вторник, 21 марта 2017 г.

Трамп лишил сна американских либералов

Трамп лишил сна американских либералов

Текст: Лиза Белкин, Yahoo News. Перевод: Григорий Николаев, «Спутник и Погром»
Сьюзан Роджерс, юрист и поэтесса из Калифорнии, «бесцельно несется сквозь пространство» на самолете, а затем с ужасом обнаруживает, что пилота нет.
Алиcия Боумен, журналист из Восточной Пенсильвании, в панике бежит по вагону поезда, едущего не туда; она бросает свои вещи, пытаясь бежать еще быстрее и в страхе зовет своего сына-трансгендера.
Рейчел Пахтман, занимающаяся спасением собак в Верхнем Вест-Сайде в Нью-Йорке, безуспешно пытается найти в холодильнике хоть что-то, что можно предложить Бараку и Мишель Обаме, внезапно явившимся к ней в гости.
А Эллисон Грэм, публицист из Лос-Анджелеса, сидит в номере отеля неподалеку от Адской Кухни 1, где когда-то жила; она проходит собеседование у Дональда Трампа, предлагающего ей пост руководителя своего нового строительного проекта.
— Но я ничего не знаю о недвижимости; у меня нет ни квалификации, ни опыта, — говорит она Трампу.
— Не волнуйся, ты отлично справишься, — отвечает тот.
А потом все эти люди просыпаются.
Американские демократы плохо спят — они вертятся и ворочаются, а затем им снятся кошмары. В этом они часто винят 45-го президента Соединенных Штатов.
Конечно, в повышенной тревожности по политическим причинам нет ничего нового. Пару президентов назад колумнист Чарльз Краутхаммер придумал термин «синдром расстройства Буша» (Bush Derangment Syndrome) — симптомы расстройства включают в себя «паранойю, поражающую нормальных в остальном людей, связанную с политикой, президентством и самим существованием Джорджа Буша-младшего». Затем появился «синдром расстройства Обамы», который хорошо иллюстрировал персонаж с радиошоу Stephanie Miller Happy Hour, кричащий о теориях заговора.
А теперь голливудский сценарист Сэм Фридляндер придумал «тревожное расстройство, вызванное Трампом» (Trump-induced Anxiety Disorder).
Невозможно подсчитать, повысилось ли число заболевших при этой администрации в сравнении с предыдущей. Но для заболевших их ощущения, безусловно, в новинку — а главное очень реальны. И как рассказывают они Yahoo News, хуже всего им приходится в середине ночи — когда они готовы грызть подушку, страдая от бессонницы.
«Я засыпаю, просыпаюсь, перекусываю — а затем ворочаюсь с боку на бок, пытаясь понять, что происходит, — рассказывает Линда Аллен, психолог из Лонг-Айленда, работающая с родителями детей с особенностями развития. — Все это не поддается разумному объяснению, и невозможность понять фрустрирует; а вся ситуация в целом приводит в ярость. Кто бы мог заснуть на моем месте?»
«После выборов у меня не было ни одной спокойной ночи, — говорит Ариан Цюрхер, дизайнер из Нью-Йорка. — Мне 56 лет. До последнего времени я никогда не страдала от бессонницы».
О чем думают эти люди, лежа в темноте?
Эрика Килборн, директор по обучению в компании, производящей программное обеспечение, только что узнала, что у нее рак; теперь она боится, что потеряет работу и в результате поправок к закону о здравоохранении не сможет позволить себе купить страховку.
Лиа Гровер, писательница из Чикаго, не первую ночь рассчитывает в голове, где можно поставить фальшивые стены, за которыми она сможет прятать иммигрантов, скрывающихся от депортации.
Крейг Халлер, защищающий права школьников-инвалидов в Бостоне и окрестностях, боится, что перемены в Министерстве образования навредят детям.
«Я боюсь, что моих сына и племянника отправят на войну, которую я не поддерживаю», — говорит Линда Клифф Дербахер, бывшая медсестра в родильном доме, ныне живущая в Южной Калифорнии.
«Я обеспокоена тем, что со мной и моей семьей могут что-то сделать просто из-за фамилии и внешности — хотя мы уже несколько поколений американские граждане», — говорит Сорайда Юстиниано, живущая в Палм-Бич в штате Флорида.
«Я волнуюсь за маленьких Анн Франк Сирии, Сомали и Йемена», — говорит Аманда Сильвер, работающая в области высоких технологий; она в буквальном смысле не спит в Сиэтле.
«Я боюсь, что наша демократия станет жертвой националистического ультраправого авторитарного лидера», — говорит Лори Ривере Родригес, преподающая математику в старшей школе в Нью-Джерси.
Чарльз Уитин, живущий в Литтл-Комптоне, штат Род-Айленд, с самых выборов гребет как не в себе — «весь месяц по 18 миль в день», от чего «болит спина, но хорошо спится». Дебора Скольник возится с растениями в своем садике. («Это очень успокаивает и напоминает мне, что большая часть живых существ на планете даже не подозревает о существовании Трампа».) Лиан Долан, сценарист и ведущая подкаста Satellite Sisters, с 8 ноября перестала смотреть новости и завела немецкую овчарку по имени Стеффи; Стеффи помогает Лиан «ходить до упаду, по 6–8 миль в день. Помогает заснуть». Сестра и соведущая Лиан, Лиз Долан, занялась плаванием. «Под водой нет никаких новостей — ни настоящих, ни фальшивых», — замечает она.
