вторник, 22 марта 2016 г.

ЭХО ВТОРОЙ ИНТИФАДЫ


Vahler Andre


10 декабря 2010 | 11:31




Арабо-израильский конфликт -энциклопедия мифов

Раздел первый. «Столетняя война»: краткая история легенды
В статье «Мы новый мир построим?!» («Вести-2», 19.09.02) мой коллега Марк Котлярский процитировал мнение читателя из города Йокнеам-Илит, суть которого сводится к следующему: «Настала пора для публикации книги под условным названием «Палестинские арабы: мифы и реальность: от сотрудничества с нацистами до создания сети террористических организаций и дестабилизации положения в странах Ближнего Востока».
Не возражая против самой идеи и считая ее чрезвычайно своевременной, позволю себе уточнить формулировку и расширить пространственно-временные рамки проекта. Объектом рассмотрения, на мой взгляд, должны быть не последние пятьдесят-шестьдесят лет, а вся многовековая история арабо-израильского, а точнее, арабо-еврейского конфликта.
Изучать проблемы нашего противостояния арабскому экстремизму лишь со времен Холокоста - значит сузить временные рамки трагических событий в еще большей степени, чем это делают штатные пропагандисты левых партий. Они, как известно, настаивают на том, что вся история кровавых взаимоотношений потомков Яакова (Исраэля) и Ишмаэля ограничивается лишь одним веком. Другими словами, речь идет об одном из вариантов «столетней войны», которая, как и ее европейский аналог четырнадцатого-пятнадцатого веков, должна завершиться в исторически короткие сроки...
О том, что этот подход абсолютно «не дружит» с реальными событиями еврейско-арабских взаимоотношений на протяжении трех с половиной тысяч лет, мы поговорим позже. А пока попытаемся понять причину возникновения мифа о «вековом» арабо-израильском конфликте и, главное, определить, кому эта легенда выгодна даже сегодня, когда в предполагаемом «финале» якобы ограниченной во времени трагедии кровопролитие достигло неслыханных ранее масштабов для гражданского населения нашей страны. Но вначале - немного совсем недавней истории.
…Первые годы последнего десятилетия ХХ века в Израиле очень напоминали нашим репатриантам старшего и среднего возраста шестидесятые годы в Советском Союзе. Тогда в «стране победившего социализма» шла усиленная подготовка к празднованию «пятидесятилетия Октября», а в Израиле в начале и середине 90-х готовились торжественно отметить столетие Первого сионистского конгресса и создания Всемирной сионистской федерации. «Архитекторы Осло», пришедшие к власти в июне 1992 года под туманными внешнеполитическими лозунгами вроде «создания ограниченной автономии в секторе Газы», своевременно сообразили, что неплохо бы «поймать тремп» на столетнем юбилее политического сионизма и привязать его к своим до поры до времени тщательно скрываемым планам.
На «русской улице» первым опытом подобного рода можно считать, пожалуй, «разъяснительную» брошюру «Ответы на вопросы», изданную в январе 1994 года информационным центром министерства образования и культуры во главе с депутатом Кнессета от партии МЕРЕЦ Амноном Рубинштейном. До сих пор помню тот шок, в который повергло меня чтение этой брошюры, полностью состоящей не из анализа реальных фактов, а из благих пожеланий и маниловских прожектов «миротворцев», вроде такого, например: «Надо преодолеть враждебность и проявить целеустремленность; должно появиться глубокое внутреннее убеждение в правильности выбранного пути, который приведет к концу многолетнего периода войн и насилия, несущих боль и страдания, и послужит началом нового этапа нашей истории» (А. Рубинштейн. «Ответы на вопросы», с. 26).
Запомнился и ответ на вопрос:
«Не существует ли опасность того, что это оружие (передаваемое левыми в руки арафатовцев - А. Р.) будет направлено против нас и использовано для террористических актов в Израиле?»
