воскресенье, 14 мая 2017 г.

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА 13 МАЯ


Время выхода в эфир: 13 МАЯ 2017, 17:05


Ю.Латынина Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа» как всегда в это время по субботам. Вирус-вымогатель хакнул компы в 99 странах мира. Вирус – он называется WannaCry, он шифрует содержимое, просит у владельца 300 долларов в «битках». Если тот не платит в течение 3-х дней, сумма удваивается. Если тот не платит в течение 7-ми дней, информация уничтожается. Сильно пострадали Россия и Тайвань. Больше всех по-человечески пострадала Британия, потому что у нее вирус поразил национальную систему здравоохранения и, соответственно, доктора просто были вынуждены отменять операции.
Наши конспирологи уже, естественно, написали, что это козни Запада против великой и могучей России. Эдвард Сноуден, известный борец за свободу интернета, нашедший убежище в России (ну, известно: это самая свободная страна в том, что касается сети), уже написал, что виновато NSA, Агентство национальной безопасности США.
Значит так, рассказываю, как оно случилось. На следующий день после того, как Трамп разбомбил Сирию, некая группа «Shadow Brokers», «Теневые брокеры» – они выложили в сети на ломаном английском предупреждение, что «Как же так, Трамп? Мы за тебя голосовали, а что ты тут делаешь?»
Ю.Латынина: Американские спецслужбы виноваты тем, что у них украли оружие
Трамп не внял. Трамп фактически обвинил российские власти в том, что они являются соучастниками Асада в том, что касается химической атаки на собственное население. И тогда еще через недельку вот эти «Shadow Brokers» опубликовали пароли к части хакерских примочек NSA, то есть они фактически вскрыли американское Агентство Национальной Безопасности. То есть мы не можем сказать, что это был российский ответ на бомбежки Сирии, но мы можем сказать, что это сделала некая группа, которая не говорит по-английски нормально, которая была страшно недовольна тем, что Трамп нанес удар по Сирии, и тем самым выставил Путина в смешном свете, потому что оказалось, что Владимир Владимирович блефует, когда рассказывает там об С-400. А еще больше эта группа была недовольна тем, что в течение недели после этого удара Трамп не понял сигналов, и вместо того, чтобы договориться, сказал, что Путин всё равно что Асад. Вот, эти люди обиделись за Путина и Асада.
И вот один из этих инструментов, которые они хакнули, он называется «eternal blue» и он эксплуатирует дырку в Windows. Дырка заключается в том… Это уязвимость в той части программы Windows, которая используется для sharing’а файлов и принтеров в локальной сети, то есть она заключается в том, что если один компьютер заражается, то тут же в локальной сети заражаются все компьютеры.
То есть NSA, когда увидела эту дырку, вместо того, чтобы рассказать о ней Майкрософту, она написала отмычку, с помощью которой она ходила в компьютеры всяких преступников. И когда преступники взломали самую NSA, эта отмычка оказалась в открытом доступе, и Майкрософт сказала: «Мама дорогая! Да это ж мы еще сейчас заштопаем!» И Майкрософт тут же ее заштопал. И в это же время преступники увидели эту отмычку и сказали: «А, мы ее сейчас монетизируем».
И они прицепили эту отмычку на вот этот самый вирус WannaCry, который появился еще 2 недели назад и ничем таким особо не прославился, потому что он плохо распространялся. С этой отмычкой он стал распространяться хорошо. То есть, грубо говоря, вот эта уязвимость, которую украли у NSA, это, как я уже сказала, отмычка, которая открывает двери, а вирус – это граната, которую туда бросают.
То есть, еще раз, американские спецслужбы виноваты тем, что у них украли оружие. И самое интересное в этой истории – это, конечно, ну, не только реакция Сноудена, а это и реакция американских либеральных СМИ, которые ведут уже давно партизанскую войну против президента Трампа, которые по удачному выражению превратились в оппозиционную партию. Потому что как раз в этот самый момент отправили в отставку директора ФБР, Трамп уволил директора ФБР Коми, о чем я, может быть, успею поговорить. И, значит, сразу все CNN и MSNBC закричали, что это переворот, диктатура, а, главное, доказательство того, что Трамп находится в стачке с русскими.
И казалось бы, вот такая история, вот этот вирус, у которого такая неприятная история, что кто-то хакнул американские власти, американские спецслужбы после того, как Трамп некорректно себя повел по отношению к России.
Казалось бы, вот эти 2 истории должны стоять рядом – кто-то хакнул американский демштаб и кто-то хакнул американские спецслужбы. Но вместо этого мы очень много слышим со стороны американских либеральных СМИ про страшного Трампа, который является агентом России, что очень смешно и высосано из пальца уже хотя бы на фоне вот этой вот истории с хакнутым АНБ. А поскольку история с хакнутым АНБ этой версии противоречит, то мы не слышим ничего про хакнутое АНБ, не слышим, что это «большой news». А слышим наоборот от всякой демшизы типа Сноудена в том, что раз у американцев украли оружие, которым потом на соседней улице застрелили мальчика и девочку, то, значит, это виноваты те, у кого украли оружие.
Ю.Латынина:С точки зрения людей типа Сноудена оружие не должно быть вообще у полицейских
То есть еще раз, да? С точки зрения людей типа Сноудена оружие не должно быть вообще у полицейских. И если у полицейского украли оружие и что-то с этим оружием сделали, то виноват, конечно, полицейский.
