пятница, 11 декабря 2015 г.

ХАНУКА И ПУШКИ С МАСЛОМ

200

Пушки c маслом


11.12.2015

Ой Ханикэ, ой Ханикэ, а йонтэф а шейнер! Бодрая песенка о том, какой же это веселый праздник – Ханука – одна из главных ингредиентов «шмальца» под названием «традишн» из знаменитого мюзикла про Тевье. И в первой же строке фактическое заблуждение. Дело в том, что, когда мы говорим о празднике Ханука, мы должны отдавать себе отчет в том, что в еврейском языке есть четкое различие между двумя синонимами, в русском языке практически не имеющими никаких отличий: между понятием «йом тов» – «праздник» и «хаг» – «праздник». «Йом тов» буквально – «хороший день». Это библейские праздники, коих всего три: праздник кущей – Суккот, праздник опресноков – Песах, Пасха, и наконец, праздник Дарования Торы – Шавуот.

К ним можно присовокупить еще два «праздника»: это Судный день – Йом Кипур и Рош а-Шана – Новый год. На этом количество «йомим товим», праздников в библейском смысле слова, исчерпывается. Однако сторонним наблюдателям кажется, что Ханука или Пурим – это тоже такие же праздники. Для многих они, пожалуй, даже более известные, чем праздник Шавуот, о котором слышали гораздо меньше. Связано это в первую очередь с формой празднования этих праздников.
Так вот, Хануку и второй такого рода праздник Пурим правильно было бы назвать «знаменательными датами». Просто для того чтобы отличать их от библейских праздников, которые связаны с огромным количеством ограничений. То есть это исторические даты, Пурим с Ханукой, имеющие определенное место в «библейской истории». А остальные даты такого рода места не имеют, поэтому Пурим и Ханука вырвались вперед среди «знаменательных дат».
Что же это за праздник, Ханука? Тут возникает важная тема разницы, диссонанса между историческими причинами празднования этого дня и ритуальным фоном, то есть формами, в которых принято отмечать этот день. Дело в том, что Ханука целиком посвящена событиям, которые имели огромное значение в истории еврейского народа во времена Второго Храма. Но начать надо «от печки» – от тех событий, которые стали причиной Хануки.
***
В IV веке до н.э. Александр Македонский захватывает Святую Землю у персов, которые тогда ее контролировали. Это приводит к нескольким последствиям как для Святой Земли, так и для еврейской истории: во-первых, с того времени евреи начинают достаточно глубоко соприкасаться с греческой цивилизацией. Можно вспомнить, что называемая Библией книга в общечеловеческом, общецивилизационном плане – это греческий перевод Септуагинта, который стал возможным только благодаря этой военной победе Александра Македонского.
К слову, Александр Македонский в еврейских источниках почитается очень хорошим царем и вполне приемлемым завоевателем на фоне остальных, в первую очередь потому, что проявлял огромную мудрость в ненавязывании неких государственных религий. То есть он считал, что каждая захваченная территория должна существовать в рамках своей религиозной традиции, и поэтому для жителей, для уклада религиозной жизни на захваченных территориях с приходом Македонского ничего не менялось.
В еврейской традиции это приобрело один очень любопытный оттенок: в благодарность за это, по крайней мере, по талмудической легенде, евреи в год после завоевания Македонским Страны Израиля назвали всех новорожденных мальчиков Александрами, и с тех пор это имя стало популярным еврейским именем. В разных своих формах, в таких как Сендер, оно и сейчас достаточно распространено.
Однако всё это замечательное полиэтническое, полирелигиозное единство, как мы помним из истории, было подвергнуто огромным испытаниям после того, как Македонский умер и его военачальники, полководцы в разных частях его огромной империи стали самостоятельно править этими землями. Над землей Израиля установилась власть Птолемеев. Именно на начало властвования Птолемеев приходится начало составления Септуагинты – «перевода 70 толковников», пользующегося ни с чем не сравнимым авторитетом, в первую очередь в различных христианских церквах, поскольку этот перевод, если верить еврейской и «святоотеческой» традиции, осуществлялся по указанию Птолемея и был создан 72 мудрецами, которые сидели в разных комнатах, но, тем не менее, перевели на греческий язык Священное Писание совершенно идентично. Поэтому Библия в таком каноническом, христианском понимании долгое время была именно тем самым текстом Септуагинты. Но дело в том, что ранние ее версии (первых веков до н.э.), хранившиеся в виде манускриптов, не дошли до наших дней. Считается, что текст был близок к тому, что мы видим сейчас (обнаружение кумранских свитков подтверждает эту версию). Септуагинта не единственный перевод Библии на разные языки, но это перевод, ставший самым авторитетным в христианской цивилизации.
