воскресенье, 13 августа 2017 г.

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА 12 АВГУСТА

Ю.Латынина:Северная Корея – хороший пример того, что в схватке хулигана и приличного человека выигрывает хулиган
То есть властьпридержащие обличали кровавый Запад и в нем же хранили свои счета. И там главный идеолог режима Владислав Сурков тогда, как вы помните, написал роман «Околоноля» о том, что вся реальность есть фантазм, который сконструирован пиарщиками для того, чтобы стричь бабло с клиентов. Ну, вы же не можете представить себе Геббельса, который пишет такой же роман?
Или, там, Михаил Лесин, который стоит во главе пропагандистской машины, вещающей на Запад, и вся его жизнь, и семья, и деньги в США. То есть это была принципиальная позиция: для быдла – озеро Селигер, для элиты – «Арсенал» и «Челси». С Западом мы дружили по вторникам и четвергам, а враждовали по понедельникам и средам. И все понимали: это бизнес, ничего личного, делать бабки – это всегда высокоморально.
Вот, я еще раз повторяю, что это складывалось в одно простое слово «удача», потому что вот у древних скандинавов было такое человеческое качество – удачливость. Был человек удачливый, когда он был толстый или плешивый. И, конечно, в этом смысле Владимир Путин был человек удачливый. И, вот, после аннексии Крыма как-то эта удача исчезает.
Потому что смотрите, всё, что раньше приносило пользу, начало работать во вред. За Крым вкатили санкции. Хорошо, тогда устроили Донбасс, чтобы отвлечь Европу от Крыма. Вкатили новые санкции уже за невыполнение Минских соглашений. Вот, когда Путин объяснял, что в Грузии нас там нет, да?.. Ну, не совсем «нас там нет», что там, вот, типа это абхазские сепаратисты и абхазская авиация наносили удары по Грузии, когда российские танки входили в Гори. Вот, честно ему тогда поверили. Тогда госпожа Хейди Тальявини, я помню, в своем расследовании даже посвятила целый раздел действиям, представляете, абхазской авиации. Она долго обсуждала, имела ли абхазская авиация право нападать на Грузию с другой стороны? Госпожа Тальявини даже мудро решила, что не имела, не права была абхазская авиация.
Вот, тогда поверили про абхазскую авиацию, а сейчас в Донбассе чего-то не поверили про трактористов и шахтеров. Хотя, та же самая госпожа Хейди Тальявини была в комиссии, которая подписывала Минские соглашения. И про «Боинг», что его сбили кровавые укры на истребители размером сколько там, 800 метров, тоже не поверили.
Тогда Кремль пошел в Сирию. Тоже же была блестящая совершенно идея: «Вот, мы сейчас этих западных лохов обведем вокруг пальца, скажем, что готовы вместо них бороться с ИГИЛом, они разомлеют, мы под это дело добьемся снятия санкций, вместо ИГИЛа замочим врагов Асада, сделаем себя решающей силой на Ближнем Востоке и будем все в шоколаде». А лохи просто не стали договариваться, потому что рано или поздно дошло, что единственный способ не проиграть шулеру – это не садиться с ним за стол.
Тогда решили вмешаться в американские выборы, снова дать почувствовать, какие мы сильные и крутые. Значит, результат – новые санкции.
И, вот, всё это исчезновение внешнеполитической удачи – оно на чем основывается? На том, что деньги кончились, их стало не хватать. Машинка-то с деньгами – она начала захлебываться еще в 2008 году, потому что тогда оказалось, например, что США производит больше газа, чем Россия. И газ этот на внутреннем рынке США стоил в 2008 году дешевле, чем на российском. То есть рухнула вся модель нефтегазовой ренты. Потому что оказалось, что в принципе нельзя в современном мире быть сырьевой сверхдержавой, а можно быть только сырьевым придатком.
