерстных противников Республики. Победа франкистов, считавших любые проявления сепаратизма серьезнейшей угрозой, привела к почти полному его подавлению в Каталонии на долгие годы. И если о баскских сепаратистах, ведущих вооруженную (и террористическую) борьбу с испанскими властями на протяжении целых десятилетий, мало кто не слышал, то с каталонцами ничего подобного не было. Несмотря на сильные националистические настроения в обществе, желающих воевать среди них практически не нашлось.
Этот момент заслуживает особого внимания. Ведь во многих случаях без вооруженной борьбы или, по крайней мере, систематических активных протестов мир о тебе просто не узнает. Неудивительно, что до недавнего времени очень многие люди в разных странах, в той или иной степени следящие за новостями, о национальных устремлениях каталонцев понятия не имели. После окончания диктатуры в 1978 году в Испании была принята новая демократическая конституция, наделяющая Каталонию автономией и предоставляющая официальный статус местному языку, чем при Франко и не пахло. Получила Каталония и статус исторической нации, который у »больших» испанских демократов прочему-то не подразумевает право нации на самоопределение. Собственно, в этом и кроется одна из загвоздок нынешней ситуации, когда в Мадриде, по инерции прошлого, не способны до конца принять правила игры, принятые в западном мире, частью которого испанцы себя считают.
Важно отметить, что отделение Каталонии не ударит по безопасности остальной Испании и не приведет к краху довольно гнилую экономику королевства. Да, экономическая выгода от нахождения Каталонии в составе Испании для центра налицо, и об этом говорят цифры. Но они не столь уж впечатляющи, чтобы говорить об экономической зависимости Мадрида от Барселоны. Иными словами, основная причина – это инерция старых времен, когда главным фактором была целостность страны. Инерция, от которой те же британцы и канадцы давно избавились. Правда, есть еще одно опасение, причем отнюдь не напрасное, ведь в Испании имеются и другие самобытные регионы (в первую очередь Страна басков), где на фоне гипотетического отделения каталонцев могут усилиться сепаратистские настроения. И тогда, в потенциале, распад не ограничится одной Каталонией.
Но если в Мадриде не хотят превратиться в некое подобие Ирака или Турции, то они должны понять: насильно мил не будешь. Для того чтобы государство было привлекательным для небольших »нетитульных» народов с собственной территорией, в их отношении должна вестись грамотная и экономически успешная политика. Ни того, ни другого об Испании на протяжении ее истории никак не скажешь.
В Каталонии мало полезных ископаемых, но при этом в регионе сильно (по испанским стандартам) развита промышленность, в первую очередь химическая и фармакологическая, присутствуют также электронное и текстильное производства, машиностроение, металлообработка и другие отрасли. Важнейшую роль в экономике Каталонии играет сектор услуг в целом и туризм в частности. По экономическим показателям в Испании регион уступает лишь непосредственно Мадриду, Стране басков и Наварре. В целом ряд важнейших экономических показателей Каталонии сопоставим с показателями развитых страны Европы.
Любопытный факт, наглядно демонстрирующий связь между экономикой и желанием отделиться: в 2010 году субсидии »центра» для Каталонии составили менее 99% от субсидий в среднем для остальных регионов. При этом отчисления Каталонии, наоборот, оказались на уровне 118.5%. Последовательное ощущение, что каталонцы »кормят» остальные депрессивные регионы, нашло свое окончательное подтверждение. Именно тогда, согласно опросам, впервые более 50% каталонцев, обладающих правом голоса, поддержали идею выхода из состава Испании. На фоне экономических проблем, начавшихся в 2008 году, рост поддержки независимости Каталонии был прогнозируем. Тем более что на этот счет имеется консенсус среди широкого спектра политических сил региона. Не способствовала сохранению единства страны и неуклюжая политика центра.
Ярчайшее свое подтверждение этот тезис нашел во время самого референдума. Введение в Каталонию сил Гражданской гвардии с их брутальными и бессмысленными попытками помешать голосованию привело к сотням раненых и, на мой взгляд, сыграло против Мадрида. Подобные половинчатые насильственные действия, как правило, вызывают лишь ответную реакцию и огромное неуважение международного сообщества. В итоге, может, часть избирателей центр и запугал (это, видимо, стало одной из причин невысокой явки), но сорвать референдум дубинками и резиновыми пулями не удалось. Премьер-министр Испании Мариано Рохой уже заявил: »Референдума сегодня не было». Но, думаю, он сильно ошибается. Если после случившегося каталонцы успокоятся и не поставят Мадрид перед простым выбором: остаться в цивилизованном мире или превратиться в аналог Турции, то независимости они просто не заслуживают.
Происходящее смотрится несколько забавно в свете традиционной и глубокой поддержки Мадридом »права на самоопределение» так называемого палестинского народа. В отличие от изобретенных не так давно палестинцев, давать независимость древнему и многочисленному каталонскому народу испанское руководство почему-то не желает. Это, видите ли, не прописано в конституции… Кстати, в среде каталонцев сильны пропалестинские и антиизраильские настроения. Как в случае католиками Северной Ирландии или теми же баскскими сепаратистами, солидарность с палестинцами – общая болезнь. Вникать в глубочайшие различия между ситуациями там считают излишним. В своей антиизраильской активности уже не раз особенно отличался горсовет Барселоны. Не далее как весной этого года он поддержал пресловутое движение BDS, выступающее за бойкот Израиля, а год назад барселонские депутаты выступили и за очередную, »женскую» флотилию, направившуюся из их города в сектор Газы.
До окончательной точки в борьбе за независимость Каталонии еще далеко. Кстати, если процесс отделения будет запущен, то экономика региона, как минимум на первых порах, получит серьезный удар. Здесь и отсутствие автоматического членства в ЕС, и разрыв связей с Мадридом, и затраты на создание различных госинститутов. Однако за независимость надо платить. Как минимум деньгами…
Вероятно, данный референдум в ближайшие годы на европейском континенте последним не станет. В связи с процессом выхода из ЕС кандидатом №1 на проведение следующего плебисцита является Шотландия…
Давид ШАРП
«Новости недели»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..