вторник, 8 ноября 2022 г.

СУМЕРКИ ЕВРОПЫ

 

Сумерки Европы

Христианство приходит в упадок, на смену ему грядет ислам

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Photo copyright: pixabay.com

Французский писатель Андре Мальро заметил: «Цивилизация – это все то, что группируется вокруг религии». И когда одна религия приходит в упадок, на ее место приходит другая.

Сарсель, Сен-Дени, Мюлуз, Нант, Шамбери, Страсбург, Ла-Рошель… Впечатляющие изображения стадионов, полных мусульманских верующих, которые прибыли со всей Франции через 70 дней после окончания Рамадана на праздник Ид аль-Кабир. В Сен-Дени, городе, где покоятся короли Франции; в Нанте, городе герцогов Бретани; в Страсбурге, городе кафедрального собора и резиденции Европейского парламента, в Мюлузе, в сердце Эльзаса.

«За 40 лет Франция стала западноевропейской страной, где население мусульманского происхождения является самым значительным, – сообщает Радио Ватикана. – Нетрудно предположить, что сейчас мы близки к тому, чтобы ислам взял верх над католицизмом». Но что делать, если обгон уже произошел?

«Франция больше не является католической страной», – пишет Фредерик Ленуар, издатель журнала Le Monde des Religions. Газета Le Figaro задается вопросом, можно ли уже считать ислам «первой религией во Франции». Ведь речь идет о стране, где, как отмечает автор статьи, к 2030 г. до 5000 церквей могут оказаться под угрозой сноса. Пять тысяч церквей рискуют исчезнуть в течение восьми лет в стране, которой не хватает политической, религиозной и культурной воли для того, чтобы сохранить тысячелетнее наследие, являющееся глубинной душой Франции. Возможно, имам Большой парижской мечети понимал, что происходит, когда предложил использовать заброшенные церкви в качестве мечетей.

Немецкий писатель Мартин Мозебах заметил, что «потеря религии дестабилизирует страну». Когда общество больше не знает, в чем найти свою экзистенциальную основу, другие находят эту брешь, и пустота, оставленная христианством, вскоре заполняется. Даже такой атеист, как Ричард Докинз, признал, что «звук церковных колоколов лучше, чем пение муэдзина в мечети».

Ислам захватывает постхристианские руины Европы. По оценкам, сегодня во Франции на каждого практикующего мусульманина приходится три практикующих католика. Но если углубиться в анализ, то эта статистика оказывается обманчивой. Если сравнивать еженедельную частоту пятничных молитв в мечети и воскресной мессы в церкви, то будущее очевидно: 65% практикующих католиков старше 50 лет, в то время как 73% практикующих мусульман моложе 50 лет. Хаким Эль-Каруи, советник по исламу президента Эммануэля Макрона и научный сотрудник Института Монтеня, объясняет, что сегодня ислам – самая исповедуемая религия во Франции: «Практикующих мусульман больше, чем практикующих католиков, – 2,5–3 млн против 1,65 млн». То же самое относится и к строительству новых религиозных объектов. Сегодня во Франции насчитывается 2400 мечетей, по сравнению с 1500 в 2003 г. «Это самый заметный признак быстрого роста ислама во Франции», – отмечает еженедельник Valeurs Actuelles.

В своем эссе на сайте L’Incorrect политолог и аналитик Фредерик Сен-Клер утверждает, что «при нынешних темпах развития рубеж в 10 тыс. мечетей будет достигнут к 2100 г.». Будет ли тогда во Франции 10 тыс. полных мечетей и 10 тыс. практически пустых церквей?

Мало того, что, согласно исследованию, проведенному La Croix, за последние десять лет Католическая церковь построила во Франции всего 20 новых церквей. Эдуард де Ламаз, президент Обсерватории религиозного наследия в Париже – главной организации, следящей за состоянием культовых сооружений в стране, подчеркивает: «Хотя католические памятники все еще превалируют, каждые 15 дней во Франции строится мечеть, а христианские сооружения разрушаются с той же скоростью… Это приближает переломный момент на данной территории, что необходимо учитывать».

