пятница, 7 апреля 2017 г.

ПРОКЛЯТАЯ "ЗЕЛЕНАЯ ЧЕРТА"

Библейские холмы в мифологическом тумане


Разрушение Амоны порадовало только израильских борцов с «оккупацией» и законопослушного министра обороны. Рядовые граждане мрачно предвидят торпедирование БАГАЦем закона о легализации поселенческих форпостов. Идеологи поселенчества говорят о библейском праве на эту землю, но руководители страны не готовы стереть «зеленую черту». А без этого шага экзальтированные ораторы предают поселенцев, которым светит судьба жителей Ямита, Гуш-Катифа, Амоны.
 
 
Тускнеющая еврейская мечта
 
По мере превращения Израиля в богатую страну всё толще становится филистерская прослойка в нашем обществе. Сегодня уже невозможны такие страсти, которые были вызваны Норвежскими соглашениями. Израильтяне не хотят террора – особенно после того, как выяснилось, что все наши города находятся в пределах досягаемости ракет «Хизбаллы» и ХАМАСа. Обыватель рад, что после антитеррористических операций достигаются соглашения о прекращении огня с главарями боевиков. Он не испытывает душевного дискомфорта из-за разрушения домов поселенцев и высказываний о двух государствах для двух народов. А тех, у кого болит сердце, оттого что еврейское государство останется в «границах Освенцима», отучают от сионистских переживаний пафосная трескотня оторвавшихся от реальности идеалистов и фальшивый оптимизм израильских лидеров.
 
Эвакуация Амоны – это не просто разрушение жилищ сорока еврейских семей. Это вторжение беспощадной реальности в сионистскую мечту о восстановлении гордого и величественного Израиля. С 1947 года евреи надеялись, что согласие лидеров ишува на раздел Эрец-Исраэль – это временный компромисс, который когда-нибудь удастся переиграть. Но всё грубей обнажается истина: мы получили не то, что обещали Декларация Бальфура и международный форум в Сан-Ремо, а крохотную территорию, над которой нависают зловещие жернова исламского террора.
 
Талмудическое толкование высказываний Трампа
 
В духе талмудических традиций израильские пикейные жилеты сегодня сосредоточены на толковании нескольких фраз Трампа по поводу закона о легализации форпостов. «Президент осудил строительство в поселениях! Он заявил, что они не способствуют достижению мира» - ликуют левые. «Произошло историческое событие! – не соглашаются правые. – Впервые президент США сказал, что поселения – не препятствие для мирного процесса. Трамп не возражает против строительства в существующих поселениях. А вопрос о создании новых поселений будет обсуждаться на его предстоящей встрече с Нетаниягу».
 
Блажен, кто верует... Даже если Трамп не уверен, что именно строительство на территориях тормозит мирный процесс, он говорит об этом самом мирном процессе! И до победы на выборах он говорил, что его задача – примирение двух народов. Неужели кто-то считает Трампа настолько умственно неполноценным, что он предложит Израилю заключить мир, не отдавая «партнерам» никаких площадей под их государство и не жертвуя ради этого поселениями?
 
А еще хуже во всех этих мечтах о сказочных подарках от американского президента - местечковая надежда на доброго урядника, доброго губернатора, доброго царя. Это позволяет снять с себя ответственность и забыть о том, что в истории сионизма важнейшим для нашего народа решениям великих держав и международных организаций предшествовали труд и героизм самих евреев.
 
Сами запутались, а ругаем весь мир за нападки на поселения!
 
Я умышленно не стал дожидаться очной беседы Нетаниягу с Трампом, после чего, возможно, было бы немного легче оценивать ближневосточную ситуацию. Что бы ни высказал президент США в их диалоге, это не изменит основных параметров ситуации, в которой находится еврейское государство на 69-м году своего существования. Эти параметры таковы.
 
После Шестидневной войны кнессет принял законы о распространении израильской юрисдикции на Восточный Иерусалим и Голаны. Иудею и Самарию, сектор Газы Израиль не аннексировал, но начал (еще при левых правительствах) строить там поселения – это сопровождалось пышными речами о продолжении сионистского проекта и поселенчества. В 1979 году Бегин отдал Египту Синай. В 1993 году подписаны Норвежские соглашения о создании Палестинской автономии и постепенном расширении ее площади. Правда, насколько она расширится, было неясно. Израильские лидеры говорили о необходимости предоставления самоуправления ПА, но уклонялись от высказываний о палестинском государстве и судьбе Восточного Иерусалима, население которого по сей день остается арабским.
 
