вторник, 5 сентября 2017 г.

Восток сходится с Западом

Восток сходится с Западом

Аллан Аркуш 4 сентября 2017

Материал любезно предоставлен Jewish Review of Books

Jeffrey Herf
Undeclared Wars with Israel: East Germany and the West German Far Left 1967–1989
[Необъявленные войны с Израилем: Восточная Германия и западногерманские крайне левые, 1967–1989].
Cambridge University Press, 506 pp.

На протяжении двух десятилетий после Шестидневной войны правительство ГДР и крайне левые в ФРГ регулярно демонизировали Израиль, зачастую коварно отождествляя его с наихудшим явлением в их собственной, немецкой истории — с нацизмом. Хуже того, они не только риторически, но и материально помогали арабским странам и палестинским террористам в их войне против еврейского государства.
Разумеется, они не делали этого сами и они не делали этого вместе. ГДР была частью советского блока, а позиция стран советского блока по израильскому вопросу, равно как и все остальное, диктовалась Москвой. Западногерманские ультралевые были ближе к левым радикалам в других странах Запада или в странах третьего мира, чем к коммунистам в Восточной Германии. Но что было присуще и тем и другим, так это несправедливое и несправедливо влиятельное описание Израиля как настоящего наследника геноцидальной истории их собственного народа. Этому посвящена чрезвычайно основательная новая книга Джеффри Херфа «Необъявленные войны с Израилем: Восточная Германия и западногерманские крайне левые, 1967–1989».
Скучные коммунисты, возглавившие Германскую демократическую Республику сразу после Второй мировой войны, не были антисионистами. В начале 1948 года Центральный комитет Коммунистической партии Восточной Германии заявил: «Мы считаем основание еврейского государства важнейшим шагом, который даст возможность тысячам людей, пострадавших от гитлеровского фашизма, построить новую жизнь». Но это заявление просто повторяло официальную советскую позицию по этому вопросу, а когда СССР ополчился против Израиля, так же сделала и Восточная Германия. К 1965 году, когда восточногерманский лидер Вальтер Ульбрихт посетил Каир, уже вошла в силу другая оценка Израиля, которую он и озвучил: «Израильский вопрос никак не связан со “страданиями и несправедливостью, которые еврейские граждане Германии и других европейских стран претерпели от преступного гитлеровского режима”». По словам Ульбрихта, Израиль был не чем иным, как базой западного империализма.
В отличие от других стран советского блока, Восточная Германия не разорвала отношений с Израилем после Шестидневной войны — потому что у нее их изначально и не было. Это объясняется, прежде всего, тем, что Восточная Германия отказалась выплачивать репарации за нацистские преступления. Однако в течение нескольких недель после Шестидневной войны ГДР не преминула обличить Израиль, назвать его агрессором и уподобить нацистскому режиму, а германские политики «отправились в Каир и Дамаск, чтобы выразить свою солидарность и подкрепить слова поддержки соглашениями о поставках оружия», зачастую безвозмездных.
В последующие годы восточногерманские поставки оружия арабскому миру были относительно невелики, если сравнивать с поставками Советского Союза и некоторых других стран — участниц Варшавского договора, но все равно они тянули на сотни миллионов долларов. ГДР также посылала в арабские страны сотни консультантов — специалистов по военному делу, экономике, сельскому хозяйству и проч. — и принимала в свои высшие учебные заведения значительное число арабских студентов. За этим стояло не только стремление руководства страны выполнить пожелания своих советских сюзеренов. Херф объясняет, что «разыгрывать антиизраильскую карту оказалось выгодно для восточногерманского режима». До этого момента ни одна страна за пределами Варшавского договора не признавала легитимности ГДР, но уже в 1969 году Восточной Германии удалось установить официальные дипломатические отношения с Ираком, Суданом, Сирией, Египтом и Южным Йеменом.
В 1970–1980‑х годах Восточная Германия оказывала поддержку не только арабским государствам, но и набирающим силу палестинским террористическим группировкам, помогая им деньгами и — тайно — оружием. У этой тенденции было одно полуисключение. В 1972 году, после убийства израильских спортсменов на мюнхенской Олимпиаде палестинскими террористами из группы «Черный сентябрь» восточногерманское правительство «публично осудило теракт, жертвами которого были израильтяне». Но, даже осудив само убийство, оно старательно избегало говорить о том, кто были жертвы и почему они были убиты, осуждая по сути лишь «преступление против Олимпийских игр», которые объединяют спортсменов всего мира и поэтому «способствуют делу мира».
Вплоть до самого конца своего существования ГДР поддерживала арабские террористические организации, оправдывала их действия против Израиля, сколь бы преступны они ни были, и даже предлагала их членам убежище. По мнению газеты Neues Deutschland («Новая Германия»), официального органа Социалистической единой партии Германии, за убийство израильских школьников в Маалот в 1974 году несла ответственность не Организация освобождения Палестины, а Тель‑Авив, «нарушивший свое обещание» террористам, захватившим заложников, что привело «к смерти детей и палестинских борцов».
ГДР, однако, проводила черту, за которой прекращалась поддержка палестинских террористов. Она не поддерживала группировки, которые планировали и осуществляли теракты против евреев и не только евреев в странах Западной Европы. По мнению Херфа, это объясняется страхом, что подобная поддержка «помешает политике разрядки в Западной Европе и поставит под угрозу регулярную финансовую помощь, поступающую в ГДР из Западной Германии». В результате восточные немцы провели удобное для себя различие между «умеренными», которых они поддерживали, и «экстремистами», которых они не поддерживали.
«Эстремистом» считался террорист, который распространял «международную классовую борьбу» на Западную Европу, а «умеренным» был террорист из арабских стран или палестинских организаций, который организовывал нападения только на израильтян в Израиле и еще, возможно, «империалистические» цели вне Западной Европы.
Это было не единственное проявление лицемерия восточногерманского правительства. Настаивая на праве палестинцев на возвращение, оно рьяно противодействовало возвращению домой миллионов немцев, изгнанных из стран Восточной Европы после Второй мировой войны, называя это реваншистской «угрозой миру и стабильности в Европе».