У меня много вопросов по поводу завтрашнего митинга против реновации, на котором организаторы митинга почему-то решили отказаться от политической повестки и не пустить, собственно, на митинг оппозиционеров, что есть, ну мягко скажем, ошибка. Потому что они тем самым выбили из-под себя козырь для торговли с властью, да? Даже если это люди, которые хотели договориться с властью, то для того, чтобы договориться, особенно с нашей властью, надо иметь какой-то козырь предъявить «О чем будем меняться», да? А вот мы забудем о политике.
Так вот, собственно, по этому поводу я давно уже собиралась поговорить о реновации. И как легко могли заметить мои слушатели, действия московской мэрии у меня до сих пор вызывали всяческое одобрение – я поддерживала платные парковки, я поддерживала снос ларьков, я поддерживала плитку, широкие тротуары. В общем, всё я поддерживала, что, действительно, на мой взгляд, превратило Москву из большой азиатской деревни во вполне нормальный европейский город.
Более того, я даже делала скидку при этом на коррупцию, потому что, ну да, строят всё это всякие Ротенберги и зарабатывают, наверное, в 5 концов. А вы как хотели? Да? Вот так принято: в Британии все ездят по левой полосе, а в России друзья Путина зарабатывают в 5 концов. Более того, вы будете смеяться, вот даже нежелание или неумение Собянина публично защищать свою позицию меня тоже как-то не особенно раздражало, потому что, ну, еще бы он полез в публичную политику. Тут бы его Путин и снял.
Так вот, собственно, и кредит мой доверия был так велик, что, если вы помните, после того, как вся эта тема с реновацией началась, я взяла таймаут и хотела сначала посмотреть на законопроект, а потом выносить суждения. Хотя, мне было как-то странно, что такая большая тема: ну, все-таки, надо потренироваться сначала на кошечках, сначала публичные какие-то мнения выслушать, а потом уже законы лепить.
Ну вот закон про это опубликован, есть список домов (опубликован). Причем, оказались в нем не самые страшные хрущобы, а лакомые для застройщика площадки. Ну, есть еще такая замечательная тема, что противникам реновации поджигают квартиры и режут шины. И, собственно, вот сейчас я посмотрела на все эти документы и могу сказать, что как человек, в прошлом сочувствовавший глубоко и бывший сторонником всего, что делает мэрия, я скажу, что если это будет осуществлено в этом виде, то это будет крупнейшая градостроительная социальная катастрофа, которая просто перечеркнет все достижения Собянина на посту мэра.
Более того, я постараюсь объяснить, почему она создаст проблемы, которые будут для мегаполиса по имени Москва, действительно, непреодолимы. А для начала я приведу просто маленький пример.
Вот, есть замечательный город Венеция, в котором все дома – пятиэтажки, в котором очень маленькие улицы. Ну, если там улица шириной с московскую подворотню, кто был в Венеции, знает: это просто проспект. Низкие притолоки, крохотные квартирки, штукатурка отваливается. И, вот, представляете себе, приходит какой-нибудь мэр венецианский и говорит: «Ребят, вот у вас тут штукатурка отваливается и фонд жилья в аварийном состоянии. Давайте мы всё это снесем, дадим вам равноценные квартиры в домах, которые мы на этом месте построим. При этом вся инфраструктура останется прежней, а домики будут теперь не в 3 этажа, а в 30».
Ну, понятно, что район в 3 этажа – это одно, а тот же самый район в 30 этажей – это другое. И когда нам мэрия рассказывает, что вас поселят в том же самом районе, это просто ничего не значит, потому что это 2 разных истории – когда у вас есть 3-этажный район со всей инфраструктурой и когда у вас есть, вот, что-нибудь типа жилого квартала «Перспективный», который теперь стал знаменит на всю Россию после того, как Илья Варламов поехал снимать этот многоэтажный колодец и получил зеленкой по лицу.
Ю.Латынина: Понятно, что район в 3 этажа – это одно, а тот же самый район в 30 этажей – это другое
Собственно, вот, квартал «Перспективный». 350 тысяч квадратных метров, 46 многоквартирных домов, общая площадь 700 тысяч квадратных метров, то есть больше, чем площадь самого квартала. На весь квартал детский садик на 250 людей, поликлиники нет, своей школы нет, всё у соседей. Выехать из квартала невозможно, потому что все эти 700 тысяч квадратных метров упираются в один выезд, а там, естественно, в часы-пик – ад.
И, собственно, отличие квартала «Перспективный» от того, что построят при реновации, заключается в том, что в квартале-то «Перспективный» люди покупают добровольно, а, вот, переселять из хрущевок в московский квартал «Перспективный» на 1,6 миллионов человек будут в приказном порядке, и сейчас я постараюсь объяснить, почему получится именно квартал «Перспективный».
Потому что, вот, я смотрю законопроект о реновации, я вижу там 3 позиции. Первая – это некий государственный супермонстр, который называется Фонд содействия реновации жилищного фонда в городе Москве и который может всё: раздавать подряды, платить деньги, согласовывать проекты. При этом он объявляется в законопроекте, заметьте, единственным поставщиком, и на этом основании выводится из-под действия закона о конкурсах на госзакупках.
С другой стороны, из законопроекта следует, что собственники дома, который захотел снести фонд, не имеют вообще никаких прав. Вот, сейчас там это поправили, говорят, будут какие-то собрания, еще что-то Собянин говорит. Но, вот, в законопроекте написано следующее: «Дом сносят на основании решения исполнительной власти города Москвы. А если жилец не согласен, его сносят по суду». Соответственно, не предусмотрено никакой процедуры выбора жилья. Вот та самая равнозначная квартира, которую предлагают. Если жилец не согласен, его, опять же, вышвыривают из помещения на основании решения суда.