Последние уступки палестинцам на мирных переговорах были сделаны Биньямином Нетаниягу в 1998 году в Уай-Плантейшн: он согласился отдать под контроль Арафата 13% территорий. Из-за падения правительства это соглашение осталось не ратифицированным и не было реализовано.
 
В 2005 году Ариэль Шарон в одностороннем порядке эвакуировал еврейские поселения в секторе Газы. Там власть захватил ХАМАС, не подчиняющийся «раису» в Рамалле.
 
Хотя правые партии осудили шароновское «размежевание», к возвращению Гуш-Катифа они не призывают. Либерман – до назначения на пост министра обороны – требовал свергнуть режим ХАМАСа в Газе, но не уточнял, чем его следует заменить.
 
В Иудее и Самарии существуют: зона А, полностью управляемая Палестинской автономией, зона В, где гражданскую власть осуществляет ПА, а военный надзор – Израиль, и зона С, контролируемая Израилем. Все эти территории не аннексированы Израилем, но на них сохраняются еврейские поселения.
 
В 2013 году в своей бар-иланской речи Нетаниягу признал лозунг двух государств для двух народов. После этого наша страна оказалась в сюрреалистической ситуации!
 
Мы согласны на палестинское государство. Подразумевается, что оно займет территории, занятые ЦАХАЛом в 1967 году. Часть этих территорий уже управляется Палестинской автономией. Другая часть еще контролируется Израилем, но не включена в его границы. Тем не менее строительство в существующих поселениях продолжается, а Израиль обижается на осуждение этих действий в других странах и особенно – в ООН.
 
Израиль возражал всем, кто подвергает сомнению его право строить на территориях, на языке чисто мифологическом: это наша библейская земля, это историческое право еврейского народа. Такой лексикон был введен в обиход левыми до победы Бегина на выборах 1977 года. Но, к сожалению, мы живем не в мифологическом, а реальном мире. В нем могут - по крайней мере теоретически - понять, почему Израиль строит на Голанах и в Восточном Иерусалиме, которые он аннексировал, но никто не поймет, почему он говорит о своих правах на остальные территории, на которые сам же не распространил свою юрисдикцию. С правовой точки зрения, и у «незаконных форпостов», и у более крупных поселений в Иудее и Самарии одинаковая степень легитимности. Поэтому совершенно бессмысленно последнее заявление Либермана о том, что легализация форпостов вредит поселенческому движению.
 
Непонятно, почему израильское руколводство трусовато ждет, что Трамп признает наше право строить в поселениях, если мы не дали ему важнейшего аргумента: эти земли включены в границы еврейского государства – и этот статус-кво изменить невозможно.
 
Следует указать и на моральную сторону проблемы. Если премьер-министр Израиля говорит о согласии на создание палестинского государства, то часть поселенцев постигнет судьба жителей Ямита, Гуш-Катифа, Амоны. Политики, разглагольствующие о нашем святом праве на расширение поселений, заранее предают проживающих там евреев, которые в случае создания палестинского государства будут эвакуированы.
 
Можно ли развеять сакральный туман над Иудеей и Самарией и сделать что-то реальное для еврейского государства? После того как Израиль признал существование «палестинского народа», создал Палестинскую автономию, а затем согласился и с перспективой создания палестинского государства, вариантов осталось немного.
 
Есть позиция страуса, которую занимают большинство правых: «надо жить как жили», то есть ничего не делать и ждать непонятно чего – видимо, каких-то чудес. Этот проникнутый восточным фатализмом подход делает всё более нереальным присоединение к еврейскому государству хотя бы части контролируемых территорий. Как показывает исторический опыт, аннексия обычно удается сразу после войны...
 
Можно заявить, что одним из условий мирного процесса было прекращение террора, но даже через 23 года после Осло он не утихает - поэтому Израиль аннексирует оставшиеся под его контролем территории. Это позиция лидера Еврейского дома Нафтали Беннета: он предлагает распространить юрисдикцию Израиля на зону С – а это всё-таки около 60% Иудеи и Самарии.
 