Анни Лоран, эссеист и ученый, автор нескольких книг об исламе, которyю Папа Бенедикт XVI хотел видеть в качестве эксперта Синода по Ближнему Востоку, сказала недавно в интервью, опубликованном в Boulevard Voltaire: «Несмотря на неоднократные заявления государства о решимости противостоять исламизму и неприятии любого сепаратизма, на деле происходит обратное: продвижение мусульманской культуры в различных формах. И оно, кажется, уже не имеет границ и не встречает препятствий. Имеют место трусость властей, которые поддаются электоральным расчетам, а также самодовольство части нашей элиты, чья воинственность пропитана прогрессистской идеологией…

Во время моих первых поездок на Ближний Восток, в начале 1980-х, я практически не видела женщин в хиджабе, но постепенно хиджаб распространился повсеместно. Это знак реисламизации мусульманских обществ, и в этом смысле он приобретает политическое и геополитическое измерение и является частью стратегии завоевания…

Франция находится в состоянии самоотречения, добровольного превращения в дхимми. Что такое дхимми? Это правовой и политический статус, который, согласно одному из положений Корана (9:29), применяется к немусульманским гражданам в государстве, управляемом исламом. Дхимми не пользуются тем же гражданскими правами, что и „истинно верующие“ мусульмане. Дхимми может сохранить свою религиозную идентичность, но должен быть подвергнут ряду дискриминационных мер, которые могут затрагивать все аспекты общественной, социальной и частной жизни. Сегодня не все мусульманские государства применяют эти положения, но в некоторых странах они действуют. Как бы то ни было, принцип остается, поскольку он основан на „божественном“ порядке.

Мусульмане переводят слово „дхимми“ как „находящийся под защитой“, что, как правило, успокаивает. Но более точный перевод – „защита через подчинение“: в обмен на религиозную свободу или другие свободы, которые более или менее предоставлены „подзащитным“, на них могут распространяться особые правила, включая шариат, с целью заставить их осознать свою неполноценность.

Когда я говорю о самоуничижении, то пытаюсь выразить мысль о том, что Франция из-за своего колониального комплекса и чувства вины предвосхищает правовую и политическую ситуацию, которая (пока) не навязана ей, но может однажды стать реальностью, где ислам будет превалировать и, таким образом, сможет управлять нашей страной. Следует также отметить, что ислам паразитирует на слабости обществ, в которых он укореняется.

Как далеко мы зайдем? Я не знаю, но ситуация действительно тревожная. Пока она не стала драматичной, необходимо срочно положить конец уступкам исламизму, которые мы множим, прикрываясь нашими ценностями. Потому что тем самым мы уничтожаем свою собственную цивилизацию».

Не так давно, в конце Рамадана, мы наблюдали соответствующие сцены. Шесть тысяч верующих праздновали на стадионе Delaune в Сен-Дени под Парижем. Из громкоговорителей, установленных в четырех углах стадиона, доносилось «Аллаху акбар!». Аналогичные сцены можно было наблюдать на десятках других стадионов по всей Франции, а также в малых и средних городах: в Гарже, в Монпелье (10 тыс. верующих на молитве), в Вандёвр-ле-Нанси – городе с населением 30 тыс. человек – на молитву на стадионе собрались 5000. Праздник также состоялся в Генневилье.

По всей Европе, хотя и с разной интенсивностью, наблюдается продвижение дехристианизации и рост влияния ислама.

В полной драматизма статье во Frankfurter Allgemeine Zeitung эссеист Маркус Гюнтер объясняет, что христианство в Германии «кажется стабильным, но на самом деле находится на грани краха. Пасторы и епископы, но также и многие преданные миряне, видят, что за воображаемыми цветущими ландшафтами в действительности нет ничего, кроме пустыни».