И, наконец, третье, самое главное. Ничего не говорится в законопроекте о нормативах по плотности и высоте застройки. То есть законопроект позволяет вот этому супермонополисту под названием Фонд реновации вышвырнуть 1,6 миллионов москвичей из домов и насильственно вселить их в многоэтажные гробы без зелени, инфраструктуры, школ, детских садов, магазин и так далее.
И почему я считаю, что это будут именно многоэтажные гробы? Очень простая экономическая причина, которая не имеет даже отношения ни к какой теории заговора, что кто-то это задумал, чтобы так сделать. Просто когда компании на рынке жилья конкурируют между собой, их прибыль является максимальной тогда, когда они предлагают наилучший по соотношению «цена-качество» товар. Я не говорю, что этот товар хороший вообще, я имею в виду именно отношение «цена-качество». А когда есть монополист (в нашем случае Фонд реновации), то максимальную прибыль приносит самый плохой продукт, купленный государством по самой дорогой цене.
Ну, предложу простую аналогию. Представьте себе, вы булочник, вы печете булочки и продаете их. Ну, что вы делаете, чтобы заработать? Вы печете самые лучшие булочки.
Ю.Латынина: Это будет крупнейшая градостроительная социальная катастрофа
А представьте себе, вы булочник и вы одновременно королевский зять, и вы получили монополию на продажу булочек. Какие булочки вы печете? Правильно: вы печете самые плохие, потому что тогда ваша прибыль является наибольшей.
Значит, вот этот законопроект. Есть еще другой замечательный документ, но квазидокумент – разъяснение мэрии, презентация под названием «Какие дома придут на смену пятиэтажкам?» Я внимательно очень ее изучила, там очень трогательное объяснение, что в этих домах будут просторные комфортные холлы, будут пандусы, будут лифты. Ну, конечно, это офигеть, что лифты будут… Лифтов москвичи, конечно, не видели. Но самый главный вопрос – «Сколько будет этажей, особенно если учесть, что нам говорят, что лифты будут высокоскоростные?» Ау? Высокоскоростные лифты – они в небоскребах.
Значит, дальше там написано: «Керамическая плитка на полу холлов обеспечивает чистоту подъездов. Каждое здание оборудовано современными инженерными системами, которые, внимание, приз в студию, гарантируют бесперебойную подачу воды, света и электричества».
Ну, что в домах будет свет и вода, это, конечно, круто, это просто, вот, XXV-й век. Но этажи-то, этажи?
Читаем дальше: «В помещениях будут установлены пластиковые окна, балконы оборудуют стеклопакетами, на полу положат керамическую плитку». Ну, конечно, плитка важно. А сколько, вот, поликлиник и магазинов будет?
Цитируем дальше: «В квартирах выполнят современный ремонт. Двери оснастят ручками, фиксаторами замков, дверными упорами и, подумайте только, надежными петлями. В плинтусах проложат кабель-каналы, будет даже электрическая разводка с выключателями и розетками». Ну, как вы понимаете, в пятиэтажках этого не было – там розетки, конечно, прям снаружи находились. Даже петли в дверях поставят! Ну, это просто, вот, Фонд реновации дает. Но, все-таки, как с этажностью?
А дальше там говорится: «Кухни отделают обоями светлых тонов. Ванные-комнаты оборудуют хромированным полотенцесушителем». Два вопроса: этажность и плотность застройки? И мы видим, что на вопрос этот не дает ответа ни мэрия, ни законопроект, и это самое главное, потому что отсутствие ответа есть уже ответ.
Вы знаете, на кого рассчитан этот замечательный текст? Я вам так скажу, что он рассчитан на люмпена. Он рассчитан на пьяного слесаря, который не делал ремонта в этой своей квартире последние 30 лет, пропил последний матрац, у него из розеток бьет током, у него обои висят клочьями, у него по заблеванному полу катаются пустые бутылки.
И тут он слышит, что ему подвалило! Что у него будет новенькая квартира с чистой плиткой и даже, подумать только, хромированный полотенцесушитель! И подъезды будут чистые. Что, как вы понимаете… Ну, как бы вам сказать насчет чистых подъездов? Ну, то, что подъезды в доме грязные, это не примета пятиэтажки, это следствие облика жильцов. И если людей из грязного подъезда переселить в чистый подъезд, то подъезд будет заблеван ровно через 2 недели. Чего? Снова строить новый дом и переселять туда снова жильцов? Как в известном анекдоте, да? Вот, новых родить или старых помыть.
Ю.Латынина: Высотные дома – это бич для города. Они возникают только в тех случаях, когда нет другого выхода
Так вот это я к тому, что, вот, действительно, человеку, который превратил свое жилье в хлев, вот эта новенькая квартира с дверными ручками новыми (представляете!) – ну да, это вот верх счастья. А, вот, остальные жильцы, которые живут не в хлеву, мягко говоря, и не будут довольны, я думаю, что первое, что они сделают, въехав в эту самую казенную квартиру с дешевой плиткой, положенной таджиками, они эту плитку выдерут, они ручки выкрутят и вкрутят свои.
Дальше естественный вопрос: а зачем тогда эту самую плитку класть и вот эти самые хромированные полотенцесушители ставить? Да? Давайте просто отдадим это деньгами.
