среда, 23 ноября 2022 г.

Андрей Илларионов | Как Россия пытается склонить Украину к переговорам

 

Андрей Илларионов | Как Россия пытается склонить Украину к переговорам

Севгиль Мусаева, Роман Романюк, Роман Кравец,
Украинская правда
22 ноября 2022 г.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

«Возьмите глобус и вот куда попадете пальцем – это и будет ответ на вопрос, кто хочет «помирить» нас с россиянами. Все пытаются, пересказывают какие-то «сигналы». Посредников уже столько, что устали считать», – рассказывает УП человек из близкого окружения Зеленского. «Но когда спрашиваешь: “А вы знаете, о чем россияне готовы говорить?”, – все замолкают», – добавляет наш собеседник с ироничной улыбкой.

Перефразируя непопулярную ныне русскую классику, все в мире хотят конца войны, но каким он будет, каждый видит по-своему. Все смешалось на полях сражений под Харьковом и Херсоном.

С начала российского полномасштабного вторжения Киев и Москва прошли очень разные пути в своих взглядах на переговоры.

Украина после шока 24 февраля и первых попыток найти возможность для переговоров дошла до по сути диктовки условий, когда 15 ноября президент Владимир Зеленский озвучивал участникам G20 свою «формулу мира».

Россия в начале вторжения интересовалась тем, где и когда будет подписана капитуляция Украины. Однако на девятом месяце после начала полномасштабного вторжения РФ сама вынуждена непублично искать если не конца войны, то хотя бы паузы для своей хорошо побитой армии. Маскируя потребность передышки под «стремление к миру для всего мира», Россия за последние недели активно развернула возможности кулуарной дипломатии, чтобы убедить мировых игроков «подтолкнуть» Украину к переговорам.

Правда ли, что «мир сливает Украину», а «Киев принуждают к капитуляции», и вообще – возможны ли какие-либо соглашения, способные завершить войну, – в этом разбиралась «Украинская правда».

Мир по-русски

«Я хочу, чтобы разговор о нашем видении пути к миру был публичным, а не закулисным. Я хочу, чтобы это обсуждалось конкретно, а не широкими мазками», – такими словами Владимир Зеленский начал свое выступление на саммите G20. Тезис президента о публичности дискуссий о будущем мире появился не просто так. За несколько недель до этого российская дипломатия вела активную деятельность с целью склонить Украину к переговорам.

В неформальных контактах с Латинской Америкой, Азией и Африкой Путин и его муртады вливали в уши лидеров этих стран, что Украина сама провоцирует Россию на дальнейшую агрессию и отказывается от мира. На самом же деле, с военной точки зрения, мирное соглашение нужно России для паузы на фронте, чтобы перегруппироваться и восстановить ресурсы. С политической точки зрения – для легализации аннексии захваченных территорий, провозглашенных Кремлем российскими еще в сентябре.

«Мы знаем о том, какое оружие у России есть, в каком количестве, и на что они теоретически могут рассчитывать. Так вот – ситуация для России не просто плохая, она очень плохая. Поэтому россияне задействуют все рычаги для того, чтобы добиться переговоров. Им нужна пауза», – рассказывает не под запись американский дипломат, знающий военные вопросы.

Неудивительно, что вокруг темы переговоров сразу появилось много посредников и различных проектов возможного соглашения. В преддверии саммита G20, как убеждают собеседники УП в кругах американских спецслужб, Путин получил от одной из стран-посредниц рамку возможного «соглашения».

Если коротко, то суть предложения заключалась в том, что:

– Оккупированные и уже аннексированные территории юга и востока страны, включая Донбасс, возвращаются в состав Украины.

– Но вопрос Крыма было предложено вынести «за скобки». Для России это основа так называемого «наследия Путина». Поэтому соглашение предусматривало заморозку любых разговоров о статусе полуострова на 7 лет.

– Так же, как и разговоры о вступлении Украины в НАТО.

– Одним из пунктов, который, по данным источников УП, предусматривало соглашение, должна была стать остановка ракетных обстрелов украинской критической инфраструктуры. Это якобы должно было свидетельствовать о серьезности намерений россиян.