«Эту опасность следует рассматривать в правильных пропорциях, - хладнокровно замечает г-н Рубинштейн. - Совершенно очевидно, что на территориях не будет оружия в таком количестве и такого качества, которое может представлять угрозу ЦАХАЛу». Такой вариант ответа побудил меня к действию, и я тут же взялся за составление письма в одну из израильских газет. После некоторых колебаний со стороны редакции оно все же было опубликовано 13 марта 1994 года. В нем, в частности, говорилось:
«Создается впечатление, что правительство решило сыграть с народом Израиля в «русскую рулетку», весь «кайф» от которой заключается в том, что никто не знает, какой из следующих патронов в обойме заряженного политического револьвера окажется смертельным. Брошюра буквально нашпигована фразами типа: «В наших нынешних уступках палестинцам есть доля риска» (с. 6), «действительно, эти вопросы сопряжены с риском» (с. 11), «Риск есть, и никто этого не отрицает» (с. 14), «Несмотря на риск, мы должны предпринять попытку» (с. 17) и так далее в том же духе. По-моему, цитат уже довольно».
Мое послание не осталось без внимания со стороны автора, и его русскоязычный представитель - г-н Долгопольский - в ответном письме в редакцию высказался в том смысле, что, мол, нельзя быть таким пессимистом в наше революционное время, и вообще, будущее покажет, кто был прав... Будущее, конечно, быстро все расставило на свои места, но г-н Рубинштейн остался неисправимым «оптимистом» и после жутких событий «раннего Осло». Осенью 1997 года, уже после отстранения от власти правительства Аводы, давшей зеленый свет палестинскому террору, отставной министр образования подготовил к изданию новую книгу. В ней подводился итог столетней истории сионистского движения и его «сиамского близнеца» - арабо-израильского конфликта (так, по крайней мере, считает автор). В русском переводе эта книга вышла в Минске в 2000 году под названием «От Герцля до Рабина и дальше. Сто лет сионизма».
Одним из главных достижений политического сионизма за сто лет его существования А. Рубинштейн, несмотря ни на что, считает «ословские» соглашения. Игнорируя все реальные факты, автор книги «От Герцля до Рабина и дальше» утверждает: «Начинает выясняться, что существует возможность прийти к компромиссу с палестинцами и благодаря этому достичь мира с заметной частью арабских стран. Есть Ближний Восток, если и не «новый», то все же отличный от прежнего. Есть выход из порочного круга периодически вспыхивающих войн, все более тяжелых и кровопролитных. Есть реальный шанс для прорыва. Но поселения - почти непреодолимое препятствие на этом пути» (с. 223).
Так вот, оказывается, в чем причина задержки в процессе «окончательного решения» якобы «столетнего» арабо-израильского конфликта - еврейские поселения в Иудее, Самарии и секторе Газы! И вовсе ни при чем усиливающийся палестинский террор, достоверные данные о масштабах которого должны были быть известны профессору Рубинштейну лучше, чем кому бы то ни было. Ну а если кто забыл, напомним их со ссылкой на одно весьма авторитетное издание. В 2001 году центр стратегических исследований «Ариэль» выпустил сборник под красноречивым названием «Израиль и палестинское государство: ноль в конце игры?» В нем приводятся аналитические статьи ученых и политиков различных направлений - от бывшего премьер-министра Биньямина Нетаниягу и его единомышленника д-ра философии Юваля Штайница до крайне левого профессора Хайфского университета Илана Паппе. Так вот, в статье Йоаша Цидона-Чато, депутата Кнессета двенадцатого созыва и участника мадридских переговоров 1991 года, приводятся следующие цифры: за пять лет и девять месяцев «первой интифады» (с 9 декабря 1987 г. по 12 сентября 1993 г.) погибло 185 израильтян, то есть количество жертв составляло приблизительно тридцать два человека в год. Считая такое положение «нетерпимым», левые предложили «волшебную палочку Осло», которая должна была если не сразу, то в очень короткие сроки изменить ситуацию к лучшему. Однако с момента подписания основных принципов «мирного договора» на лужайке у Белого дома 13 сентября 1993 года и до вступления в должность нового премьера Биньямина Нетаниягу в июне 1996 года, то есть за два года и девять месяцев «мира» палестинские террористы убили 217 евреев. Это означает, что, лишившись почти половины территории Иудеи и Самарии, а также большей части сектора Газы, отданных Арафату и его бандитам в качестве «свадебного подарка», или, точнее, залога будущей «мирной жизни», Израиль начал терять в среднем за год не менее восьмидесяти своих граждан, то есть в два с половиной раза больше, чем в предшествовавшее ословским соглашениям «военное время»... («Израиль и палестинское государство: ноль в конце игры», 2001, с. 79, англ.).
