четверг, 23 февраля 2017 г.

МИЛОСЕРДИЕ К ЖЕСТОКИМ

Рухнул негласный договор между армией и народом: солдат защищает Страну – армия и Страна защищают солдата. Родители пишут о том, что не отдадут сыновей и дочерей в такую армию, резервисты – что откажутся явиться на сборы. Как стало известно, многие солдаты из части, где служит Азария, оставили оружие и разошлись по домам – событие, которое недавно еще нельзя себе было представить.
Юрий Фридман-Сарид
Фридман-300x300«Кто милосерден к жестоким  становится жестоким к милосердным» 
(Коэлет Раба 7; 16)
Вынесения этого вердикта ждала вся Страна. Прямая трансляция репортажа о заседании военного суда звучала в тельавивском автобусе, которым я ехал на работу, и доносилась из мобильника привычно проверявшего мою сумку охранника на входе в здание.
Вердикт – виновен. В убийстве.
 
Фото: Reuters
Я говорю сейчас о расколовшем Израиль надвое судебном процессе над солдатом бригады «Кфир» Эльором Азарией, который 24 марта прошлого года добил на месте теракта в Хевроне раненого террориста – из опасения, что тот может привести в действие взрывное устройство
Я уже  подробно описывал этот процесс и связанные с ним события в статьях «Поднявшегося убить тебя – опереди и убей!»«…И поднялся народ на защиту солдата!» и «В бой – с адвокатом наперевес». Просьба к тем, кто не в теме, их прочитать – не буду повторять здесь то, о чем уже писал.
Итак, прозвучал вердикт.
В русскоязычной прессе пишут, что Азария признан виновным в непреднамеренном убийстве. Это не совсем точно. В иврите для обозначения убийства есть два слова: «арига́» и «рэ́цах» – им примерно соответствуют английские понятия «kill» и «murder». И понятие «арига» шире, чем просто «непреднамеренное убийство» – хотя и включает его в себя. Так, убийство противника на поле боя – тоже «арига»; убийство арабскими нелюдями спящих детей семьи Фогель в поселении Итамар – «рэцах». (В библейской заповеди «Не убий», кстати, говорится именно об убийстве-«рэцах»). Эльор признан виновным в убийстве-«арига». Приговор будет вынесен через месяц.
Решение суда, хотя и ожидаемое – уже за неделю до оглашения вердикта в СМИ была озвучена «утечка информации из компетентных источников» – вызвало взрыв возмущения в обществе: слишком явным был обвинительный уклон и слишком несправедлив вердикт. Не говоря о самом факте, что солдата, находящегося на месте теракта и выстрелившего в возможно, еще способного на самоподрыв террориста – обвинили по уголовной статье.
В своем решении суд полностью проигнорировал все доводы защиты и полностью принял на веру все свидетельства обвинения. Не было принято во внимание ни то, что послужившее основой для обвинения видео левозащитников из печально известного «Бецелема» было отредактировано – на другом видео были ясно слышны предупреждения о том, что на террористе, возможно, есть пояс смертника. Ни то, что командир Эльора, Том Неэман, чьи показания легли в основу обвинения, на первых допросах в военной полиции говорил совсем другое, нежели в суде – и что, находясь на месте теракта, он фактически самоустранился от командования и не сделал того, что обязан был сделать.
Зато были напрочь отвергнуты все свидетельства в пользу Эльора – в том числе показания находившегося на месте теракта начальника службы охраны еврейского квартала Хеврона, Элиягу Либмана, подполковника запаса с немалым боевым и антитеррористическим опытом. Отвергнуты, как ненадежные, показания других свидетелей защиты, рассказывавших о царившей на месте теракта неразберихе – за что, повторяю, нес прямую ответственность обвинявший Азарию командир.
Отклонил суд и выводы независимой экспертизы, согласно которой в момент выстрела Азарии террорист был уже мертв, а его движение было посмертной рефлекторной конвульсией.
Наконец, суд не принял во внимание свидетельство однозначно оправдывающего выстрел Эльора генерала в отставке Узи Даяна, бывшего в свое время замначальника Генерального штаба, командующим Центральным военным округом и главой Совета национальной безопасности Израиля – генерал тщетно пытался донести до судей простую мысль о том, что действия солдата на месте теракта вообще не должны рассматриваться в рамках уголовного права и что речь может идти разве что о нарушении правил открытия огня. Не говоря о том, что террорист не должен покинуть место теракта живым.
(Кстати, в мотивировочной части вердикта, объясняя, почему свидетельство генерала Даяна было отвергнуто, судья Майя Хэлер позволила себе заявить о неверной трактовке генералом правил открытия огня. На что возмущенный Узи Даян заявил в блиц-интервью:
 «Это невероятно, что суд начал объяснять мне, когда надо, а когда не надо открывать огонь! Я 37 лет прослужил в армии, и служил только в боевых частях, был трижды ранен – ни разу в спину. Был на всевозможных местах террористических атак, в том числе и в последнее время. И я-то знаю, что такое борьба с террором, знаю, что такое боевое задание, кто такой террорист и что такое правила открытия огня…»)
Вердикт, повторяю, вызвал взрыв возмущения. На митинге напротив Кирии, военной базы в центре Тель-Авива, где происходило заседание суда, после его оглашения начались столкновения с полицией – первый случай за всю историю демонстраций в поддержку Эльора.
Я участвовал в этом митинге. Многих, вместе с гневом и возмущением, охватило памятное мне по советским временам чувство собственного бессилия – что от тебя ничего не зависит и ты ни на что не можешь повлиять. Поведение бывшего министра обороны Моше Яалона и ряда политиков, еще до начала расследования поспешивших обвинить Эльора Азарию в преступлении, и действия военной прокуратуры, пригласившей для обвинения дорогого юриста; поведение командиров подсудимого и давление, оказанное на солдат-свидетелей во время следствия – по существу, предопределили этот вердикт. Вердикт суда, который вообще не должен был состояться.    
Волна возмущения выплеснулась в социальные сети и в СМИ. В социальные сети – в первую очередь: перекошенным влево СМИ уже мало кто доверяет. Рушится образ ЦАХАЛа, как народной армии. Рухнул негласный договор между армией и народом: солдат защищает Страну – армия и Страна защищают солдата. Родители пишут о том, что не отдадут сыновей и дочерей в такую армию, резервисты – что откажутся явиться на сборы. Как стало известно, многие солдаты из части, где служит Азария, оставили оружие и разошлись по домам – событие, которое недавно еще нельзя себе было представить. Тысячи людей уже подписали петицию с требованием амнистии для Эльора Азарии – хотя приговор еще не вынесен. Пожелание амнистии выразил и премьер-министр Нетаниягу, пытающийся, вместе с другими политиками, сбить нарастающую волну протеста против решения суда.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..