«Мы отворачиваемся от нашей культуры, – пишет Фолькерт Ресинг в журнала Cicero, говоря о конце христианства в Германии. – В 2021 г. в Германии ежедневно крестили в среднем 390 детей. Десять лет назад в день совершалось 800 крещений. В прошлом году 359 338 человек покинули Католическую церковь и 280 тыс. человек – Евангелическую. В обоих случаях это новое начало. Рекорд. В прошлом году 21,6 млн человек принадлежали к Католической церкви, а 19,7 млн были протестантами. Доля христиан в Германии, принадлежащих к одной из двух крупнейших церквей, впервые упалa ниже отметки 50%. Гибель христианского Запада? И кого это волнует».

«Впервые за многие столетия, – пишет немецкий журнал Stern, – большинство населения Германии больше не принадлежит ни к одной из двуx большиx церквeй. Согласно одному из прогнозов, к 2060 г. только 30% жителей страны все еще будут католиками или протестантами». «К этому сроку все христианские деноминации потеряют половину своих нынешних членов. И если в 1950 г. каждый второй католик посещал воскресную службу, то сегодня на службу ходит только каждый десятый, называющий себя христианином», – вторит еженедельник Die Zeit.

«Значение ислама в Германии будет расти, а христианства – снижаться, – объясняет в Neue Zürcher Zeitung Детлеф Поллак, профессор социологии религии в Университете Мюнстера и ведущий германский эксперт по религиозным течениям. – В 2022 г. впервые менее половины немцев будут принадлежать к одной из крупных церквей. Происходит размывание. Мусульманские общины в Германии, несомненно, куда более витальны по сравнению с большинством христианских общин. В противоположность им ислам – очень динамичная религия, которая стремится к тому, чтобы быть заметной».

Уже некоторое время в государственных школах Германии преподается ислам.

Исследование, проведенное в 2007 г. Dresdner Bank, предсказывало, что «половина церквей в стране закроется» и что половина христиан в стране исчезнет. Через 30 лет, по данным Pew Forum, в Германии будет 17 млн мусульман по сравнению с 22 млн христиан – католиков и протестантов, многие из которых являются верующими лишь номинальнo (уже сегодня треть католиков подумывают о том, чтобы покинуть церковь). В обозримом будущем число верующих мусульман, проживающих в Германии, будет равно общему числу католиков и протестантов.

Подобная тенденция наблюдается на всем Западе. «Мусульмане – победители демографических изменений, – полагает газета Die Welt. – Американские исследователи предсказывают, что впервые в истории мусульман будет больше, чем христиан. Общество меняется. Германия тоже».

С 1996 по 2016 г. Германия потеряла более 3000 церковных приходов, их число сократилось с 13 329 до 10 280. В Трире, на родине Карла Маркса, епархия объявила о беспрецедентном сокращении числа приходов – с 900 до 35 в течение следующих нескольких лет. На фоне этого исламских молельных домов становится все больше: за последние 40 лет их число выросло от нуля до 2600–2700. То, как изменился наш мир, мы осознаем только в конце эпохальной трансформации.

Почти ежедневно в германской прессе появляются статьи, подобные той, что вышла во Frankfurter Allgemeine Zeitung, где говорится: «Многие поколения верующих заключали браки, крестили своих детей и оплакивали умерших в церкви Креста в районе Ламбой города Ханау. Но времена, когда ряды стульев были заполнены хотя бы на классических воскресных молитвах, давно прошли. Предстоящая продажа церкви – это горький новый опыт для Ханау. Виной тому – продолжающаяся потеря прихожан из-за демографических изменений, а многочисленные жители-мусульмане не являются основой для христианской общины».

538 заброшенных церквей и 49 вновь построенных: таков печальный баланс католических церквей в Германии за последние 20 лет. Один лишь Бонн готов отказаться от 270 церквей, некоторые из них уже можно приобрести через епархиальный онлайн-сервис. «Рурская епархия хочет сохранить только 84 церкви, 160 должны быть перепрофилированы… Майнц и Хильдесхайм хотят сократить число своих церквей вдвое. В Аахене начался процесс сокращения церковной застройки на 30%. Берлин также принял решение сократить количество церквей на четверть», – говорится в прессe.