***
Любопытно, что история событий Хануки тоже сохранилась именно в древнегреческом переводе. При том что книги Маккавеев – которые являются главным источником по истории возникновения праздника Ханука, а именно об этом повествует 1-я книга Маккавеев и в меньшей степени 2-я – изначально были написаны на иврите (по крайней мере, 1-я, сегодня это можно считать доказанным). Однако книги Маккавеев не сохранились в первозданном виде и потому не входят сегодня в разряд канонических христианских книг, они являются т.н. «второканоническими» в христианской традиции (каноническими считались лишь те книги, оригиналы которых существовали на еврейском языке на момент создания христианского канона).
В еврейский канон первые книги Маккавеев тоже не входят, но – как мы знаем из еврейских источников эпохи Талмуда – пользовались огромным авторитетом как источники, рассказывающие о событиях, которые привели к празднованию Хануки.
Александр Македонский был более чем толерантен, но не прошло и 140 лет, как Израиль достался Селевкидам. Это была хоть и греческая династия, однако больше имевшая отношение к Азии, к южной Турции, т.н. Антиохии. Династию эту называют греко-сирийской. При Селевкидах всё было по-прежнему до тех пор, пока к власти не пришел Антиох IV, называемый Епифан, имя которого еврейские мудрецы интерпретировали как «Безумный». Он решил навести порядок, а именно – привнести единую веру во все провинции своей страны.
В этом смысле земля Израиля была опасным местом и тяжелой почвой для таких изменений. Там, где отсутствует монотеизм, в язычестве, в культе многих богов, в ментальности людей всегда заложена возможность подмены одного бога – другим, победившим. В цивилизации монотеизма это невозможно: Б-г Один, всё происходит по Его воле, и служение Ему не зависит от того, кто победил твое государство в войне. Возможность подмены Его другими богами исключена. Поэтому монотеизм, как показала история человечества, – это единственная цивилизационная норма, которая позволяет сохраниться набору верований.
Соответственно, реформы Антиоха IV в Святой Земле столкнулись с сопротивлением. Правда, лишь некоторым сопротивлением. Надо понимать, что время Хануки – это было не только время борьбы против греко-сирийских захватчиков, но и время гражданской войны. Ведь многие жители земли Израиля, и в особенности – элита иудейского общества, были не прочь поддаться эллинизации. Уже почти 200 лет к тому времени эллины правили иудеями. И эллинизм с его цивилизацией, крупными урбанистическими центрами, не сравнимыми с маленькими иудейскими деревнями с их традиционным укладом жизни, греческая культура, гимнастические залы, олимпиады – всё это было очень привлекательно. Очевидно из 1-й книги Маккавеев, что большая часть иудейского общества с удовольствием шла на реформы, если даже не сама их и подготовила.
Однако тут столкнулся город с деревней: небольшие анклавы с традиционным укладом всё же взбунтовались, когда дело зашло слишком далеко и начались попытки навязывания не только культурного дискурса, но и эллинизации еврейской веры. А именно, в одну из деревень, Модиин, в изложении книги Маккавеев, приехал государственный чиновник и устроил там некое капище с кощунственным жертвоприношением, принес в жертву свинью с целью, очевидно, шокировать иудеев и навязать им новые веяния, а в конечном счете – новую веру. Один из представителей местной семьи священников (а священническое сословие – это хранители традиции, наследники Аарона, брата Моисея), родоначальник династии Хасмонеев (фамильное имя Хашмонаи) ничтоже сумняшеся убил этого чиновника прямо во время кощунственного действа. С этого началось восстание, и Маттафии (как называет его греческий текст книги Маккавеев), Матитьягу, отступать было некуда: ведь он убил государственного чиновника, приехавшего с цивилизационной миссией.
Поначалу восстание было малочисленным, но в итоге привело к успеху. Сам Маттафия вскоре скончался, и восстание возглавил его сын Иуда, которого, собственно, и называют Маккавей. Вообще, этот «титул» – «Маккавеи» во множественном числе, слово «Маккаби» – достаточно позднее приобретение. Что он обозначает, историки спорят до сих пор. Есть версия, что это от семитского «молот» – сильный, как молот, поражающий вражеское войско, либо аббревиатура от слов «кто подобен тебе Г-осподь». Это не столь важно. А вот важно, что Иуда Маккавей был не только великим воином, но и политиком, и государственным деятелем. Всего через несколько десятилетий Иудея получила независимость и возможность поставить своего царя. Начала править династия Хасмонеев, которая правила 200 лет, вплоть до разрушения Второго Храма, случившегося уже во времена Римской империи и прервавшего историю еврейского государства на целых 2000 лет. При этом ирония судьбы заключается в том, что без союза с римлянами иудеям не удалось бы выгнать Селевкидов.