Западногерманские ультралевые появились в обществе, которое увязывало свою легитимность с Vergangenheitsbewältigung — преодолением прошлого, под которым понималось как отречение от нацизма, так и выплата компенсаций его еврейским жертвам. Если Восточная Германия отрицала какую‑либо свою ответственность за нацистское прошлое и не уставала клеймить Израиль, Западная Германия выплачивала Израилю огромные суммы и оказывала широкую поддержку. Как и остальная часть западногерманского общества, «левые некоммунисты и леволиберальные группы в стране были по преимуществу настроены подчеркнуто произраильски» в период между 1949 и 1967 годами. Но решительная победа Израиля в Шестидневной войне, по меньшей мере, насторожила левых по всему миру, и западногерманские левые не были здесь исключением.
Херф показывает, что на этот поворот немецких новых левых против Израиля в 1967 году повлияло также случайное совпадение. 2 июня, за три дня до начала войны, полицейский по имени Карл‑Хайнц Куррас застрелил студента Берлинского университета Бенно Онесорга, который протестовал против визита в страну шаха Ирана. Это вызвало беспорядки, кульминацией которых стал семитысячный студенческий марш протеста, прошедший в Ганновере, родном городе Онесорга, в день его похорон 10 июня. В последующие дни консервативная немецкая пресса, контролируемая Акселем Шпрингером, одновременно поносила новых левых и превозносила историческую победу Израиля. И друг врага левых стал их собственным врагом. «Для молодых леваков, — пишет Херф, — это стечение обстоятельств — наложение Шестидневной войны на убийство Онесорга — было очень важно».
Похороны Бенно Онесорга. 1968
В течение последующих трех месяцев Социалистический союз немецких студентов выступил против сионистской колонизации и иммиграции, призвал к возвращению сотен тысяч палестинских беженцев и осудил «израильскую агрессию против антиимпериалистических сил на Ближнем Востоке». Принятие этой резолюции Социалистическим союзом студентов, пишет Херф, было «тем моментом, когда левацкий антиимпериализм новых левых 1960‑х годов <…> пересмотрел значение западногерманского Vergangenheitsbewältigung с его вниманием к памяти о Холокосте и <…> антисемитизму».
В течение следующих нескольких лет члены Союза стали появляться в летних лагерях организации «ФАТХ» в Иордании, иногда даже проходили там боевую подготовку. В 1969 году Дитер Кунцелман, главный лидер западногерманских леворадикалов, сформулировал свою позицию по Палестине в «Письме из Аммана»:

Палестина — это то же, что Вьетнам для америкашек. Левые еще не поняли этого. Почему? Из‑за еврейского комплекса (Judenknax). «Мы отправили в газовые камеры 6 миллионов евреев. Сегодня евреи называются израильтянами. Все, кто борется с фашизмом, должны поддерживать Израиль». Это очень просто, но это все неправильно. Когда мы наконец научимся распознавать фашистскую идеологию сионизма, мы не преминем сменить наш наивный филосемитизм на недвусмысленную и твердую солидарность с «ФАТХ». На Ближнем Востоке это он вступил в бой с Третьим рейхом.

