четверг, 20 апреля 2017 г.

РЕЧЬ БЕСПАМЯТСТВА

Сергей Медведев. Речь беспамятства

Мне кажется, я понял, в чем проблема. Почему людей совершенно не напрягает стрижка «гитлерюгенд», ресторан «НКВД», фигуристы в освенцимских робах. То есть не то что не напрягает, а прикалывает — это круто, стильно, свежо (основной мотив комментов). В нашей классической речи, воспитанной русской и советской культурой, памятью о войне, культом жертвы, была своя гипертекстовая разметка, нравственный HTML, ставивший незримые теги, привязывавший к словам ГУЛаг, Освенцим, Гестапо, Лубянка, к самой идее войны, репрессий, тирании сильные моральные коннотации, так что речь становилась ходьбой по минному полю. Такая контекстуальность, многослойность, трехмерность речи — вообще признак более сложного сознания, развитой культуры.
Ей на смену приходит речь беспамятства, речь людей, чей мозг отформатирован мифотворческой госпропагандой и мясорубкой коммерческой рекламы, превращающей мировую историю в фарш. И в этой плоской речи слова превращаются в нереферентные взаимозаменяемые знаки, которые не имеют никакой моральной ценности, но только рыночную, ценность шока, эпатажа и возможной продажи.
И тут уже нет никакого отличия ГУЛАга от «Артека», Берии от Бормана, Штирлица от Гитлера, индейцев от ковбойцев — все это пластмассовые солдатики в песочнице. «Какая разница, кем был Наполеон, мне нравится торт», — пишет мне девушка в комментах. «А если понравится пирожное «Геббельс»? — интересуюсь я. «Без проблем!» Другим комментаторам предлагаю назвать пивную «Старина Гитлер» — тоже не видят сложностей.
То есть полностью убрана этическая и мемориальная разметка речи: Нерон, Наполеон, Гитлер, Сталин, Мао, Че Гевара — танцуют все, лишь бы по приколу. Современные люди без предрассудков и аллергий, не подозревающие о том, что именно из табу и состоит культура. Вернее, состояла.
Сергей Медведев, журналист

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..