воскресенье, 2 июля 2017 г.

НА ВОЛНЕ ПРОТИВОРЕЧИЙ

      Борис Гулько
Возвращаясь как-то после окончания Шаббата от друзей из Маале Адумим, мы застряли в пробке в районе Иерусалима, населённом харидим. Я разглядывал в окно такси его обитателей: что общего у меня с людьми в лисьих шапках штремелах, в атласных халатах и высоких белых чулках? У нас нет общего языка. Они говорят только на идиш, и даже когда я выучу иврит, беседовать на нём со мной не станут. Иврит, они считают – только для обращения к Богу. Самое естественное человеческое общение – за едой. Но в моём доме харидим есть, скорее всего, не станут. Среди многих израильских инстанций, удостоверяющих кашрут, они наверняка доверяют только какой-то своей.
 Для меня истина иудаизма раскрывается, в первую очередь, в истории. Тора, Пророки, Писания – книги истории евреев, основа для понимания мира вокруг. Современное бытие Израиля я вижу как выполнение предсказанного ТАНАХом, доказательство моей и нашей связи с Творцом. Многие направления харидим понимают всё иначе, Израиль не признают и даже проявляют к нему враждебность.
Нечего и говорить – различные направления харидим серьезнейше различаются между собой. Митнагдим и хасидим имели в прошлом тяжёлые конфликты, которые до конца не забыты. А вопрос: на три или на четыре пуговицы должен застёгиваться кафтан может показаться ерундовым только постороннему. Он разделяет миры носителей этих кафтанов.
Однако именно харидим 18 столетий, со времён катастрофы Иудеи в войнах против Рима начала нашей эры, сохраняли и развивали иудаизм.    
18 лет назад я мог оказаться на Рош Ха-Шана в Солт-Лейк-Сити. В интернете я обнаружил в этом городе только консервативную синагогу. Мой раввин рекомендовал мне не посещать в ней праздничную службу, а остаться в отеле. Его позиция – ортодоксальный еврей не должен входить в консервативную или реформистскую синагогу ни по какому религиозному поводу, будь то Шаббат, праздник, свадьба или обрезание. Ведь там мужчины сидят вместе с женщинами, а раввином могут быть женщина или гей.
У меня будут проблемы поесть в доме неортодоксального еврея (кашрут!). Хотя я говорю с ним на одном языке, во взглядах на мир у нас, скорее всего, окажутся серьёзные расхождения. После выборов 2016 года в американские реформистские синагоги для психологической помощи удручённым  прихожанам приглашали психотерапевтов. Ведь из-за победы Трампа под угрозой оказались многие дорогие их сердцу достижения прогресса: борьба с потеплением и исламофобией, с привилегией белых и мужчин, продвижение прав нелегалов и сексуально «особенных».
Меня же именно по перечисленным причинам давно ни одно общественное явление не радовало так сильно, как поражение Хиллари.
Мы стыдимся евреев-выкрестов, что не мешает любить творчество и восхищаться жизненными подвигами Генриха Гейне, Осипа Мандельштама, Бориса Пастернака, Александра Галича. И если Гейне и Мандельштам крестились в основном ради права поступать в университеты, а Галич, видимо, рассматривал крещение как протест против советской идеологии, то Пастернак реально воспринимал себя частью христианской культуры.
Мало кто оказал столь большое влияние на цивилизацию ХХ века, как создатель психоанализа атеист Зигмунд Фрейд. Учение Фрейда об автоматическом регуляции психических процессов принципом удовольствия, изложенное в одной из главных его книг «По ту сторону принципа удовольствия», подготовило такое глобальное общественное явление, как сексуальная революция 60-х годов. «Сексуальным отклонением можно считать только полное отсутствие секса, всё остальное — дело вкуса» – записал великий психоаналитик, готовя почву для нынешнего размывания сексуальной морали.
От статьи Фрейда о преимуществах применения кокаина, опубликованной в 1884 году, пошло увлечение европейцев этим белым порошком. «Идеальная, вечная, очищенная от ненависти любовь существует только между зависимым и наркотиком», то ли всерьёз, то ли в шутку утверждал  Фрейд. А знаменитая модельер Коко Шанель назвала Фрейда первым феминистом. Даже это современное поветрие пошло от Фрейда.
Создав теорию, покрывающую все стороны человеческого бытия, Фрейд попытался, почувствовав тесноту, вытеснить из этого бытия религию. В своей поздней работе «Моисей и монотеизм» он постарался создать альтернативную, не лишённую остроумия, атеистическую версию возникновения евреев, исхода из Египта и рождения иудаизма.
Когда мы поминаем великих представителей нашего народа – нобелевских лауреатов, писателей, музыкантов, художников, промышленников, политиков, мы имеем в виду в основном не ортодоксов. Светские евреи создали Израиль, горячо поддерживали борьбу за эмиграцию советских евреев. Своей свободой мы во многом обязаны этой поддержке.
Мидраш повествует, что Красное море, расступившись перед евреями, образовало 12 рукавов, предложив каждому колену Израилеву свой путь. То есть по замыслу мы должны быть различными. И всё же, обозрев наше удивительное многообразие – от евреев-атеистов и агностиков, часто анти-израильских и даже антисемитских, через евреев-христиан, реформистов, консервативных, многочисленные направления ортодоксов, тоже порой антиизраильских, естественно задать вопрос: что же нас объединяет, если объединяет, в один народ?
Никуда не деться – единственным, объединяющим всех евреев, остаётся Вечная книга – Тора. Её, предполагается, прочли все в той или иной степени религиозные евреи. А также те атеисты и агностики, которые интересовались – что же они отвергают?
Рассматривая Тору как источник всего многообразия мировоззрений евреев, мы обнаруживаем, что именно такое многообразие она и предполагает. Евреи 33 столетия изучают Тору и пишут на неё всё новые комментарии, а смыслы, заложенные в ней, далеко не исчерпаны. Фактически любой взгляд на мир может быть выведен из чтения Вечной книги.
Являясь, по мнению наших мудрецов, проектом, сверяясь с которым Всевышний создавал мир, Тора несёт в себе все уровни её возможного понимания. Так же, как и серьёзные возражения на каждое из этих пониманий.
Ортодоксы принимают дословно всё изложенное в Торе и пытаются буквально соблюдать её наставления. Направления ортодоксии различаются в большой степени тем, какие дополнительные обязательства 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..