На крайнем фланге западногерманских левых солидарность с террористами вполне предсказуемо переросла в сотрудничество с ними. Херф описывает недолгую карьеру двух самых известных таких деятелей — Вилфрида Эрнста Безе и Бригитты Кульман, которые помогали Народному фронту освобождения Палестины в угоне самолета Air France в Уганду, где и были убиты израильскими командос в ходе операции «Энтеббе».
Херф также рассказывает о товарищах Безе и Кульман, членах леворадикальной террористической организации «Революционные ячейки», которые в 1973–1980 годах планировали и осуществили в Германии целый ряд терактов антисемитской или антиизраильской направленности. Среди прочего, они несколько раз пытались взорвать европейские кинотеатры, где шел фильм 1976 года «Победа в Энтеббе», в котором снялись в том числе Кирк Дуглас, Берт Ланкастер, Элизабет Тейлор, Линда Блэр, Теодор Бикел и, как ни удивительно, Ричард Дрейфус в роли героического подполковника Йонатана Нетаньяху, командовавшего операцией и убитого в ходе нее.
Ричард Дрейфус (слева) в роли подполковника Йонатана Нетаньяху и Берт Ланкастер в роли Шимона Переса в фильме «Победа в Энтеббе»
В своем покаянии 1979 года «Возвращение к человечности: мольба террориста, оставившего терроризм» Ганс‑Иоахим Кляйн отрекся от своей деятельности в рядах «Революционных ячеек» и с гордостью признался, что предотвратил покушение на двух западногерманских еврейских деятелей. И тем не менее почти двадцать лет спустя, когда оставшиеся члены леворадикальной террористической группы «Фракция Красной армии» распустили свою организацию, единственная группа, которую они с уважением упомянули, был Народный фронт освобождения Палестины.

Неповоротливые восточногерманские лидеры не вынесли никаких уроков из опыта западногерманского леворадикального экстремизма, причем про антисионистскую риторику западногерманских левых после Шестидневной войны можно только сказать, что они повторяли уже давно сказанное в Восточной Германии.
Тут есть, однако, такой любопытный факт: западногерманский полицейский, застреливший Бенно Онесорга, был тайным агентом Штази. «По иронии истории, — замечает Херф, — убийство, совершенное агентом восточногерманской службы безопасности, стало для западногерманских леваков убедительным доказательством того, что правительство ФРГ и социал‑демократическое правительство Западного Берлина нетерпимы к инакомыслию». Но даже если этот полицейский намеренно спровоцировал беспорядки (что он впоследствии отрицал), он не мог ставить себе целью испортить отношения между западногерманскими левыми и Израилем.
В 1990 году, после падения Берлинской стены, первый и единственный свободно избранный восточногерманский парламент на одном из первых своих заседаний единогласно проголосовал за то, чтобы «попросить прощения у народа Израиля за лицемерие и враждебность» к их государству со стороны предыдущих лидеров ГДР. Вскоре после этого он принял еще одну резолюцию, в которой отказывался от «всех форм антиизраильской и антисионистской деятельности, которой эта страна занималась десятилетиями…» Все партии в парламенте поддержали эту резолюцию, за исключением преемников Коммунистической партии.
Книга Джеффри Херфа — это не только тщательно обоснованный обвинительный акт, но и своевременное напоминание. В конце книги он пишет, что германские коммунисты и леворадикалы, хотя и потерпели поражение, оставили после себя следы идеологической заразы. Их искажение истории Государства Израиль, широкое использование террористических методов и оправдание последних оказало долгоиграющее разрушительное влияние на политику и политическую культуру Ближнего Востока, Германии и всего мира.
«Необъявленные войны с Израилем» — это, таким образом, разбор действий после окончания игры, обладающий большим полемическим зарядом, это книга, которая скрупулезно выискивает в недалеком прошлом полузабытых врагов Израиля, отчасти чтобы напомнить нам, что у них есть преемники, повторяющие те же аргументы, лозунги и наветы. К сожалению, маловероятно, что книга Херфа усовестит этих ненавистников Израиля, даже если они ее прочтут. 
Оригинальная публикация: East Meets West

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..