Накануне майских выборов 1996 года ухудшение ситуации чувствовали почти все граждане Израиля, но, тем не менее, левый кандидат в премьер-министры Шимон Перес упорно продолжал разыгрывать карту «столетнего конфликта». Логика Переса и его единомышленников была и остается достаточно простой. Людей изматывает морально и физически не только террор, но и сама мысль о вечности конфликта между потомками Ишмаэля и Яакова. Многих израильтян очень огорчает печальный факт полной несовместимости моральных ценностей иудаизма и ислама в его современном, экстремистском варианте. Поэтому все, кто слаб духом, неизбежно ухватятся за соломинку надежды на то, что конфликт, который начался якобы сто лет назад (что совсем немного в исторической перспективе) и является всего лишь территориально-политическим по сути, может быть разрешен в рамках двухсторонних соглашений прагматичных лидеров Израиля и «палестинского народа». Вот как была сформулирована и обоснована эта фундаментальная идея в брошюре «Шимон Перес - израильский лидер мирового масштаба»: «В 1993 году при активном участии Шимона Переса были заключены соглашения с ООП, и на Ближнем Востоке наступила (именно так! - А. Р.) новая эпоха: впервые появилась надежда на урегулирование конфликта, имеющего почти столетнюю историю, конфликта между Израилем и его арабским окружением. Организация освобождения Палестины, бывшая крупнейшей террористической организацией, ведущей борьбу с Израилем, выведена из порочного круга насилия» (с. 14).
Оставим на совести Шимона Переса и его русскоязычных помощников фразу о том, что Организация освобождения Палестины была «выведена из порочного круга насилия», а, следовательно, ее лидер Ясер Арафат превратился из кровожадного шакала чуть ли не в вегетарианца. Напомню лишь, что эта брошюра распространялась среди новых репатриантов уже после взрывов автобусов в Иерусалиме и жуткого те­ракта на тель-авивской улице Дизенгоф в феврале-марте 1996 года. И хотя исполнявший тогда обязанности премьера и одновременно министра обороны Шимон Перес сделал все возможное для того, чтобы по­дойти к выборам в качестве «крутого парня» (вспомним ливанскую операцию «Гроздья гнева» в апреле того же года), его запоздалая военная активность и заклинания по поводу близкого решения «столетнего конфликта» не помогли. Левые были отстранены от власти на целых три года, и кривая жертв палестинского террора круто поползла вниз. По данным уже упоминавшегося сборника центра «Ариэль», в каденцию Б. Нетаниягу от нападений арабских террористов погибало в среднем 28 человек в год - меньше, чем в период первой, «каменной интифады».
Однако левых такая статистика не убеждала. При правительстве Рабина - Переса идеологические апостолы «мирного процесса» предпочитали не афишировать растущее количество уничтоженных арафатовскими бандитами израильтян, автоматически зачисляя всех погибших в почетный мартиролог «жертв мира». Но зато в период каденции Нетаниягу каждый инцидент подвергался умелому «раскручиванию» и немедленно использовался как яркий пример «несостоятельности» нового главы правительства от партии Ликуд. Вот что писал в те годы крупный идеолог «лагеря мира», профессор Иерусалимского университета Амнон Села: «Теракты, произошедшие уже при правительстве Нетаниягу, свидетельствуют, что безопасного мира в том смысле, в котором Биби обещал его во время избирательной кампании, быть не может... Утверждения, исходящие, как правило, от правых о том, что террор вызван мирным процессом, продиктованы политическими соображениями и ничем не доказаны» (А. Села. «Мирный процесс и проблемы безопасности», Иерусалим, изд. «Теэна», 1998, с. 11-12).
Мораль? Догадаться несложно. Только левые знают истинную продолжительность арабо-израильского конфликта и лучшие способы его решения: «Вот уже сто лет не прекращается наша борьба с арабским миром и палестинцами за Эрец-Исраэль. И только в 1975 году, после промежуточных соглашений о мире с Египтом, тот, у кого есть голова на плечах, смог оценить по достоинству победу сионизма... Сионизм одержал победу в борьбе, которая казалась настолько безнадежной, что многие, особенно склонные к неврастении, и сейчас не могут или не хотят признать, что мы победили (там же, с. 13-14).