Некоторые тезисы по драфту этого соглашения засветились в российских околокремлевских каналах Telegram. УП получила информацию об отдельных пунктах от своего источника в американских спецслужбах.

Однако после холодного душа для России на G20, где Путин не смог выступить даже дистанционно, а общее фото отменили, потому что многие не хотели оказаться на одном снимке с россиянами, самолет главы МИД России Лаврова в первый же день саммита улетел в Москву, а в Украину полетели сотни русских ракет и дронов.

После тех ударов упомянутое предложение утратило актуальность. Однако это явно не последняя попытка найти какой-нибудь вариант дипломатического выхода из путинской войны. Хотя, как подытожил президент Зеленский, «России – десять пунктов, чтобы закончить войну, а она – по десять ракет на каждый пункт о мире». Следовательно, для продвижения темы переговоров Кремль должен прибегнуть к запугиванию, уговору и шантажу тех, на кого его чары до сих пор оказывают воздействие. И, как показывает практика, таких стран и отдельных политиков хватает и в бедных странах Азии или Африки и даже в состоятельных странах ЕС.

Так, в начале ноября от одного из дипломатов ведущей европейской страны УП пришлось услышать, что вопрос возвращения Крыма влечет за собой «гуманитарный аспект», потому что после 2014-го на полуостров приехало много россиян, а как Украина собирается решать этот вопрос, – пока неизвестно. А также напоминание о том, что президент «Зеленский раньше сам обещал возвращать Крым исключительно мирным путем». Но это «ранее» было до 24 февраля, полномасштабного вторжения и тысяч жертв среди мирного населения. И потому такие аргументы выглядят по меньшей мере странно, а на самом деле являются манипулятивными.

«Мирный арсенал» Путина

Первый реальный вариант приближения к мирному соглашению между Украиной и Россией был выработан в начале апреля. После достаточно конкретных переговоров в столице Турции появилось так называемое «Стамбульское коммюнике» от 18 марта.

К началу апреля рамки соглашения в общих чертах были согласованы:

– отход России на границы 24 февраля 2022 года,

– вынесение вопроса Крыма за скобки на несколько лет,

– демилитаризация вдоль границы,

– невступление Украины в НАТО

и еще много чувствительных пунктов.

Тогда это соглашение не состоялось – Зеленский чувствовал, что оно «слишком проигрышное, его не воспримет общество».

За последние месяцы ВСУ показали, как они умеют перехватывать инициативу на фронте, как молниеносно могут менять линию фронта на огромных участках – или под Харьковом, или под Херсоном, и как месяцами могут удерживать города типа Бахмута. Теперь навязать Украине какой-то из вариантов очередного проигрышного соглашения стало еще труднее. Впрочем, Россия продолжает верить в такую ​​возможность. После провалов его армии на полях у Путина осталось два вида «аргументов»: ракетный и дипломатический.

Масштабные ракетные удары по критической инфраструктуре – по сути, ракетный террор – страшны: из-за него гибнут мирные люди, без электро-, водо-, теплоснабжения остаются целые города и области. В чисто российской манере президент РФ пытается показать, что способен парализовать цивилизованную жизнь на территории Украины, если Киев не пойдет на уступки. Российская сторона даже не стесняется заявлять о своих маниакальных попытках склонить Украину сесть с ними за один стол. «Отсутствие света и тепла во многих районах Украины – это последствия действий киевских властей, которые отказываются от переговоров», – прямым текстом сказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков после массированного ракетного обстрела 15 ноября.

В то же время украинским силам ПВО уже сейчас удается сбивать примерно 70% ракет и иранских дронов-камикадзе. Для России это безвозвратные потери: она тратит остатки стратегических ракетных запасов, быстро восстановить которые своим производством неспособна. Российская армия уже вынуждена доставать ракеты из ядерных запасов, просто скручивая ядерные боеголовки. Уже несколько недель Россия ищет возможности для снабжения иранскими баллистическими ракетами и большим числом беспилотников. Если Москва могла бы оперативно обновлять запас ракет, то не искала бы импорт. Как убеждают УП высокопоставленные источники в силовом блоке, по состоянию на середину ноября ракетного потенциала РФ хватало еще максимум на три массированных атаки, подобных 15 ноября. А для того чтобы восстановить свой ракетный запас, России нужно 14-16 месяцев.