И вот тут-то и зарыта собака, потому что заметьте, что отделка – она как раз предоставляет возможность бесконечных манипуляций с ценами. Ну, вот, кто определит: вот этот смеситель стоит тысячу рублей или 5 тысяч? Потому что, вот, на московских новогодних люстрах на Тверской (на что я не возражаю, потому что так устроена российская экономика, заработали в 5 концов), но вот на этих самых хромированных полотенцесушителях сколько можно заработать, если учесть, что их придется помножить на 1,6 миллионов человек?
То есть, ведь, часть этих квартир будут продаваться на рынке и, естественно, возникнет вопрос: слушайте, а почему у вас, я не знаю, город покупает ее, скажем, за 5 миллионов (ну, если это дешевая, маленькая квартира), а на рынке она 2? И тут же ответ: «Ну, слушайте, там же есть хромированный полотенцесушитель». А тогда вопрос: «А почему же не продавать просто без этого самого полотенцесушителя?» — «А, нет, это нельзя, это нарушение прав трудящихся. Мы же обещали трудящемуся готовую квартиру».
Ю.Латынина: Если жилец не согласен, его вышвыривают из помещения на основании решения суда
И, вот, очень простой тест я готова предложить, потому что в законе можно прописать, что квартиры по желанию собственника предоставляются без отделки, а стоимость отделки выплачивается жильцу наличными. Ну, такой простой выход, который стоил бы ровно столько же, предоставил бы жильцу право выбора, сэкономил бы десятки тысяч выдранных унитазов и, я думаю, что вряд ли этот проект будет реализован, потому что, с моей точки зрения, проект невольно или вольно заточен не под то, чтобы деньги на этот хромированный полотенцесушитель получили жильцы, а чтобы их получил застройщик.
Теперь еще несколько важных моментов. Посмотрим, как оно… Все-таки, поскольку Москва не первый раз столкнулась с проблемой реновации ветшающего города, все-таки, города у нас на планете Земля существуют уже почти 10 тысяч лет… Ну, хотя, развитыми сколько-нибудь они являются последние 6-7 тысяч лет. Вот это, все-таки, не первый раз случилось. И как это преодолевалось и решалось?
И я тут еще хочу напомнить, что, первое, вопреки представлениям о неприкосновенности частной собственности, я бы так сказала, дремучим представлениям россиян, испуганных коммунизмом, так вот снос частного жилья ради решения общегородских проблем – это общепринятая во всех городах и эпохах практика. Естественно, если это нормальная страна, этот снос происходит с компенсацией – так оно записано в американской Конституции, вернее, в поправке 5-й, что можно сносить, но с компенсацией.
И, вот, прекрасный пример такого сноса (ну, чтобы не быть голословной), это знаменитые парижские бульвары. Потому что если вы гуляете по парижским бульварам и думаете, что всегда город Париж был такой широкий, то ответ, что он стал таким широким в 1860-х годах, когда Хаусман просто снес средневековые трущобы, которые описаны Виктором Гюго в «Отверженных», и построил вот эти самые бульвары. Причем, злые языки говорят, что это было сделано для того, чтобы перебрасывать по бульварам войска, это такие военные рокады. Потому что если вы помните, Париж очень любил бунтовать, и в 1789-м, и в 1792-м, и в 1830-м, и в 1848-м, и, вот, Наполеон Третий озаботился.
Значит, отметим, что вот эта перепланировка и любые другие – это диаметрально противоположная московской ситуации. Потому что Наполеон Третий сносил частную собственность ради общественной пользы, public use. Никто, в общем-то, не сносил в Европе частную собственность для того, чтобы облагодетельствовать самого частного собственника.
Есть другие примеры, как правило не в Европе. Это именно примеры масштабных госпрограмм по замене некачественного жилья. И, как правило, это госпрограммы, которые реализуются в странах третьего мира или удачно, или неудачно. И, собственно, как правило, там, где есть такие госпрограммы, там в прошлом имели место чудовищно сильные ошибки не только в градостроении, но, собственно, в социальной и экономической политике.
Ю.Латынина: Ничего не говорится в законопроекте о нормативах по плотности и высоте застройки
Вот, есть, например, замечательная страна Бразилия с замечательными постройками, которые называются «фавеллы», слово, которое вошло в русский язык. Это такие трущобы без света, канализации и воды, и они выстроены были в связи с гиперурбанизацией на чужой земле без разрешения. Соответственно, пока в Бразилии была диктатура, то с фавеллами боролись так: их сносили бульдозерами. Бульдозеры никак не помогали, потому что, например, еще в 93-м году прошлого века в фавеллах жило почти 20% жителей города Сан-Паоло, в котором живет 12 миллионов человек.
И вот когда победила демократия в тех же 80-х годах, началась госпрограмма расселения фавелл. Но что самое главное сделали бразильцы – они последовали совету абсолютно великого перуанского экономиста Эрнандо де Сото, который в свое время сказал, что одна из главных причин всех латиноамериканских бед, что вот у этих людей, которые реально являются собственниками, нет юридического права собственности, которое позволит им быть заинтересованными в том, чтобы улучшить свое имущество, а также позволит им заложить его в банки или взять под него кредит.
И бразильцы не совсем даровали этим людям права имущества. Но, в принципе, они узаконили права сквоттеров. И поразительно, что ситуация частично начала решаться сама собой. Потому что когда люди получили жилье в собственность, они просто начали его улучшать по той же причине, по которой если вы выкупаете в собственность коммуналку, у вас происходит нормальная квартира.