***
Таков исторический фон, рассказанный в книге Маккавеев, ее пересказах, других источниках, подтверждаемых сегодня и археологией. Но вся эта история практически никак не повлияла на то, как мы сегодня празднуем Хануку. Дело в том, что ни в книге Маккавеев, ни в других исторических источниках нет того главного события, которое мы сегодня празднуем, а оно связано с освобождением Хасмонеями оскверненного Иерусалимского Храма, во время которого произошло НЕЧТО. Храм был в результате очищен и освящен, была проведена некая церемония (освящение на иврите называется «ханука»). В чем именно заключалась церемония – в книге Маккавеев не сказано. Вообще, книга Маккавеев, надо понимать, – это все-таки такое восхваление династии Хасмонеев, которые, следует заметить, уже через 100 лет после описываемых событий перестали быть героями и превратились в нечестивую династию. То есть плоды духовной победы эпохи восстания Хасмонеев достаточно быстро были для еврейской традиции утрачены. Что же тогда праздновать? Так вот тут появился некий иной фон, заслонивший фон восхваления военных побед Хасмонеев. Еврейская традиция главным в памяти об этих событиях и в праздновании Хануки стала считать так называемое «чудо с маслом».
Существовали многие пути служения в Храме. Мы уже сказали, например, о жертвоприношении. Но одним из самых ярких было возжигание меноры, семисвечия. Это особая традиция – возжигание происходило на специальном оливковом масле, процедура приготовления которого прописана в Пятикнижии: это должны быть самые первые капли, выжимаемые из оливы. Процедура приготовления масла предусматривала массу требований строгой ритуальной чистоты. Она должна была происходить в присутствии специальных священников-надзирателей, которые следили за ее проведением и ритуальной чистотой ее участников.
После долгих лет осквернения в Храме, который был освобожден Хасмонеями, нашелся всего один нетронутый бочонок масла, скрепленный печатью Первосвященника, которым можно было возжечь менору. Для приготовления следующих кувшинов масла – по всем описанным выше законам – требовалось целых 8 дней. Однако освободители Храма решили всё же возжечь менору тем маслом, которое было, а дальше – будь что будет, в соответствии с прообразом той морали, ставшей также и достоянием христианства: «делай, что должно, и будь что будет», а вернее – Г-сподь распорядится. И вот Г-сподь распорядился, и свершилось чудо: масло горело все 8 дней, вместо одного, вплоть до доставки нового. Таким образом было явлено не только чудо военной победы, но и «чудо масла». И если плоды военной победы были вскоре утрачены, то плоды духовной победы сохраняются до сих пор. Столь нужный – особенно в годы изгнания – посыл Хануки в том, что не масштабами, не огромными служениями, а силой маленького кувшина масла, маленького света можно разогнать большую тьму.
Уже во времена Талмуда (то есть до VI-VII вв. н.э.) ритуал возжигания светильников стал главным и единственным ритуалом, который проводился на Хануку – общенациональный праздник, начинающийся 25 кислева (день освобождения Храма) и длящийся восемь дней (в качестве восьмидневного праздник упоминается уже в книге Маккавеев). В первый день начало праздника отмечается возжиганием одного светильника, во второй день – двух, и так далее до восьми свечей в восьмой день. Ритуальный храмовый семисвечник таким образом превратился в ханукальный восьмисвечник. Свеча посредине не входит в восьмисвечник, она нужна для того, чтобы зажигать ею остальные свечи.
Сама идея зажигания свечей – это идея праздника. Темнота – время, когда жизнь заканчивалась в традиционных укладах (так и до сих пор в некоторых глухих местах), кроме тех случаев, когда происходит какой-то праздник, например свадьба. Если зажигают свечи – это символ праздника, так происходит и в субботу. Важно, что свечи на Хануку зажигают снаружи дома, а не внутри. Это, кроме всего прочего, еще и воспоминание о предназначении самой храмовой меноры, которая стояла у входа в Святая Святых, но светила «наружу». Так в наше время вернулась древняя традиция возжигания свечей снаружи, а не в домах, как это происходило на протяжении многих столетий жизни евреев в диаспоре, во враждебной среде.