Не лучше ситуация и с любимой путинской военной игрушкой – ядерным шантажом. В ноябре 2022 года ключевые государства в один голос предупредили Россию о невозвратных последствиях в случае применения ядерного оружия. 14 ноября директор ЦРУ Уильям Бернс лично прилетел в Анкару, чтобы подробно объяснить директору Службы внешней разведки РФ Сергею Нарышкину, что произойдет с Россией, если она нажмет на ядерную кнопку. Даже лидер Китая Си Цзиньпин, последняя надежда Путина, заявил на полях G20 на Бали, что «ядерное оружие никогда не должно быть применено, в том числе в Украине».

Поэтому у Москвы больше шансов переломить ход событий остается пока в гибридных дипломатических манипуляциях, или, проще сказать, в древних и проверенных методах россиян – с помощью лжи и шантажа. «Никто не будет выступать против, если вы завтра захотите сесть с Россией за стол переговоров. Но мы должны понимать, что сегодня именно они заинтересованы в этом, потому что им очень нужна оперативная пауза на хоть какое-то время», – так коротко можно подытожить разговоры УП с несколькими американскими чиновниками и дипломатами за последнее время.

Кроме того, за последние недели «Украинской правде» пришлось слышать от трех дипломатов европейских стран риторику о «готовности Путина к компромиссу».

Надо признать, что российская война бьет по мировой экономике, она повлекла за собой инфляцию и взрывной рост цен на энергоресурсы. Даже самые большие друзья Украины должны искать аргументы для своих избирателей, чтобы объяснить, что эта война не будет вечной. Особенно это важно на фоне популярности крайних политических движений в мире, часто поддерживаемых Кремлем и наращивающих рейтинги на антивоенной риторике.

«Мы будем поддерживать вас столько, сколько нужно. Но в то же время нам нужно будет объяснять обществу, на что тратятся их деньги, и что у войны есть хоть какие-то временные контуры», – не под запись объясняет УП один из членов Конгресса.

После того, как ключевой советник по безопасности президента США Байдена Джейк Салливан посетил столицу Украины, в прессе активизировались разговоры о том, что Киеву «предлагают» определиться с «реалистичными условиями» окончания войны. Так, почтенное американское издание The Wall Street Journal сообщило о непубличной части его визита в Киев. По данным издания, Салливан якобы рекомендовал команде Владимира Зеленского думать о требованиях для переговоров с РФ. Эти требования включали и пересмотр заявленной цели Украины по возвращению Крыма.

Однако, как убеждают присутствовавшие на встрече с Салливаном собеседники УП, разговор больше касался оружия и гарантий безопасности, хотя украинская сторона еще пыталась объяснить «политическую невозможность отдельных идей». «Если коротко, то нас просили не столь громко и категорически посылать Россию на х..», – резюмирует один из собеседников в команде Зеленского.

Впрочем, Салливан на брифинге в Белом Доме по возвращении из Украины заверил: «Мы верим в справедливый мир, основанный на принципах суверенитета и территориальной целостности, которые не являются чем-то выдуманным, а закрепленным в Уставе ООН». «Россия раскачивает нарратив по мировым медиа, что они типа хотят переговоров, а украинцы – за войну. А это влияет на страны Азии, Латинскую Америку, Африку, потому что россияне достаточно активно общаются с этими частями света».

Соответственно партнеры подталкивают нас публично доносить свою позицию: что мы тоже хотим закончить войну и готовы к переговорам, но для начала уберитесь с нашей территории. «Сначала действия – потом разговоры», – добавляет другой собеседник, причастный к переговорам. Собственно публичный разговор о «формуле мира» Зеленского стал шагом в этом направлении – в деле коммуникации того, чего хочет Украина.

***

Каждая война рано или поздно завершается миром. Украинско-российская также не станет исключением. Но вопрос мира тесно связан с вопросом справедливости. Можно долго склонять Украину к переговорам, но если после них украинское общество не будет чувствовать справедливости, любые соглашения обречены с самого начала. Их не воспримет ни власть, ни армия, ни народ.