И, вот, за 20 лет доля жителей фавелл в Сан-Паоло упала с 20-ти до 11-ти процентов. Перерыв на новости.
НОВОСТИ
Ю.Латынина Добрый вечер. Снова Юлия Латынина, «Код доступа» и я о реновации в странах Третьего мира. Еще один прекрасный пример – Пекин. Вот, при Мао Пекин был застроен штуками, которые назывались «хутун». Хутун – это тип китайской коммуналки. Это такие средневековые глиняные сараи без канализации, опять же, без воды, единственный сортир на квартал. Отапливались они печками-буржуйками, а это большое дело, потому что печки на угле, а Пекин расположен в седловине гор. И, собственно, именно от этого угля над всем городом висел чудовищный смог как в Лондоне XIX века. И в 90-х годах, когда Пекин начал преображаться, просто там сносили ежегодно по 600 этих хутунов, то есть по полмиллиона человек лишали жилья. Никакого жилья не строили, компенсация в зубы и привет.
А самое интересное, самая тяжелая ситуация была в Мумбаи. Там население города 12,5 миллионов человек, и из них свыше 40% живут в трущобах. Или, вернее, жили в трущобах. И очень интересная причина такой радикальной «трущобизации», очень хорошо знакомая в России. Коррупция плюс забота о благе народном. Потому что партия, которая называется «Индийский национальный конгресс», она ради заботы о трудящихся запретила повышать арендную плату. Соответственно, исчез у девелоперов стимул строить жилье. Так как жить, все-таки, где-то надо, то, собственно, строили из птичьего дерьма, благо климат не такой, как в России.
И вот сейчас в Мумбаи и, собственно, в некоторых других индийских городах есть исключительно разумная программа избавления от этих трущоб. Она действует так, что земля под трущобой отдается частному девелоперу по цене 25% от рынка. Если 70% жителей квартала согласны, девелопер сносит квартал и строит на его месте высотку, а жителям, соответственно, достаются дома. Понятно, что это всё равно не лучшее жилье, и вообще высотная застройка – это худшее, что есть в городе, и может применяться только по необходимости. Но с учетом сложившихся ситуаций это лучшее, действительно, что можно предложить.
А самое главное, обратите внимание, поскольку девелоперы конкурируют друг с другом в борьбе за симпатии жителей квартала, то, понятно, что эти жители, ну, какого-то дворца не получат, но они получат наиболее выгодное в данных условиях предложение.
Собственно, почему я это говорю? Потому что если мы посмотрим на эти программы, то мы увидим, что московской проблемы расселения хрущевок просто нет. Потому что хрущобы – это не бразильские фавеллы, это не пекинские хутуны. Все-таки, эти дома построены по плану, со светом, с водой, с инфраструктурой. Ну, это, в общем, по сравнению с фавеллой просто, вот, Ритц Карлтон.
Жилищная проблема была в Москве с коммуналками, и это очень важно, потому что, как мы знаем, в 90-х годах в самое худшее время вот этой вот страшной бандитской экономики эта проблема была решена без всякого вмешательства государства. Возник рынок жилья, коммуналки выкупили и расселили. Соответственно, проблема пятиэтажек решается так же. По мере того, как они ветшают, квартиры в них дешевеют, девелопер выкупает развалюху и строит на ее месте другой дом. Конечно, хорошо бы тут городу вмешаться и сказать, что этажность этого дома тоже будет маленькая.
Значит, соответственно, нет никакой необходимости для этого супермонстра под названием Фонд реновации. Важно, наоборот, чтобы девелоперы конкурировали друг с другом на рынке, и предлагали собственникам наилучшие в возможной ситуации условия. Причем, заметьте, что ни единой копейки денег казенных на это вообще не требуется.
Еще несколько моментов. Еще раз, высотные дома – это бич для города. Они возникают только в тех случаях, когда нет другого выхода или в связи с какими-то особыми обстоятельствами как, например, на Манхеттене. Даже Бруклин, даже Нью-Джерси, вы увидите, застроены вообще таунхаусами. Езжайте в новые районы Копенгагена – вы увидите те же самые пятиэтажки, ну, естественно, другого фасона, и лучше пятиэтажки только таунхаус.
Значит, еще есть несколько у меня других самых простых соображений. Ну, вот, прежде всего перед нами некая беспрецедентная гигантская программа вот этой реновации. Просто я не знаю, с чем сейчас ее сравнить. Ну да, вот Лондон и Рим перестраивали. Но после пожаров. У нас, вроде, пожара нету, у нас просто современный путинский режим.
Ю.Латынина: Но самый главный вопрос – «Сколько будет этажей»
И когда происходит такой проект, более того, когда происходит гораздо более мелкий проект, то он должен происходить после долгого обсуждения. Причем я не говорю публичного обсуждения – я имею в виду профессионалов. Вот, строят стадион, проект, объявляют конкурс. Строят театр, проект, объявляют конкурс. Здесь строят жилье для 1,6 миллионов москвичей, и перед тем, как объявить конкурс, нам выносят этот законопроект и создают вот этот Фонд реновации. И никто не знает вообще ничего – сколько будет этажей, какая будет инфраструктура, как будет решаться транспортная составляющая. Ну, слушайте, ну, это за гранью добра и зла. Опыты, в конце концов, сначала ставят на свинках.
