пятница, 27 января 2017 г.

ЗА ЧЕРТОЙ ОСМЫСЛЕННОСТИ


Иван Давыдов: За чертой осмысленности

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
+T-
Однажды сатирик Виктор Шендерович обиделся на россиян. И написал, как положено сатирику, сатиру, в которой говорилось, будто в головах у россиян — ботва вместо мозгов, руки растут оттуда, куда пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев посылает журналистов, и производят они только нравственность, причем ртом. Неизвестно доподлинно, пробил ли себе после этого политолог Павел Данилин, член Общественной палаты города Москвы, череп, чтобы удостовериться, что ботвы там нет. Но наверняка удостоверился, что руки у него растут совсем не оттуда, откуда должны расти, по мнению сатирика Виктора Шендеровича. После чего обиделся и произвел — дабы совсем уж сатирика уязвить — не нравственность, а донос в Следственный комитет, по пресловутой 282-й статье УК, разумеется. Обвинил сатирика в разжигании и попросил принять меры к пресечению.
Но, поскольку Шендерович — враг опытный и коварный, на помощь члену Павлу Данилину пришел депутат Виталий Милонов. Также себя осмотрел, убедился, что руки все-таки растут откуда им положено расти, и произвел донос в Генеральную прокуратуру. Сообщил, что «манифест Шендеровича пронизан чувством отвращения», и потребовал разобраться.
Тем временем коллега и даже начальник Милонова, вице-спикер Думы Петр Толстой, произвел, вероятно, все-таки нравственность, поделившись с публикой известными размышлениями о прискорбных нравах выходцев из-за черты оседлости и их потомков. Бурю вызвал негодования, вынудил собственного начальника, спикера Думы Вячеслава Володина, произвести ртом серию загадочных высказываний о специфике черты оседлости. О том, что за оной чертой, например, проживали в основном каторжане, чьи порочные нравы всякому известны, и не надо словам Толстого удивляться.
Не все и удивлялись. Депутат петербургского заксобрания, яблочник Борис Вишневский, например, удивляться не стал, а просто заявил, что органы должны проверить слова Петра Толстого на предмет разжигания. Произвел, в общем, донос, как и многие прочие из числа вышеупомянутых обиженных.
А дальше, по слову классика, все завертелось. Шендерович, конечно, свое получил. Но судили и Павла Данилина — за разжигание ненависти и вражды к одинокому представителю социальной группы «Шендерович». И, забыв о депутатской неприкосновенности, Виталия Милонова — за разжигание ненависти и вражды к представителю социальной группы «Виталий Милонов», поскольку следователи здраво рассудили, что ненависть к Виталию Милонову Виталий Милонов разжигает любой своей фразой, не говоря о действиях. И Петру Толстому досталось за потомков, и даже Вячеславу Володину за каторжан. Влиятельная, между прочим, социальная группа. Ну и, разумеется, осужден был Борис Вишневский за разжигание ненависти и вражды к социальной группе «вице-спикеры Государственной думы».
Тут уж и я не выдержал. Подумал, что, видно, донос — это и есть та самая нравственность, которую мы, россияне, обречены, по слову сатирика, производить ртом. Проверил на всякий случай, откуда растут руки. Раскрывши рот, долго пытался заглянуть при помощи зеркала внутрь головы, но ни мозгов, ни ботвы не увидел. Только черную какую-то бездну. После чего произвел донос — на всех доносчиков оптом, за разжигание ненависти к социальной группе «не вовсе вышедшие из-за черты осмысленности». Все и сели. Я тоже, кстати. За разжигание ненависти к социальной группе «доносчики». И настала, наконец, вожделенная тишина.
В этой нехитрой басне пока еще легко отделить правду от вымысла. Нетрудно сообразить, что проблемы по итогам карнавала сообщений в инстанции о разнообразных мыслепреступлениях могут возникнуть разве что у Виктора Шендеровича. И у меня, возможно, но не в этот раз. А вот у Петра Толстого — не могут, по определению не могут.
А еще невредно вспомнить, что любая попытка зафиксировать очевидное — не зря судить за слова, обществу незачем апеллировать к карательным институциям государства, чтобы выразить свое отношение к оскорбляющему, — традиционно натыкается на гнев и непонимание, причем отнюдь не только со стороны членов фан-клуба полицейского государства. Как же так? Нам-то их, конечно, можно честить — ты только глянь, откуда у них руки и что в голове. Но чтоб им нас! Безнаказанно? Ну нет, мы быстро с доносом в органы. Тем более что и в благословенной Европе…
Тем более что это правда, в благословенной Европе тоже хватает и дураков, и дурацких законов.
Павел Данилин, один из героев нашей истории, пишет в фейсбуке: «Заявление на Толстого по разжиганию — это еще одно свидетельство того, что русским патриотам необходимо реагировать в соответствии с имеющейся 282 статьей УК на любой хейтспич любого русофоба, вне зависимости от лиц и от того, что вокруг всякие либероиды будут называть тебя доносчиком, ибо сами они никогда не постесняются написать заяву по 282, прозванной “русской” по той причине, что кто то внушил русским, что защищать свою честь и достоинство — это западло и равно доносительству». Правильно пишет, если отвлечься от специфической лексики сочинителя доносов и увидеть главную мысль.
282-я статья УК — элемент точечно применяемого репрессивного законодательства. Нужна эта статья не для того, чтобы защитить ранимых сынов Сиона от хищного Петра Толстого, а чтобы бить по головам любых критиков власти (как и прочие аналогичные статьи УК). Так она применяется, так она и будет применяться. И когда вы на какого-нибудь заведомого мерзавца по этой статье стучите, вы просто подтверждаете право государства махать своей дубиной. Заведомый мерзавец все равно не пострадает, а вот какие-нибудь не вовсе плохие люди обязательно сядут за слова.
Видимо, тем, кто в фан-клуб полицейского государства не входит, никогда не удастся договориться о том, реальны ли мыслепреступления. Тем более что нам еще ни разу и ни о чем не удалось друг с другом договориться. Но можно ведь спор о мыслепреступлениях отложить до тех времен, когда родина станет свободной, власть — сменяемой, а парламент прекратит переводить на современный юридический язык средневековые кодексы. Тогда и поспорим, а пока не стоит помогать карателям. Они и так справляются.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..