Вот, некоторое время в Кремле там объясняли себе, что сланцевый пузырь скоро лопнет, что нефть будет стоить по 250. Но со сланцевым газом пришла сланцевая нефть, и бананы совсем кончились.
Вот, я даже не могу понять, что, все-таки, было раньше, Крым или падение цены на нефть? И я думаю, что сначала, все-таки, было падение цены на нефть. Формально оно было позже, но я думаю, что просто в Кремле понимали, что нефти каюк и надо как-то отвлечь народ.
И, вот, пиар-патриотизм в этот момент кончился, а начался такой патриотизм серьезный, основательный, Донбассом пропахший. А элита оказалась к этому патриотизму не готова. Ведь, помните, даже Тимченко публично жаловался на то, какую санкции ему причинили страшную боль. У бедолаги Тимченко, ведь, как у всякого российского патриота самолет был зарегистрирован в Финляндии. И он оказался под санкциями. Самолет теперь не обслуживается! Его нельзя обслуживать, он там стоит, он не может летать, он не может даже перелететь в Россию. Да?
А Путин, по слухам, сказал: «Всё возмещу». Он, действительно, возместил. Вот, см. там систему «Платон» или замечательный закон, который возвращает лицам, попавшим под санкции, то есть, опять же читайте, людям, которые достаточно близки к Путину, уплаченные ими с 2014 года налоги.
А тут начинается новая проблема. Потому что прежние доходы были за счет нефти и нефть была ничья. А нынешние-то за счет народной шкуры. Потому что оказалось, что «Платон» — это не только 10 миллиардов рублей для Ротенбергов, это вот десятки тысяч ограбленных дальнобойщиков. Люди – у них рублевые доходы упали в 2-3 раза, а тут еще Ротенберг.
И 10 миллиардов рублей – это семечки, смешные деньги, которыми, на самом деле, можно было пренебречь и найти их в каком-то другом месте. Но тут при первом известии о народном недовольстве вступил в действие какой закон? Тот, который я уже упоминала – фирменный принцип «Нас не нагнешь».
Протесты дальнобойщиков – это было воспринято как такая, наглая попытка народа повлиять на небожителей. А небожители не прогибаются. И вместо того, чтобы отменить «Платон», Путин заявляет, что все протесты от того, что дальнобойщики де работают в тени и не платят налоги.
Ну, я думаю, очень дальнобойщикам было приятно слышать, что, оказывается, Ротенберги у нас чистые, зеркальные, прозрачные, это они, дальнобойщики, гады, это они та курица, которая выпила воду из плотины.
Дальше дальнобойщиками дело не ограничилось. Дальше, вот, началось сокращение бюджетного пирога. Каждый пытался из едоков сохранить свою долю, и начались, во-первых, истории типа отжатой Башнефти или, там, иска, который Роснефть вкатила «Системе». Но начались истории еще более простые, о которых я уже упоминала, просто неплатежи.
Ю.Латынина: Протесты дальнобойщиков – были восприняты как наглая попытка народа повлиять на небожителей
Вот, в России стал возникать новый кризис неплатежей государственных компаний (это где-то начиная примерно со строительства Сочи), который принципиально имеет отличную природу от того, что творилось в 90-х годах, потому что тогда денег не было в бюджете. Теперь деньги в бюджете есть, госкомпании их получают, просто как-то, вот, дальше всё это исчезает. А доля госкомпаний в российском ВВП 60%.
Вот, вопрос: как может существовать экономика страны, в которой есть привилегированный слой компаний, которые могут платить, а могут не платить подрядчику?
Опять же, дело не только в экономике, это же дело и в поддержке власти, потому что, как я уже говорила, поддержка Путина до 2014-го опиралась на широкий консенсус деловой элиты. Сейчас эта деловая элита накрылась или санкциями, или отсутствием денег.
И, конечно, да, может быть, там 85, может быть чуть меньше, может быть чуть больше населения поддерживает режим. Но проблема в том, что это экономически не активное население.