Если это делается для владельцев квартир, для их блага, ну, давайте потренируемся для начала на отдельно выделенном районе. Вот, пусть будет несколько проектов, пусть по этим нескольким проектам застроят несколько кварталов. Если кварталы эти, действительно, будут хороши, никого уговаривать не придется, люди сами побегут, мы увидим, какой проект лучший. Вместо этого получается вот этот самый супермонстр Фонд реновации.
А это очень важный момент. Что такое Фонд реновации? Это смерть рынка строительной индустрии вообще. Потому что, ну, при условии такого гигантского спроса на жилье и при условии, на минуточку, предоставления бесплатной земли под строительство в лакомых местах, это значит, что все застройщики, с которыми Фонд реновации заключил контракт, выживут, а все остальные умрут.
Ю.Латынина: Конечно, плитка важно. А сколько поликлиник и магазинов будет?
И обратите внимание, что, ведь, в принципе, жилье – это одна из самых суперконкурентных рыночных в нормальной экономике отраслей экономики. Потому что, в конце концов, жилье – это вы всегда можете построить себе халупу сами. Да? Вот, конечным результатом рынка, дикого рынка является как раз фавелла.
Так, соответственно, почему, если уж так приспичило, вышвыривать людей из принадлежащей им собственности? Почему не устроить конкуренцию как в Мумбаи? Почему не обсудить архитектурные проекты? Почему не запустить пилотный проект?
Или самый простой момент. К вопросу о конкуренции и самостоятельной застройке. Ну, вот, да, пятиэтажки разваливаются. Ну, давайте власти говорят: «Вы знаете, у нас много земли в Новой Москве, она принадлежит городу. И мы предлагаем всем желающим, кто живет в пятиэтажке, обменять квартиру в этой пятиэтажке на участок земли в Новой Москве, а строить этот участок жилец будет самостоятельно». Ну, понятно, что не все согласятся. Но даже если просто 10% согласится, вы представляете, какой будет плюс с точки зрения экономии бюджета и какой будет плюс с точки зрения застройки Новой Москвы и облика Москвы. Потому что, ну извините, высотная застройка – бич Москвы особенно, потому что все нормальные западные города окружены зелеными двухэтажными поясами.
Еще важный момент. Абсолютная социальная несправедливость этого проекта. Вы скажете: «Ну как же! Вот…» И она заключается как раз не в том, что у людей отбирают квартиры – это другой вариант социальной несправедливости, это несправедливость вообще, это нарушение права частной собственности.
Ю.Латынина: Лондон и Рим перестраивали. Но после пожаров. У нас, пожара нет, у нас просто современный путинский режим
А я сейчас говорю о социальной несправедливости, я говорю вот о чем. Потому что почему-то нам говорят, что все люди, которые живут в этих домах, они бедные, несчастные, оскорбленные и униженные. Но извините, в общем, не несколько десятков, а несколько сотен тысяч из этого 1,6 миллиона… Может, это мало в процентах, но это много в абсолютных цифрах. Это вполне состоявшиеся люди, и кто-то из них способен купить новую квартиру.
И я просто не буду голословной, я приведу один простой пример, который называется «Юля Латынина». Вот, у меня есть однушка в хрущевке, которая, кстати, сейчас там попала под снос. Чудесная квартирка. Я мало в ней жила, но я была в ней очень счастлива, я в ней написала книжку под названием «Сто полей». Сейчас я просто отдала ее родственнице. Я вспоминаю о ней с исключительной приязнью, потому что это была вот та самая малоэтажная застройка, тишина и зеленый район.
Теперь у меня вопрос. Если у меня эту квартиру отберут и дадут что-то хуже, то на каком основании город украл мою собственность? А если мне эту квартиру отберут и дадут лучше (ну, представим себе, да? Нам так говорят, поверим), опять же, на каком основании? Я вполне состоявшийся человек, и вдруг я получаю дорогую халяву от города в то время, когда сотни людей в Москве реально нуждаются в улучшении жилищных условий.
Это очень важный момент, потому что есть процесс покупки квартир. Фондом реновации он будет заменен процессом расселения квартир, распределения квартир. Что такое распределение? Мы все жили в Советском Союзе, хорошо знаем. Где гарантия, что качество жилья, в которое вас расселяют, не будет зависеть от вашего социального статуса или умения занести взятку?
Или вот такая тема. Представляете, вы там застройщик или сотрудник этого самого фонда, вы покупаете убитую хрущевку за копейки, которая не внесена ни в какой список, вы ее вносите в список реновации и меняете, условно говоря, на пятикомнатную квартиру. Вам как такой арбитраж? И если вы сомневаетесь, что он будет иметь место, то не сомневайтесь, потому что где есть административный ресурс, всегда есть коррупционный арбитраж.
Собственно, подытоживая этот долгий спич. Реновация в том виде, в котором ее сейчас видим, не имеет ничего общего с благодетельством на халяву. Это «Платон 2». Потому что московские пятиэтажки – это не фавеллы и, на самом деле, проблемы с расселением пятиэтажек в рыночной экономике значительно меньше, чем пытаются нам представить московские власти (см. проблему расселения коммуналок). Создание супермонополиста для этого расселения не имеет под собой никаких экономических оснований, оно заведомо приведет, во-первых, к социально несправедливому перераспределению жилья, потому что человеческая природа устроена так, что люди при перераспределении жилья, те, которые имеют адмресурс, будут получать жилье лучше. А самая большая проблема будет в том, что поскольку при наличии рынка прибыль извлекается из того, что жилье строится дешевле и лучше конкурента, а при наличии монополиста застройщики будут извлекать прибыль из как можно более плотной, высокой и дешевой застройки.
