понедельник, 29 мая 2017 г.

То ли сон, то ли видение

То ли сон, то ли видение

Меня часто спрашивают, почему ты перестал писать?
Ну вот, написал сегодня утром. То ли сон, то ли видение. 

Раннее утро. Солнце еще не встало и в серых предрассветных сумерках голос муэдзина, усиленный громкоговорителями, звучит особенно пронзительно. Призыв на утреннюю молитву – не приглашение и не напоминание. Это приказ. Пять ежедневных молитв, предусмотренных Святой Книгой, обязательны для всех жителей.
Молиться следует только в мечети. Никаких послаблений даже для тяжелобольных и немощных стариков не предусмотрено – мулла должен видеть, как каждый житель исполняет свой религиозный долг.
Квартал оживает. Зябко ежась в ночной сырости, жители торопливо выходят из домов. Следует спешить – первую утреннюю молитву произносят до восхода солнца, и если не успеешь произнести все положенные слова, и не совершишь все поклоны, сидя на пятках – это большой грех. А за совершенный грех следует наказание. Кроме главного наказания, которое ждет каждого грешника после смерти, есть и другое, которое назначает мулла. А тот с нарушителями не церемонится. Можно получить десяток ударов палкой. Правда, такое наказание обычно дают за более тяжкие прегрешения против шариата. Но вот пожертвование на мечеть сделать придется непременно.
Люди выглядят неопрятно, многие не успели привести себя в порядок, как следует одеться или умыться. Женщинам отчасти легче, они все равно укрыты с головы до ног. Времена разврата закончились: никакой косметики и прочих сатанинских искушений. У мужчин тоже есть причина для радости – обязательные бороды избавили их от бессмысленной необходимости каждое утро брить лицо. Теперь это время они тратят с гораздо большей пользой на утреннюю молитву.
Невыспавшиеся дети капризничают, плачут и просятся домой, но родители крепко держат их за руки и продолжают вести к мечети. Обязательное посещение мечети для молитвы начинается, согласно указаниям пророка, в семь лет, но на улице множество детей и более раннего возраста – родители предпочитают брать малышей с собой в мечеть, чем оставлять дома одних, без присмотра.
Двери домов открыты настежь. Жителям строго запрещено запирать дома. Воров бояться не следует, ибо воровство есть тяжкий грех, и в стране населенной исключительно правоверными воров быть не может; а от соседей добропорядочному мусульманину скрывать нечего.
Внезапно шум на улице смолкает: замолкают взрослые, дети перестают ныть и канючить, и даже самые маленькие, как по неслышимой команде, вдруг перестали плакать. На улице появляются Стражи Шариата. Молодые парни в зеленых куфиях, вооруженные автоматами, внимательно оглядывают идущих на молитву; их более взрослые начальники делают какие-то записи в блокнотах. Жители стараются как можно быстрее и незаметнее пройти мимо озлобленных вооруженных людей. Они идут склонив головы, опустив глаза к земле, и лишь чуть сильнее сжимают ладони детей, шепотом умоляя их молчать.
Однако, люди на улицах не слишком интересуют патрульных: их цель те, кто остались в домах. Вооруженные парни заходят подряд во все двери и проверяют не остался ли кто дома в священные часы молитвы. Большинство домов пусты – жители давно приняли новый порядок жизни. Но иногда в предутренней тишине раздаются женские крики и детский плач, робкие оправдания мужчин и сочная брань патрульных, пинками выгоняющих на улицу опаздывающих на молитву.
Обычно этим все и заканчивается. Но иногда над домами раздаются автоматные очереди. Выстрелы далеко разносятся над Темзой…
Теперь вопрос – оно мне надо, такое писать?
Евгений Якубович

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..