Вот, я приведу простой пример, я езжу на такси. Вот, я очень редко вижу таксистов, которые поддерживают власть существующую. Что еще более интересно, эти таксисты мне говорят, что они не видят клиентов своих, которые поддерживают эту власть.
Я, конечно, сразу понимаю, что эта выборка не репрезентативна, потому что московский таксист и его клиент – это люди, которые работают и зарабатывают. Но эта выборка репрезентативна относительно экономически активного населения.
И вот этот провал в поддержке элиты Кремль попытался скомпенсировать, создав новую элиту из байкеров и городских сумасшедших. А тут выяснилась еще одна главная слабость режима, которая, собственно, и отличает Россию от Сектора Газа, который (Сектор Газа), конечно, Кремль бы хотел из России создать.
Пиар и трансцендентность – они, вот, несовместимы. Пиар, если угодно, он плохо поддается возгонке в настоящие духовные ценности. Вот, все по-настоящему прочные тоталитарные системы, которые выстроены человечеством (будь то монотеистическая религия, коммунизм, нацизм), они объединяют народ вокруг трансцендентных истин – там, бога, коммунизма, нации. Вот, нельзя нацию объединить вокруг дворцов Ротенберга. Нельзя нацию объединить даже вокруг Путина, даже если он выловит очень большую щуку. Нет такой системы идеологии, которая всерьез и надолго может объяснить людям, что дворцы Медведева – это хорошо. Именно поэтому это в Кремле прекрасно понимают, поэтому они дворцы Медведева так же, как и Ротенберга, прячут.
Вот, знаете, я как-то приводила пример иудейского царя Иосии, который внедрял в своей стране культ Яхве. И даже когда Иосия погиб в битве, культ Яхве, как мы знаем, пережил века. А, вот, египетский фараон Эхнатон внедрял в своей стране культ самого себя, и культ кончился вместе с Эхнатоном.
И, вот, попытки выстроить альтернативную элиту из городских сумасшедших – они провалились. Там, ни «Хирург», ни Поклонская, ни Милонов, ни бабушка, которая там требует презервативов запрета в родном городе, они не стали элитой, они стали антиэлитой. Они возбуждают, в общем-то, презрение даже среди тех, кто совершенно лоялен режиму. А как я уже говорила, о широте охвата ими населения смешно говорить, потому что когда Наталья Поклонская после многомесячной кампании, проходящей под негласным покровительством властей, сумела собрать несколько сотен человек на стояние против «Матильды», а Навальный, несмотря на то, что его людей, вышедших в его поддержку людей, вернее, в поддержку его лозунгов, людей избивали и арестовывали, сумел вывести на улицы сотни тысяч людей в сотне городов страны. То, вот, Россия – это не Сектор Газа. Потому что, понимаете, я только что говорила о Дмитрии Трубицыне в самом начале этой передачи. Ну, вот, в Секторе Газа не бывает Дмитриев Трубицыных, в ней не бывает Академгородков, в ней не бывает ничего вообще. Россия – это большая европейская страна, в ней были гениальные поэты, художники, музыканты и ученые, и в ней они до сих пор есть. У нас есть обширный культурный слой. Даже в сталинское время, когда в этой стране был террор, все-таки, в этой стране насаждали веру в прогресс, а не в воинствующее невежество.
И, вот, очень трудно внушить элите этой страны, что прокурор Поклонская, депутат Милонов, байкер «Хирург» и академик Кадыров – это нынешняя российская духовная элита. Эта элита понимает, что мы не просто проигрываем гонки, цивилизационные гонки – мы катастрофически сходим с дистанции.
И, вот, как я уже сказала, те в результате вещи, которые работали когда-то еще недавно на сохранение режима, они начинают потихонечку его разрушать, а, главное, его делегитимизировать.
Всего лучшего, до встречи через неделю

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..