Ю.Латынина: В домах будет свет и вода, это, конечно, круто, это просто, вот, XXV-й век
Соответственно, вот, что мы имеем? Мы имеем некий проект создания искусственного спроса на жилплощадь, и вот эти 1,6 миллионов москвичей – это финансовые инструменты, с помощью которых этот спрос создается. Потому что это грандиозная афера с очень простым механизмом: сначала у этих людей отнимают собственность (1,6 миллионов), соответственно, это позволяет застройщику бесплатно получить землю (а иначе бы он за эту землю платил). А потом этим 1,6 миллионам дают землю бесплатно за счет государства, вернее, квартиры бесплатно за счет государства, и тем самым этому же самому застройщику гарантируют внерыночный спрос, заметим, скорее всего, по внерыночным ценам на эту самую недвижимость.
То есть платить за квартиры будет государство, а строить частный застройщик. Вы можете себе представить, какие возможности для арбитража это создает, и заметим, что это принципиально другая ситуация, чем тогда, когда строились хрущевки. Может быть, они были неказистые, но тогда и строило, и платило государство, вопрос прибыли не стоял, и кварталы, все-таки, худо-бедно планировались с инфраструктурой.
Собственно, что надо делать? Конечно, первое, надо отменять весь этот проект реновации. Второе, что надо делать, приглашать вообще международных экспертов и устраивать конкурс, чтобы понять, есть ли вообще проблема, которая требует вмешательства властей, или ее просто нет. Третье, что надо делать, надо запускать пилотные проекты, на которых будут конкурировать между собой разные застройщики, а не будет существовать супермонополиста. Четвертое, что надо делать, это максимизировать частную инициативу граждан. Ну, например, если человек хочет, можно давать ему землю в Новой Москве. Если он хочет, можно выплачивать деньгами разницу в отделке. И, конечно, если он хочет, можно просто выплачивать ему деньгами стоимость квартиры.
Давненько я не говорила о Дональде Трампе ни хорошего, ни плохого. Но тут на днях он уволил главу ФБР Джеймса Коми, и поднялась нешуточная буря дерьма.
Вот, я специально себе выписала, чего говорило CNN: «Это гротеск, злоупотребление властью со стороны президента. Кто в выигрыше? Люди в Кремле. Запах фашизма в воздухе. Монархия. Конституционный кризис». Заметим, что это говорили те люди, которые ровно несколько месяцев назад сами требовали, чтобы Обама уволил Коми. Это произошло, когда Коми за 2 недели до выборов сказал, что ФБР возобновило расследование по факту электронных писем госпожи Клинтон. И мы можем быть уверены, что если бы тогда Обама уволил Коми или Клинтон бы уволила его, придя к власти (она бы это сделала первым делом), никаких слов про монархию мы бы не слыхали.
Кстати, как Коми объяснял, что он опубликовал эти сведения? Ну, потому что он представил себе, говорит он, что, вот, он думал, что победит Клинтон, вдруг стало бы постфактум известно, что было такое тайное расследование, поднялся бы скандал и, в общем, это вполне разумное объяснение, почему. Потому что, ну, а почему, собственно, директору ФБР нельзя было сказать, что он расследует госпожу Клинтон, хотя есть, что расследовать?
И, собственно, венцом всего является, конечно, утверждение, что, вот, Коми уволили, вот теперь-то он всё и расскажет.
ЮЛатынина: У людей отбирают квартиры –это несправедливость, это нарушение права частной собственности
Ау, ребят! Он чего расскажет? Сейчас середина мая, Трамп стал президентом 20-го января. Избран он был 9-го ноября. О том, что серверы хакнули, стало известно год назад. Тогда же началось расследование. То есть оно началось до того, как Трамп стал президентом США. Когда демократы были у власти. Когда спецслужбы возглавляли назначенцы Обамы. Когда у них был карт-бланш доказать всё, что угодно, что Трамп – агент Путина, что он марсианин и так далее.
При этом оно продолжилось, когда Трамп стал президентом США. При этом любая попытка вмешаться Трампа в расследование, конечно, привела бы к абсолютному Уотергейту. Самое малейшее доказательство было бы раздуто прессой, которая играет роль оппозиции Трампу, до небес.
И вот в этих условиях ни Коми, ни Клаппер, ни бывший Генпрокурор Лоретта Линч не нашли ничего. Zilch, nihil, nada.
Вот, после того, как они не находят ничего, в прессу сливается фантастическая бредятина, которая высосана из пальца бывшим агентом МИ-6, который специализировался по России, Кристофером Стилом. Ну, видимо, от чтения сайта Компромат.ру и общения с Литвиненко у него произошла профессиональная деформация, потому что, ну, он видел, как в России всякая чернуха высасывается из пальца.
Он написал вот этот замечательный текст о том, как Трамп в Москве нанимал проституток, которые мочились друг на друга, как всё это происходило на кровати в президентском номере, в котором ночевал Обама, с целью осквернить супружескую постель Обамы. И, вот, 10 января (внимание, 10 января) BuzzFeed и CNN, неустанные обличители фейковых новостей эту ахинею опубликовали.
Прошло 5 месяцев. И вспомните, чего тогда было? Какой была, опять же, буря дерьма в СМИ? Как объясняли, что вот сейчас всё это проверят, наконец, выведут Трампа на чистую воду, вот сейчас будет импичмент.
