вторник, 6 декабря 2016 г.

30 ЛЕТ СПУСТЯ

Tридцать лет спустя

--------------------------------------------------------------------------------

Майами Бич, Флорида.

             Мартовское солнце расплескалось в волнах Атлантического океана, отражаясь на песчаном пляже и в улыбающихся лицах людей, идущих по Голливуд набережной.
Солнце проглядывает сквозь пальмы .... я сижу за столиком в кафе, нежась в утренних лучах, которые после Канадской зимы, кажется, пробирают тебя теплом до самых косточек.
Чуть жмурясь от обилия света, я погружаюсь в то состояние, когда искры божественной музы начинают наполнять меня, и возникает диалог с собой ...
       Mне не надо делать записи, торопиться записывать свои мысли, я давно уже научилась просто давать им возникать и свободно плыть в лабиринтах памяти, не думая о построении предложений, о сюжете, о начале и конце повествование. Всё придёт позже, когда я сяду за компьютер, и мысли превратятся в буквы, в слова, в линии строчек и пауз ; интервалов прожитых лет.
Сегодня я вернулась в март 1980 года. Ровно тридцать лет назад мы ступили на землю Канады.  Мы - это мой муж, две доченьки и я. Маленькая семейная ячейка перенеслась через океан с Белорусской земли. Началась новая эра в истории нашего клана.
В Канаде у нас никого не было, кроме пары знакомых, с которыми судьба свела по дорогам эмиграции. Мы прибыли в северную страну по статусу беженцев.  Меня всегда смущало это определение.
       Я ,беженка? А вот если вдуматься, то да, беженцы... отчего люди меняют место жительства, страны? Мы ушли от несправедливого мира...
       В первые годы я так и чувствовала себя беженкой. У Галича есть такие строчки:

В этом мире Великого Множества
Рождество зажигает звезду.
Только мне, почему-то, не можется,
Все мне колется что-то и ежится,
И никак я себя не найду.
И немея от вздорного бешенства,
Я гляжу на чужое житье,
И полосками паспорта беженца
Перекрещено сердце мое!..

Прошло несколько лет, и мы уже имеем свой дом!  Рядом с домом небольшая площадь.
Овощной магазин, мясная лавка, булочная.  Я в очереди, знакомый мне шум очереди, когда женщины говорят между собой.  Очередь за халой, субботней халой.
Я чувствую ритм шаббата, его трепетное преддверие которое ощущаю здесь в булочной.
Слышится,  как люди обсуждают новости…


Хорошей субботы ,
хорошей субботы, друзья,
но, что ж на глаза набежала слеза?
Возможно, от счастья,
от чувств полноты,
а, может, от мысли,
что все мы равны...

Я вдруг вспоминаю субботу в России
Её спозаранку встречаю
с бидоном железным в руках,
спешу, молока принести малышам.
А очередь, очередь где-то на час или два.

Бывало, читаю свой томик стихов,
и шум от толпы превращается в рокот волны.
но, вдруг тебя бросит на скалы жестоко
Как молот ударит шипящее; жид.

Такой говорок не новый в стране,
и ты, не ответив ,
прижав к себе томик прекрасных стихов,
решаешь отправится вслед за волной,

туда, где тепло и где мягкий прибой,
где сердце не будет сжиматься от боли…
И в путь  собираясь, ты грязи налёт отметаешь,
И самое светлое в путь собираешь.

Хорошей субботы ,
хорошей субботы, друзья,
Но, что ж на глаза набежала слеза?

     Пальмы раскинули ветви как веера, их тень на золотом песке чуть-чуть скользит, словно волна океана ... Мои мысли как следы на гребне памяти окрашены золотым ореолом воспоминаний  прожитых лет.  Я не напрасно сказала золотым . Золото это необыкновенный металл, чтобы добыть его, надо перекопать много руды.  Золотоискатели хорошо это знают.  Это большой и кропотливый труд. Кому повезло, найдёт ...большой или маленький самородок ... это уже как повезёт... и он засверкает как награда …
Cидя за столиком кафе,  глядя на людей, идущих по Голливуд набережной,  я слышу звуки негритянского блюза, мелодия сменяется  латиноамериканскими ритмами танго, а мне в ней слышатся звуки амурского вальса.

Красива Амура волна,
И вольностью дышит она.
Знает волна —
Стерегут ее покой.
Cпокойны реки берега,
Шумит золотая тайга.
Дышит волна
Ее чудной красотой.

           Мелодия лёгкая, певучая, пронизанная светлой грустью, надолго пережила самого композитора, родившегося в моих краях, в Литве. Он, как десятки тысяч одесских евреев, уничтожен в одесском гетто фашистскими оккупантами.  Ритмы как люди, которые собраны здесь со всего мира... всем хватает места на узкой полосе суши между океаном и каналом, где люди создали Ривьеру...
        В маленьком фрагменте трудно описать всё, что произошло за эти тридцать лет с тех пор, как я покинула Россию. На языке метафор  коротко можно сказать так....я строила дом, дом озарённый светом субботних свеч, я научилась жить в ритме недели с её интенсивностью и покоем, я строила дом, то святое место, где мои дети и внуки могут черпать доброту и любовь. Дом, в фундамент которого были заложены прочные законы поколений ушедшего от рабского, иллюзорного строительства чужих пирамид.
Это труд,  на который мне были даны силы и благословение.
Тридцать лет спустя, сидя в кафе, глядя в безграничность океана озарённого солнцем,     я вижу облако надо мной, и понимаю, что все эти годы оно сопровождало меня, где бы я не была .....я благодарна за присутствие его в моей жизни ...


Хорошей субботы ,
хорошей субботы, друзья…
Но, что ж на глаза набежала слеза?
Возможно, от счастья
от чувств полноты,
а может, от чувства,
что все мы равны...


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..