***
Ныне праздник Хануки вновь связывают не только с победой духа, света, но и с победой силы, независимости, освободительной борьбы. Все эти смыслы, как мы помним, были забыты вплоть до XIX века, до времени расцвета сионизма. Именно тогда победы Маккавеев приобрели свое старое, утраченное звучание. Символ военной победы – победы силы, а не духа – стал альтернативным содержанием праздника Хануки среди сионистов и получил новый импульс с созданием государства Израиль: например, появились т.н. Маккабиады, спортивные состязания в память о героях военных и политических побед Хасмонеев.
В наше время эти смыслы сильно конкурируют. Для современного образованного светского израильтянина Ханука – малоудобный, в общем-то, праздник: вспомним, что это была изначально гражданская война, борьба светского с традиционным, рудиментарным. Что это за чудо огней? Что мы празднуем? Ведь Израиль – светское государство! На раннем этапе становления государства Израиль Ханука и праздновалась в виде военных представлений, «зарницами», чего в традиционном обществе не было и сейчас нет. А сейчас смыслы символического («чуда о масле») и военного (победы Хасмонеев) в представлении о празднике борются, конкурируют, об этом говорят и опросы населения в Израиле. Символический пласт в наши дни напоминает о себе огнями, пончиками, которые принято есть в эти дни, различными блюдами, приготовленными на масле (например, латкес, драники, картофельные оладьи). Сформировался, как водится, кулинарный смысл этого праздника и почти победил все остальные.
Однако в 1960-е годы один из самых авторитетных еврейских лидеров – Любавичский Ребе – сумел изменить представление о Хануке, секуляризацию этого праздника в обществе. Он напомнил, что Ханука – это, прежде всего, напоминание миру о чуде, когда всего один маленький кувшин масла оказался способен изменить жизнь целого народа: когда всё уже, казалось, потеряно, этот свет повлиял на силы тьмы и разогнал их. Он призвал зажигать огромные ханукальные меноры на площадях городов, неся свет не столько в свои дома, сколько в мир вокруг. Это обозначало старт новой эпохи толерантности. Решение поддержали власти США, приветствуя такой религиозный плюрализм, а вскоре эта прекрасная церемония распространилась и на остальные страны, в том числе и на Россию с падением «железного занавеса». Уже в 1999 году такой светильник зажег и занимавший тогда пост премьер-министра Владимир Путин, а за ним и остальные руководители страны и других стран бывшего СССР. Так свет огней Хануки стал достоянием всего общества, а Ханука – самым известным еврейским праздником.
Стоит вспомнить, что совсем недавно, на климатической конференции в Париже во время встречи Владимира Путина с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, российский президент в первую очередь поздравил его с наступающим праздником Хануки и выразил надежду, что «как и тогда, в нынешнем мире свет победит тьму» – тьму терроризма, тьму неприятия. А уже на встрече с руководителями еврейской общины России Владимир Путин даже поспорил с раввином Лазаром: «Это не только праздник обновления, светлый праздник, праздник света, но еще и праздник доблести еврейского народа, если мне память не изменяет, в связи с победой над эллинистическим царем в 164 году до нашей эры». Так что старые споры сегодня актуальны не только для евреев. И это правильно: праздник Хануки – это не только праздник еврейского народа. Вспомним, что повествование о его событиях сохранилось именно благодаря сохранению их в греческом тексте книг Маккавеев, а значит, он оказался тесно переплетен с христианской традицией.

Автор о себе:
До шестнадцати лет я жил в Одессе. Этот факт биографии оставил неизгладимый след: я и сейчас, прожив большую часть жизни в Москве, ощущаю себя одесситом. В застойные годы моего детства в доме висели мезузы и по всем правилам отмечался Песах. Так что я одесский пасхальный еврей. Как всякий одессит, хорошо устроился: зарабатываю на жизнь любимым времяпрепровождением. Чтением. Много издал, что-то написал, кое-что перевел. Главное событие в жизни — встреча с Любавичским Ребе. Сначала виртуальная, потом материализовавшаяся. Его взгляд на миссию человека, наложившийся на одесскую жовиальность, и сделали меня мной.
 Мнения редакции и автора могут не совпадать.

Борух Горин
http://www.jewish.ru/columnists/2015/12/news994331804.php

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..