5 месяцев прошло. Стил не дал ни одного интервью, потому что ему нечего сказать. Вот, те самые либеральные СМИ, которые публиковали досье, не сообщили о подтверждении ни одного факта. А, ведь, там же в этом досье была масса элементарно проверяемых вещей. Там было сказано, что некий помощник Трампа поехал в Чехию, где там встречался с русским чиновником. Там было сказано, что русские власти американским гражданам прямо на территории России выдавали эти деньги за взлом серверов.
Ну, ребят, ну, такие же вещи силами спецслужб и даже не спецслужб, силами просто газет проверяются элементарно. «Новая газета» такие проверки делает перед выпуском каждого материала. Ну, в самом деле, да? Вот, человек поехал в Чехию. Откуда это взял Стил? Из четырех источников. Либо у него есть билеты этого человека, либо у него есть бронирование гостиницы, либо у него есть фото этого человека в Чехии, либо у него есть агентурный источник, который говорит, что вот такой-то встречался с таким-то. Ну, элементарная проверка. В ФБК такие проверки делают рутинно. Вот, всё расследование ФБК по Димону – это результат таких проверок.
Ну, слушайте, ребята, если CNN не может установить… Да что там CNN! CNN плюс АНБ, плюс ФБР, плюс ЦРУ, плюс вся либеральная пресса не могут проверить хотя бы один результат этого досье, ну, Навального наймите хоть, что ли.
То есть очень простая ситуация. Несмотря на год расследования, не просто расследования, а заказа, не просто политического заказа, а необходимости с целью выживания, не просто необходимости с целью выживания, а такой необходимости, при которой любое квазидоказательство будет возведено CNN в символ веры, не нашлось ничего. Вот, zilch, nihil, nada. Пришлось это публично признавать: это признал Клаппер, это признал Коми несколько раз. Как только Коми это признал в очередной раз, Трамп его уволил.
Но простите пожалуйста, директор ФБР – его назначает президент и увольняет президент. ФБР – это не та организация, которая обеспечивает разделение властей, так что, вот знаете, если уволили директора ФБР, который расследовал президента, это значит, вот, всё, прям наступила диктатура.
Знаете, вот, разделение властей обеспечивает не ФБР, а Конгресс и Верховный суд. И если господин Коми хочет составлять оппозицию Трампу, он может избраться в Конгресс и там разделять власти.
То есть еще раз. Потрясающая ситуация. Трамп, в принципе, мог уволить Коми на следующий день после избрания, как его уволила бы Клинтон. Он дал ему возможность расследовать себя, Трампа, 5 месяцев. Выгнал тогда, когда Коми сказал, что ничего не нашел. При этом найти ничего невозможно, а из действий Трампа мы всё больше и больше видим, что все обвинения конкретно о связях Трампа с Россией бред, потому что, в конце концов, Трамп ведет себя по отношению к России гораздо более жестко, чем Обама.
Значит, при этом после увольнения Коми нам серьезно говорят, что да, это произошло потому что вот сейчас Коми скажет. То есть это всегда новости в будущем времени. Вот, первый признак фейка – «Сейчас Стил даст интервью. Сейчас ФБР найдет. Вот сейчас, наконец, через год после расследования уволенный Коми расскажет». Это фейк.
И более того, абсолютная паранойя. Коми увольняют, потому что он сказал, что никакого компромата нет. Из этого делается вывод, что его уволили, потому что он слишком близко подобрался к сути.
Ну, это всё равно как если бы демократы пожаловались, что Трамп просвечивает их лучами, ФБР бы всерьез это расследовало, подтверждения не было бы, фбровцев, которые всерьез за такую тему взялись, уволили, и, значит, тут же бы сказали: «Ну вот видите, это произошло потому, что, действительно, нас лучами просвечивают».
Ю.Латынина: Что такое Фонд реновации? Это смерть рынка строительной индустрии вообще
И я вовсе не хочу сказать, что Трамп в этой медийной войне безупречен. Вспомним, например, ситуацию, как он сказал, протвитил, что какой срам, что Обама его прослушивал (что, конечно, было за гранью добра и зла, потому что президент великой державы не может говорить такие вещи без доказательства). Тут было важно не то, что он сказал (может быть, там какие-то зерна правды в этом и были), а важно то, кто это сказал и без доказательств. Но обратите также внимание, что вот в этой медийной войне, которая идет, CNN всё больше и больше уподобляется Первому каналу (хотя, это, конечно, недостижимый идеал). Понимаете, с одной стороны, конечно, CNN до Первого канала еще далеко, а, с другой стороны, проблема-то такая, что когда врет Россия, это касается только российских граждан, а когда проблемы с когнитивным восприятием реальности случаются у американского истеблишмента, который настроен против Трампа, то эти проблемы будет расхлебывать весь мир и всё человечество.
И, вот, я хочу закончить тем, с чего начала – посмотрите, какая странная история. Вот, кто-то в отместку за удар по Сирии, нанесенный Трампом, взломал сайт АНБ и в результате через череду долгих итераций получилась эта история с вирусом. И с точки зрения американских левых либералов виновато в этом само АНБ, в том, что у него украли оружие. И это не обсуждается, потому что из этого следует, что Трамп не агент России, а абсолютно фейковая новость про то, что Коми уволили, потому что Трамп агент России, обсуждается.
Всего хорошего, до встречи через неделю. И боюсь, что о Руслане Соколовском я буду говорить уже через неделю. До свидания.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..