среда, 11 января 2017 г.

«Пришедшего убить тебя – поднимись и убей»

«Пришедшего убить тебя – 
поднимись и убей»
Давид Мааян (Черноглаз), мошав Аругот
 


Давид Мааян
Цепь трагических ошибок разных людей - от солдата до генерала и министра - привела к нынешнему скверному положению, в котором оказались мы все. Никто здесь не выиграл (разве что крайние ультра- отморозки), все проиграли. Солдаты в Хевроне, отразившие нападение террористов, сделали отличную работу, но не довели её до конца, офицер на местности не убедился что бандит обезврежен и мёртв, а сержант Азария проявил излишнюю инициативу. 

Дальше – больше и хуже. Министр обороны (уже бывший), а следом начгенштаба, не дожидаясь расследования, поспешили публично обвинить солдата, чем задали направление следствию и суду над ним. Военная прокуратура и суд осознали данный им социальный заказ и сделали всё для осуждения «опасного преступника». А напоследок министр обороны, уже нынешний, выступил в поддержку решения суда и незадачливого начгенштаба, сопроводив это невнятным бормотанием о необходимости помочь солдату и его семье, однако отказался присоединиться к своим коллегам-министрам выступившим в поддержку помилования солдата. 

Попробуем подвести итог, пока предварительный. Доверие к армейскому командованию (то, что в опросах называют "армия"), прежде неизменно высокое, снижается. Мотивация солдат к активной службе подорвана, сержанта Азарию, до недавнего времени отличного солдата и военного фельдшера, ждёт суровый приговор, а возмущённой публике (то-есть нам с вами) указали её место: мол, сидите, не рыпайтесь и слушайтесь старших. 

Но в этом скверном деле проявился ещё один аспект, угрожающий и опасный. Я говорю о трещине между народным пониманием справедливости и здравого смысла – с одной стороны, и функционированием судебной системы Израиля – с другой. Она, эта трещина, расширяется и грозит полной утратой доверия к этой ветви власти. В случае сержанта Азарии военному суду не следовало вовсе принимать это дело к рассмотрению, ибо действия солдата в ходе боевого столкновения не являются уголовным преступлением, и если бы армейское расследование установило, что он поступил неправильно, то наложенное на него взыскание вряд ли превысило бы лишение отпуска в течении одного месяца.

Вполне согласен с мнением, что террорист не должен оставить место преступления живым. Ни один закон, наш или международный, не признаёт его военнопленным. Бешеных псов не лечат, а уничтожают. Генерал запаса Узи Даян сказал: "Если мы хотим жить, террорист должен умереть". Были у нас и такие генералы! 

В ходе "интифады ножей" в девяти случаях из десяти так и происходило, что породило убеждение (и не только у меня): подобные действия санкционированы командованием армии и полиции. Но тут произошел сбой. В чём причина? 

Подозреваю, что большие начальники элементарно струсили, испугавшись травли со стороны оплаченных "правозащитников" и преследовании Гаагского суда. Обвиняющий перст был направлен на самого младшего в цепочке командования – на сержанта из бедной восточной семьи, не имевшей даже денег на адвоката. Его командиры, убегая от ответственности, сдали солдата на расправу, превратив его если не в героя, то в жертву. 

Мы ещё долго будем ощущать болезненные последствия этого эпизода в нашей многолетней борьбе с террором. И чем скорее будет на нём поставлена точка, тем будет лучше для всех. На мой взгляд, оптимальным и, быть может, единственным решением должно стать помилование Эльора Азарии. Немедленно и без всяких условий. Для подобных случаев Президент, отец нации, и существует. А если заслуженный генерал Гади Айзенкот извинится перед сержантом и его семьей, будет и вовсе замечательно. Впрочем, на последнее я не надеюсь. 

P.S. Вот отклик, любезно пересланный мне Борисом Л.: "Как правильно говорят американские копы, пусть лучше меня судят 12, чем несут 4, никто из этих тварей понятия не имеет, как работает психика человека в момент, когда на кону его жизнь, для этого твари должны были увидеть хоть раз вживую, а не по телевизору, кишки на деревьях и тротуарах. А так я могу только констатировать, что они нас трахнули по полной за бабки, найдя таких уродов из "Шоврим штика"и "Бецелем", но кто, как не евреи, могут быть оптимистами: "Нас – того,а мы толстеем". 
_________________

Давид Мааян (Черноглаз) – активист сионистского движения в СССР и Израиле, узник Сиона, в Стране – с 1975 года

1 комментарий:

  1. Я, христианка Надя Лазарева, буду молиться за Азария! Чтобы восторжествовала справедливость и его, героя, не только освободили, извинившись, но и наградили, ибо, солдат свершилось то, что и должен быть сделать: он отправил в Ад гадёныша, который наверняка в будущем уничтожил бы немало мирных жителей Израиля! Ну как же этого можно не понимать? Что за идиоты сидят у вас в судебных структурах?... Свободу и награду Азарию, увольнение с позором тех, кто предал его!

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..