вторник, 9 мая 2017 г.

СОВСЕМ ХУДО, КОГДА ДВА ЭХУДА

 Два Эхуда

    Как Барак и Ольмерт пытались отдать всё и ещё немножко, а Арафат и Аббас от этого отказались.
    Об этом они нам расскажут сами. Сегодня вечером на 10 канале в документальном фильме Равива Друкера, который будет показан в рамках программы «Источник». Фильм построен на интервью двух израильских премьер-министров и одного премьер-министра, а затем президента «государства Палестина».
    Они честно расскажут, как один за другим два Эхуда (Барак и Ольмерт) пытались подарить воротилам ПА больше, чем можно себе просто представить. Лишь отказ от этих невероятно щедрых предложений Арафата и Аббаса не дали реализоваться планам двух Эхудов. Вот такая странная ситуация.
    О переговорах между Арафатом и Бараком известно если не всё, то многое. Вплоть до таких подробностей, как Арафат бросил в лицо то ли Аббасу, то ли просто своему помощнику уже подшитый договор с Израилем до истерики Клинтона: «Из-за Арафата я стал неудачником!» Только тогда к президенту США пришло прозрение: не надо было прилагать столько усилий, чтобы сменить Нетаньяху на Барака. Дело не в израильтянах.
    Тогда же американцы приняли стратегическое решение о замене Арафата на Махмуда Аббаса. От Арафата потребовали учредить должность премьер-министра, которой ранее не было. Эта должность нужна была для придания Аббасу некоего официального статуса, который помог бы ему самостоятельно вести переговоры (которые он и вёл, сначала с Шароном, а затем и с Ольмертом).
    Барак вернулся из Кэмп-Дэвида и уже в аэропорту сделал заявления: «Мы не нашли партнёра». Эта фраза «Нет партнёра» потом повторялась множество раз. Но, даже объявив об отсутствии партнёра для заключения мира, Барак упорно продолжал попытки подписать договор с Арафатом. Последняя попытка была предпринята в Табе 27 января 2001 года, буквально за несколько недель до досрочных выборов премьер-министра.
    Но и в Табе Мухаммад Дахлан, представлявший ПА, в очередной раз отверг предложение израильтян под девизом «всё и ещё немножко». Речь шла об уходе Израиля со всей территории Сектора Газа, Иудеи и Самарии. Иерусалим оставался под контролем Израиля (кроме нескольких районов), но при этом ПА получала «компенсацию территории» внутри «зелёной черты» и «право на возвращение сорока тысяч палестинских беженцев».
    Разбившись о «проблему Иерусалима», формула «всё и ещё немножко» не потеряла своей актуальности. Её взял на вооружение Эхуд Ольмерт. Он подготовил Аббасу новое предложение, от которого, как думал Ольмерт, невозможно отказаться. Никаких израильских войск (даже станций раннего предупреждения) на территории Иудеи и Самарии не должно было остаться (к тому времени Шарон уже отдал Сектор Газа). В Иорданской долине должны были быть расквартированы «международные силы», состоящие из войск НАТО (видимо, турецких) и Иорданской армии. Но даже не это главное. Ольмерт предложил Аббасу весь так называемый Восточный Иерусалим, в том числе не только Гило, Рамот, Тальпиот и Писгат Зеэв, но и весь Старый город, включая территорию Западной Стены («Стена Плача»). Правда, Ольмерт пытался выторговать для себя «уступку»: «право на возвращение» на территорию Израиля «всего лишь» пяти тысяч «беженцев». Далее можно цитировать книгу воспоминаний Кондолизы Райс.
    Аббас выдержал драматическую паузу, скривился и, изображая праведный гнев, произнёс: «Согласившись на пять тысяч, мне будет нечего сказать остальным четырём миллионам беженцев». Классический пример арабской тактики переговоров: когда всё уже обговорено, придраться ещё к чему-то, чтобы американцы надавили израильтян с целью получения новых уступок. Нет, и после этого ничего подписано не будет, но израильские «последние уступки» обязательно будут запротоколированы, чтобы потом «продолжить переговоры с той точки, на которой они были прерваны». Вот только в этот раз представителем США был не Кристофер, Бейкер или Керри, а здравомыслящая Райс, которая красиво парировала: «Остальных беженцев можете поселить к себе в Мукату».
    Красиво, но на этом переговоры не окончились. Как они продолжились, мы теперь можем точно знать, опираясь на рассказ Ольмерта. Да, американцы не давили на израильтян, но на Ольмерта и не нужно было давить. Он сам был готов всё отдать. Однако Аббас закусил удила и потребовал «право на возвращение шестидесяти тысяч палестинских беженцев». Ольмерт опешил: откуда столько? Аббас отвечает: вы же согласились на 40 тысяч, а где 40, там и 60. Но ведь и Ольмерт хотел показать, что хоть что-то сделал лучше Барака. «Если бы Абу-Мазен согласился на возвращение десяти или даже пятнадцати тысяч, я бы согласился» – утверждает Ольмерт.
    Эти и другие подробности о том, как Эхуд I и Эхуд II пытались отдать «всё и ещё немножко», мы сможем услышать сегодня вечером с телеэкрана. Я искренне рекомендую вам это зрелище. Именно зрелище. Уже даже не важно, что нам расскажут два Эхуда. Мы что-то и раньше знали, а чего не знали – о том догадывались. Я вам предлагаю посмотреть, как неподдельно сияют лица этих израильских политиков во время интервью.
    Явно гордятся тем, что натворили. А Аббас опять кривится. Не иначе, опять ему всё это не нравится.
  
    Ростислав Гольцман 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..