Конформисты в правом лагере сегодня прикидываются прагматиками. Они уже говорят, что появление палестинского государства не обязательно должно повредить поселенчеству: в этом государстве вполне могут сохраниться еврейские анклавы – как в Израиле существуют арабские населенные пункты. Трудно сказать, кто из поселенцев захочет жить в палестинском государстве. Я лично встречал среди них идеалистов, убежденных, что евреи и арабы могут жить бок о бок как добрые соседи. Когда-то - после передачи Великобритании мандата на управление Палестиной – многие евреи тоже говорили, что у еврейских и арабских трудящихся не может быть причин для вражды, и призывали к «сдержанности» перед лицом террора. Это кончилось резней конца 1920-х годов...
 
Перед отъездом Нетаниягу на встречу с Трампом лидеры Еврейского дома очень решительно заявили, что за океаном премьер-министр должен (?!) заявить об отказе Израиля от идеи палестинского государства. При всей сионистской привлекательности этого демарша он невозможен после бар-иланской декларации Нетаниягу. Но даже если допустить реанимацию прежнего категорического неприятия палестинской государственности, это будет возвращение к тупиковой тактике «жить как жили». Никто из сторонников этой линии не может ответить на вопрос: а куда денутся палестинцы?
 
После Рехавами Зеэви нет политиков, выступающих за трансфер палестинских арабов. К тому же Ганди выступал за «трансфер по согласию». Это было нереально и в его времена, а тем более сейчас, когда выросло поколение «интифады ножей».
 
Высказывается мнение о том, что жителей автономии при «убедительном стимулировании» можно было бы подтолкнуть к массовому отъезду в другие края. Но финансировать такой проект не будут ни арабские страны, ни западные государства, а Израиль таких астрономических расходов не осилит.
 
Кое-кто из правых тешит себя чтением статей о том, что численность населения ПА сильно преувеличена левыми учеными-демографами. Допустим, это так и количество арабов на территориях на миллион меньше, чем считается. Ну, так «недостающие» миллионы родятся в ближайшие 10-15 лет.
 
Без каких-то радикальных мер со стороны Израиля перед нами останется единственная модель будущего: двунациональное государство. Альтернативы две: 1) размежевание с арабскими соседями посредством возвращения к границам 1967 года: 2) аннексия пока контролируемых нами территорий, после чего палестинское государство будет создано на площади зон А и В.
 
Даже если бы Израиль отдал под территорию палестинского государства всю Иудею и Самарию, такое рахитичное образование было бы нежизнеспособным. Теснота, перенаселенность привели бы к вспышкам агрессивности и новым военным столкновениям. Надо ли говорить, что на 40 процентах этой территории положение палестинцев будет еще хуже? Причины вражды не исчезнут, и Израилю придется проявлять твердость и готовность к любым испытаниям, в том числе к региональной войне.
 
Не сотвори себе кумира!..
 
Подвожу свои соображения к выводу о том, что самые важные для Израиля стратегические проблемы Трамп за нас не решит! Он может игриво пожурить Нетаниягу за строительство, но даст понять, что от этого баловства придется перейти к мирным переговорам с ПА. Президент США понимает, что перенос американского посольства в Иерусалим осложнит отношения его страны с исламским миром.
 
Выскажу откровенное признание: я лично не понимаю, почему многие политики и комментаторы с таким вожделением говорят о перебазировании посольства США из Тель-Авива в столицу Израиля. Допустим, это произойдет - что изменится для нас? Мы испытаем только моральное удовлетворение. Если Трамп предложит форсировать мирное соглашение с ПА, отдать Абу-Мазену все «оккупированные» территории, включая Восточный Иерусалим, то, с точки зрения Израиля, спокойней было бы проживание американского посла в отдалении от непредсказуемого палестинского государства.
 
Мне уже приходилось говорить, что дело даже не в детских надеждах на невиданное изменение курса США на Ближнем Востоке в пользу Израиля, а в том, что нельзя ставить будущее еврейского государства в зависимость от доброй воли одного человека – пусть и руководителя самой сильной мировой державы. Трамп может продержаться на своем посту не больше восьми лет. Израиль не может позволить себе загадывать на столь короткий срок. Чем лучше проявит себя Трамп по отношению к Израилю, тем меньше шансов, что следующий президент дотянет до таких высот.
 
Позиция Америки очень много значит для нас. Но мы сами должны решить, какой мы хотим видеть нашу страну и готовы ли стоять до конца ради материализации своего видения. Никто за нас этого не сделает.
 
 


Источник: www.yacovshaus.com

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..