Некоторые медитируют — или хотя бы пытаются. Линдси Штейман, занимающаяся изучением потребительского спроса в Toyota, практически получила прямой приказ заниматься медитацией, когда пожаловалась своему гинекологу на стресс и плохой сон; она жалуется, что «одновременно работать, растить семью и свергать фашистский режим» очень сложно. С визита в больницу прошла неделя — Линдси все еще не нашла времени последовать предписанию врача. Спала она тоже мало.
Другие пытаются забыться по вечерам.
Люди запоем смотрят сериалы — либо не имеющие отношения к политике (Сюзан Барокас, режиссер из Вашингтона, смотрит Frasier, Golden Girls и канал Hallmark), либо имеющие к ней самое непосредственное отношение (Донна Саади смотрит «Квантовый скачок», все надеясь, что герой прыгнет в кого-то пару лет назад и все исправит).
По той же причине читают книги. Фотограф Меллон Тайтелл читает только художественную литературу — Джона Гришема или Карла Хайасена. Элизабет Уейд, вышедшая на пенсию медсестра, живущая в Эшланде, штат Орегон, напротив, читает в постели с мужем биографии бывших президентов. Сейчас они читают River of Doubt Кэндис Миллард, купленную в Costco на распродаже — книга рассказывает о путешествии Теодора Рузвельта по Амазонке в поисках притока реки.
«Не знаю, почему мы решили такое читать, — говорит Элизабет, — наверное, просто чтобы понять, как выглядит настоящий президент?»
Гаснет свет, выключается экран — и тогда писательница Шэрон ван Эппс, живущая в Сиэттле, начинает молиться. Она всегда молилась перед сном, но с ноября содержание молитв изменилось.
«Я молю Богу о помощи и прошу Его указать, как нам помочь самим себе», — говорит она.
Конечно, некоторые ничем из вышеперечисленного не занимаются и сразу переходят к таблеткам и алкоголю. Кейси Шифлетт, бармен и официантка в Dino’s Gourmet в Нью-Йорке, пьет тайленол. Мэри Молина, бывший лаборант, живущая в Дареме в Северной Каролине, предпочитает водку, бурбон или мелатонин — зависит от ночи.
«Медицинская марихуана и Glenfiddich, — признается Фредерик Алан Максвелл, исследователь из Портленда. — Ну и немедицинская марихуана и Glenfiddich».
Когда писательница Кэтрин Якобсон Рамин пожаловалась своему терапевту на проблемы со сном, он прописал ей сероквель и выдал брошюрку о сне, которую «написал сам, так как многие пациенты в последнее время жалуются на бессонницу».
Работает ли все это? Не всегда, признаются страдальцы.
Несмотря на многие часы в спортзале Билл Маркус, венчурный капиталист из Чикаго, «дольше, по полчаса, по часу смотрит в телефон, с утра и на закате, пытаясь отделить фальшивые новости от реальных».
Диана Нойя тоже не спит поздней ночью или ранним утром — потому что в эти промежутки появляются новости (и новые твиты президента). «Мне кажется, что я должна тут же все это прочесть, сформировать мнение и сразу звонить своему сенатору, — говорит она. — Я устала, но сопротивляюсь».
А когда они засыпают, приходят сны.
«Прошлой ночью мне снилось, что мы прячем людей у себя в подвале, — рассказывает Дженни Леви, врач из Аллентауна в штате Пенсильвания. — Не знаю уж, от чего мы их прятали».
«Мне снилось, что я в центре Нью-Йорка — а там просто Армагеддон и теракты 11 сентября, — рассказывает психотерапевт Донна Мосс, — и все выглядят как зомби».
«Самый странный мой сон был о том, как два льва гоняют трех жирафов по заброшенному ирландскому кладбищу, — говорит Келли Финчем, одна из основательниц Ирландского лобби по иммиграционным реформам. — Может, вы знаете, кто может это растолковать?»
Издатель Сюзанна Гринберг видела сон о том, «как я была на обеде. Кто-то обвинили меня в том, что я оставила „дверь памяти“ открытой — а это незаконно. Я кричала, что даже не знаю, что это за дверь, что я не могла оставить ее открытой. Я не оставляла дверь памяти открытой!»
«Почему-то, — добавляет она, — мне кажется, что сон был о Трампе».
А есть те, кто спит по восемь часов в сутки — потому что их стресс проявляется по-другому.
Эллисон Слейтер Тейт, к примеру, вполне спокойно спит у себя в Орегоне. Наверное, потому, что она постоянно ест с самых выборов.
«Я набрала трамповы 15 фунтов, но спать могу», — говорит она.
Оригинал материала на сайте Yahoo News

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..