Обратим внимание на то, что в процитированном абзаце делается упор на «промежуточное соглашение» с Египтом, подписанное еще в годы правления партии Анода, а отнюдь не на окончательный кэмп-дэвидский договор, заключенный несколько лет спустя ликудовским премьером Менахемом Бегином с Анваром Садатом. Другими словами, Амнон Села настаивает на том, что заслуга левых сил в том, что они не только изобрели идеологическое оружие под названием «столетний арабо-израильский конфликт» и чудодейственную формулу «территории в обмен на мир», но и впервые применили свои теоретические открытия на практике. В этом вопросе мнение профессора Селы идет вразрез с умозаключениями большинства его коллег, с удовольствием оставляющих Бегину пальму первенства в реализации столь милых сердцу «либералов» принципов «мирного процесса». В этом случае можно смело оправдывать ословские соглашения выполнением заветов лидера партии Ликуд...
Впрочем, Амнон Села, как показывает приведенная цитата, вообще не отличается дипломатичностью. Всякого, кто не считает капитуляцию перед врагом «победой сионизма», он называет «неврастеником» и недоумком или, выражаясь словами Селы, человеком, у которого «нет головы на плечах». Но не все левые ученые и политики излагают свои мысли столь топорно.
Так, например, кандидат в премьер-министры Эхуд Барак решил не раскрывать в ходе своей предвыборной кампании истинных намерений левых относительно раздела Иерусалима. Но здесь случился конфуз: в книге «Солдат номер один», опубликованной на русском языке в 1999 году, Барак откровенно говорит о том, что не хочет покупать дом в Восточном Иерусалиме, потому что «это земля не наша» и «все это нужно будет вернуть» вместе с Иудеей, Самарией и Голанскими высотами (Кфир И., Каспит Б. «Эхуд Барак - израильский солдат номер один», изд. «Альфа-тикшорет», Тель-Авив, 1999, с. 71). Но в этой же книге на стр. 381 авторы утверждают, что, говоря о необходимости пожертвовать «частью земель», Барак «никогда не имел в виду Иерусалим и исторические еврейские поселения».
Та же ложь содержится и в массовой брошюре «Эхуд Барак: человек и позиция», изданной предвыборным штабом партии Анода: «Иерусалим останется единой и неделимой столицей Израиля... Иорданская долина и северная часть Мертвого моря останутся восточной границей Израиля, необходимой нам для обеспечения безопасности страны».
Израильско-палестинские переговоры в Кэмп-Дэвиде летом 2000 года показали, какой из двух Бараков был настоящим - тот, кто считал, что «все это нужно будет отдать», или мифический герой-патриот из предвыборной брошюры. Почти весь «Восточный Иерусалим» и 98 % территории «Западного берега», включая Иорданскую долину и северную часть Мертвого моря, были брошены к ногам Арафата, но жадный «Раис» брезгливо отказался их подобрать. Ему нужно было большее - полное поражение Израиля при помощи еще более самоубийственных уступок, прежде всего, согласие на возвращение четырех миллионов «палестинских беженцев» на территорию нашей страны. На это Барак тогда не пошел. А в сентябре того же 2000 года вспыхнула «интифада Аль-Акса». Количество жертв очередного кровожадного монстра, порожденного «мирным процессом», только за два года превысило шестьсот человек, и конца этой вакханалии не видно. И снова на первых ролях Шимон Перес и его товарищи по партии Авода, любой ценой пытающиеся сохранить «на плаву» Ясера Арафата как главного гаранта грядущего «исторического прорыва»...
Таким образом, вопрос о зарождении мифа под названием «Столетний арабо-израильский конфликт» имеет отнюдь не теоретическое значение. Эта легенда по-прежнему подпитывается трудами апологетов «мирного процесса», все еще не готовых признать свое поражение. Отметим лишь изданные в последнее время на иврите книги Йоси Бейлина «Руководство для раненого голубя» и воспоминания ближайшего соратника Эхуда Барака, адвоката Гилада Шера с характерным названием «На расстоянии вытянутой руки» и подзаголовком «Мирные переговоры 1999- 2001 годов».
Итак, миф продолжает жить. О том, как он сформировался, автор попытался рассказать в этой статье. А насколько этот миф соответствует реальной исторической правде и динамике актуальных событий, мы поговорим в следующих публикациях. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..