Как сказал после своего визита в Киев упомянутый советник американского президента Салливан, «это дело Украины решать, когда и как она хочет вести переговоры». Однако единство и поддержка союзников, от которых напрямую зависит финансовая и военная способность Украины вести войну, является одним из наиболее определяющих для Киева.

«Конечно, есть разные голоса относительно продолжительности войны. Есть разные позиции и среди республиканцев и демократов. И вопросы «сколько война будет продолжаться?» и «сколько за нее будут платить налогоплательщики?» будут раздаваться громче», – объясняет в разговоре с УП собеседник в дипломатических кругах. И добавляет: «Очень показательным будет голосование за новый пакет поддержки Украины на 37 миллиардов. Это покажет истинные настроения партнеров».

https://www.pravda.com.ua/rus/articles/2022/11/22/7377356/

П.С. Сухой остаток

Представляется, что наиболее важными выводами из вышеприведенного текста являются следующие:

  1. Полуофициальное со стороны Украины (на страницах УП) подтверждение содержания соглашения, достигнутого между Украиной и Россией в Стамбуле – т.н. «Стамбульского коммюнике от 18 марта»:

– отвод российских войск на линию соприкосновения по состоянию на 24 февраля 2022 года;

– мораторий на обсуждение статуса Крыма на несколько (по многим сообщениям – на 15) лет (то есть де-факто – навсегда);

– демилитаризация территории обеих противоборствующих сторон вдоль линии соприкосновения войск;

– отказ Украины от вступления в НАТО,

а также «еще много чувствительных пунктов».

  1. Полуофициальное со стороны Украины (на страницах УП) подтверждение содержания сути переговоров, проходивших в течение последних недель в одной из арабских стран (возможно, Саудовской Аравии), т.н. «октябрьские предложения»:

– аннексированные территории континентальной Украины (оккупированные территории Харьковской, Луганской, Донецкой, Запорожской, Херсонской областей) возвращаются в ее состав;

– замороживание публичных и непубличных украинско-российских переговоров о статусе Крыма и Севастополя как так называемого «наследия Путина» на 7 лет (то есть де-факто – навсегда);

– замораживание переговоров о вступлении Украины в НАТО на 7 лет;

– в качестве свидетельства серьезности намерений Путина немедленное прекращение ракетных обстрелов критической инфраструктуры Украины.

  1. Судя по тому, что указанные предложения «Путин получил от одной из стран-посредниц», эти предложения были разработаны:

– либо с участием украинской стороны,

– либо исключительно украинской стороной.

  1. Судя по визитам в Киев У.Бернса в октябре и Дж.Салливана 4 ноября, окончательная версия украинско-американских «октябрьских предложений» была доработана в ходе этих визитов и в итоге передана Путину во время встречи Бернса и Нарышкина в Анкаре 14 ноября.
  2. Судя по тому, что ракетные обстрелы украинской критической инфраструктуры не только не были прекращены, но и были возобновлены с особой жестокостью 15 ноября, украинско-американские «октябрьские предложения» Путиным были отвергнуты.
  3. Вышеприведенный текст УП не дает содержания обсуждавшихся на переговорах путинских предложений. Если ориентироваться на утечки, обнародованные в российских телеграмканалах, упомянутых в статье, то известная на сей момент часть путинских предложений сводится к следующему:

– прекращение огня;

– признание Украиной ныне достигнутой линии соприкосновения (от Кинбурнской косы на северо-восток вдоль реки Днепр и Каховского водохранилища до Васильевки, от Васильевки на восток до Угледара и Марьинки, от Марьинки на северо-восток до Ясиноватой, Бахмута и Кременной, от Кременной на север западнее Сватово до Двуричной вдоль реки Оскол до международно признанной российско-украинской границы);

– передача Запорожской АЭС под контроль МАГАТЭ (что это означает – неясно).

Источник


Андрей Илларионов
Автор статьи
Андрей Илларионов Экономист, политик

Экономист, старший научный сотрудник Центра политики безопасности в Вашингтоне, президент Института экономического анализа.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..