Недавнее сообщение из епархии Мюнстера: «Святость 87 церквей была нарушена. В разных местах церкви используются как дома престарелых. В одном только Марле две церкви используются как колумбарии. В церкви Успения Святой Марии в Гревене оборудуют квартиры. Подобные проекты уже существуют, например, в Дюльмене, Гешере и Хертен-Бертлихе. Бывшая церковь святой Елизаветы теперь служит спортивным залом».

Во всей архиепархии Мюнхена, родного города бывшего Папы Бенедикта XVI, в которой состоят 1,7 млн католиков, в настоящее время насчитывается всего 37 семинаристов, проходящих различные уровни обучения. Для сравнения: американская епархия Линкольн, штат Небраска, в настоящее время имеет 49 семинаристов примерно на 100 тыс. католиков.

Такой же упадок можно наблюдать и в Испании. «Испания – третья страна в Европе с наибольшим отказом от христианства», – сообщает крупнейшая испанская газета El País. Кардинал Хуан Хосе Омелья, архиепископ Барселоны, разослал всем приходам послание, в котором объявил о роспуске 160 приходов в Барселоне. Заголовок в газете El Mundo гласит: «Барселона закрывает приходы из-за потери верующих… Архиепархия оставит только 48 приходов из 208».

В 2015 г. в Испании насчитывалось 1334 мечети – 21% общего числа культовых сооружений в стране. За шесть месяцев 2018 г. было построено 46 новых мечетей, а всего к концу года их число достигло 1632. Количество мечетей в стране растет на 20% каждый год. По данным Министерства юстиции Каталонии, в 2004 г. в провинции было 139 мечетей, а в 2020 г. – уже 284, или на 104% больше. В Андалусии количество мечетей за десять лет выросло с 27 до 201, в Валенсии – с 15 до 201, а в Мадриде – с 40 до 116. Демографические факторы определяют культурные изменения. «К 2030 г., – пишет El País, – мусульманское население Испании увеличится на 82%».

Похожая ситуация сложилась и в Австрии. Газета Die Welt пишет: «В Австрии католическая вера отступает, а ислам наступает. В будущем, как прогнозируют эксперты, католиков станет значительно меньше, в то время как число мусульман и людей, не принадлежащих ни к какой конфессии, значительно возрастет. В 2046 г. это будет один из пяти жителей страны. Австрийцы сдаются на милость исламу. В Вене ислам будет самой распространенной религией: по прогнозам, через 30 лет каждый третий житель Вены будет мусульманином. Доля католиков в целом по стране составит всего 42%, а в Вене упадет до 22%. «В 1971 г. католики составляли 78,6% населения Вены, в 2001 г. – чуть больше половины, в 2011 г. – 41,3%, а через 30 лет будут составлять лишь треть общего числа жителей».

В то время кaк церкви пустеют, 3000 человек собираются на пятничную молитву во Флоридсдорфе, первой мечети Вены. Мечеть была официально открыта в 1979 г. в присутствии тогдашнего президента Австрии Рудольфа Кирхшлегера, канцлера Бруно Крайски и кардинала Франца Кёнига. Сегодня муэдзин трижды в день призывает верующих к молитве.

Христианство больше не является ведущей религией; его место занял ислам. Это изменение не может не вызывать озабоченность и, уж точно, оставлять благодушно безразличным и должно стать поводом для обсуждения.

L’Echo, главная бельгийская деловая газета, пишет: «Брюссель был в авангарде секуляризации до того, как столкнулся с активным мусульманским меньшинством. Первая религия в Брюсселе сегодня – ислам». Журнал Causeur напоминает нам, что Le Vif-L’Express (главная франкоязычная газета страны) опубликовала провокационную первую полосу под заголовком «Мусульманский Брюссель в 2030 г.». Бельгийский антрополог Оливье Серве подтвердил, что ныне мусульман в Брюсселе 33,5%, и предсказал, что в 2030 г. они будут составлять большинство населения.

В Сен-Шамонде, французском городе с населением 35 тыс. человек, мэрия недавно распорядилась о ликвидации главной церкви города, построенной в XIX в. Закрытая для богослужений с 2004 г., без крестов, которые некогда гордо возвышались на ее башнях, эта церковь была обречена утратить свою святость в связи с превращением в культурный проект. А совсем недавно недалеко от того, что осталось от церкви, муэдзин через громкоговорители начал регулярно призывать мусульманских верующих к молитве…

Джулио МЕОТТИ, «Еврейская панорама»

PS. Бывший президент-социалист Франсуа Олланд незадолго до ухода из Елисейского дворца сказал: «Как нам избежать размежевания? Потому что именно оно и происходит во Франции». Слова «размежевание» или «сепаратизм» употребляются для обозначения округов, кварталов и районов городов, где закон больше не действует, культура уже не западная, а господствуют законы шариата, бандитизм и бездействие общественных служб из-за страха нападения.

Сколько времени потребуется Франции, если она решит изменить эту тенденцию? В начале года в издательстве Cerf вышла книга «Постоянная опасность». Ее автор Эрик Дельбек – бывший директор Национального института перспективных исследований в области безопасности и менеджер службы безопасности издательства Charlie Hebdo. В беседе с еженедельником Express Дельбек объяснил, что Франции понадобится не менее 10 лет на то, чтобы восстановить контроль над «потерянными территориями»: «Потребуется целый план. А как я уже сказал, государство не в состоянии даже восстановить контроль над этими районами. Нам придется пойти на политический выбор, не отступая. Поскольку это может занять до десяти лет. Если мы не проявим чрезвычайно сильной политической воли, мы не добьемся успеха». В газете Le Figaro Дельбек объясняет, что «существует динамика сообщества, которая работает на умножение этих анклавов, временных или окончательных „зон автономии“, „леопардовой Франции“, где законы будут применяться только к определенным частям национальной территории».

Другая публикация в газете Le Figaro рассказывает о французских больницах, куда проникли исламисты и где врачи отказываются лечить женщин и евреев. Есть районы, находящиеся под влиянием таких священнослужителей, как Сабер Ламар, который восемь лет содержался под стражей в Гуантанамо, вернулся во Францию в 2009 г., а сейчас находится в парижской тюрьме, дожидаясь суда за отправку террористов в Ирак и Сирию. История Сабера Ламара – это многолетняя история джихадизма. Он родился в 1969 г. в Алжире, с 1996 по 2001 г. был в Боснии с боевиками-исламистами, сегодня является имамом мечети Сен-Андре-де-Кубзак.

Однако о каком количестве территорий мы ведем разговор? Как сообщает еженедельник Journal du dimanche, официально DGSE (Главное управление внутренней безопасности) нанесло на карту 150 французских районов, «находящихся во владении» исламистов. В газете Le Figaro историк Жорж Бенсуссан, редактировавший десять лет назад книгу «Потерянные территории республики», пояснил, что «более 500 округов во Франции объявлены „чувствительными“. Грубо говоря, речь идет о нескольких миллионах человек, на которых распространяется исламское законодательство». Однако, по словам бывшего сотрудника DGSE Алена Шуэ, который недавно опубликовал книгу «Семь шагов к аду», где он изображает общество, глубоко связанное исламским фундаменталистским насилием, таких областей намного больше: «Есть 1514 микрорайонов, куда запрещен доступ силовикам, экстренным службам, медицинским и социальным службам. Эти округи находятся в 859 городах, а там проживает 4 млн человек, или 6% всего населения Франции».

Не так давно французы участвовали в президентской и парламентской избирательных кампаниях. В то время турецкий политик Алпаслан Каваклыоглу, депутат от эрдогановской Партии справедливости и развития и глава комиссии по безопасности и разведке турецкого парламента, заявил: «Через 20 лет в Европе мусульманское население превысит христианское… Мусульмане – будущее Европы». Не так давно мы не воспринимали всерьез угрозы Владимира Путина. Сегодня мы также не воспринимаем всерьез исламскую умму. Боюсь, Европа обречена…

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..