воскресенье, 6 ноября 2022 г.

СИНДРОМ РОЛЛАНА

    


  Одно из трагических заблуждений людских состоит в том, что согласно логике из сказки добро всегда противостоит злу. И, как правило, зло это оказывается побежденным.
 Литература нового времени, вплоть до 21 века, основывалась на этом скорбном заблуждении. Она и существовала в своем, неоспоримом величии по причине  фанатичной, до религиозного экстаза, веры в добро. Писатели, сделавшие попытку понять мир таким, каким он дан людям, появились совсем недавно, накануне ужасов нацизма, страхов ядерного Апокалипсиса и войны с исламским террором.
 Старая, классическая литература дала миру племя либералов. Не сам по себе либерализм долгое время не был доктриной.  Либералы, борцы за свободу и равенство прав, подчас, становились героями, восставшими против косных, регрессивных представлений старого мира, погрязшего в атавизме, расизме, шовинизме и так далее.
 Но шло время. Либералы выработали свою собственную доктрину, моральный кодекс. Либерализм – стал понятием партийным, идеей массового сознания, и мгновенно превратился в свою собственную противоположность. Очевидный дрейф либерализма в сторону откровенной юдофобии – прямое тому доказательство.
 История либеральных заблуждений великого писателя Ромена Роллана – тема этих заметок. История эта сложна, как бывает сложна психология зрячего человека, сознательно не желающего видеть то, что не укладывается в его мировоззренческие схемы. Здесь же могу позволить себе только ряд общих соображений о пути этого лево – либерального писателя.
 Замечательный  романист и драматург хотел верить, что в мире существует абсолютное зло и абсолютное добро, и в борьбе со злом добро обречено на победу.
 Это нормально и понятно, когда хорошему писателю не нравится тот мир, в котором он живет, но никак нельзя назвать нормальным, когда литератор, владеющий умами миллионов, начинает выдавать дракона огнедышащего за лань трепетную, только во имя своих либеральных, партийных представлений о нашем мире. Подобное неизбежно становится опасной «точкой безумия».
 Парадокс: блестящий писатель, гуманист, лирик, «очарованная душа» - всю свою жизнь активно подкармливал дракона зла, в полной убежденности, что служит он этим доброму делу.
 Да и не один Роллан занимался этим. Рядом с ним, плечом к плечу, стоили такие значительные фигуры, как Барбюс, Арагон, Триоле, Фейхтвангер….
 Но господин – товарищ Ролан был все-таки самым сильным и последовательным защитником сталинского режима. И самым, на мой взгляд, талантливым.
 Запад в двадцатые и тридцатые годы был полон свидетелями преступлений большевизма. Куприн, Бунин, Алданов, Ремизов. Шмелев, Зайцев, Шаляпин, Ильин, Сергей Булгаков.….  Замечательные умы, писатели, журналисты – все они криком кричали: « В России власть узурпировали враги человечества». Их не слышали, их не хотели слышать.
 Кстати, точно также как и сейчас, либералы мира не хотят понять, что зло выбрало очередным опытным полем наш регион. Не справиться человечество со злом террора на Ближнем Востоке, и чума эта поразит весь мир.
 Но ввернемся в 20 век. Чудом удалось уйти из-под сталинского топора ряду прежних активистов Кремля.  Эти люди приводили документальные свидетельства преступлений большевизма. Их тоже никто не хотел слушать. Иной раз видным представителям культуры удавалось выбраться за границу. Далеко не всем им хватало мужества рассказать о том, что творилось на родине. Но случалось и люди чести, вроде Бориса Пильняка, стремились рассказать деятелем искусства Запада о преступлениях сталинского режима.
 Полное равнодушие превращало их голос в писк комара.    
 Большая часть творческой интеллигенции Запада видела за русской революцией свет освобождения от тьмы прошлых заблуждений. Диктатуру пролетариата сочли законной восприемницей Великой французской революции.  Советская Россия вошла в моду, как танец – чарльстон.
 То, что огромная страна изнемогает в ином, кровавом, танце либералов Европы и Америки не интересовало. Идея была дороже реальности.    
  « И в социализме, как и во всей линии нашей культуры, идет борьба Христа и антихриста», - писал Сергей Булгаков.
 Слушаем Ромена Роллана: «Если есть какая – нибудь надежда избежать гибели, которая угрожает современной Европе, ее обществу, ее искусству, то надежда эта заключается в социализме. Только в нем усматриваю я начало жизни».
 Еще как-то можно понять известную слепоту в первые десять лет Советской власти, но и здесь пафос Роллана кажется слишком уж нарочитым и излишним.
 В 1927 году он пишет приветствие на приглашение поучаствовать в празднике, посвященном десятилетию Октябрьского переворота: «Социалистическая республика Советов первая установила на земле царство труда, я восклицаю: «Да будет она благословенна! Да живет она вовеки!… И пусть Всемирная республика человеческих пчел огласит небеса музыкой своих крыльев и благоуханием своего золотистого меда!»
 Роллан не поехал на праздник, сославшись на плохое самочувствие, но благополучно прожил еще 17 лет, и накануне своей смерти все также приветствовал державу Сталина.
 Иван Бунин и Константин Бальмонт опубликовали свой протест по поводу приветствия Ромена Роллана. В ответ знаменитый француз обозвал свидетелей преступлений большевизма «агентами интернационала реакции».
 Гитлер захватил власть в Германии в 1933 году. Ромен Роллан был антифашистом, и именно этим многие объясняли его патологическую любовь к Кремлю.
 Но в 1927 году нацисты не были даже угрозой, существующему в Германии демократическому режиму. Что заставляло этого французского писателя так истово клясться в любви к Республике советов.  
 В 1935 году Роллан посетил СССР по приглашению М. Горького. Даже с Генрихом Ягодой он встречался, всесильным шефом НКВД. Вел с ним беседы и проникся «значительностью» этой фигуры, и снова ничего не захотел увидеть.
 В большевистской империи пятый год шел геноцид против своего же народа.
Роллану шептали на ухо, украдкой показывали пальцем. Он был слеп и глух. Он, написавший всего за год по поездки в СССР вот что: « Наихудшее из всех зол – это уничтожение, отступничество человека или народа, это пустота, это могильная  яма».
 Роллан стоял на самом краю  «могильной ямы», и не заметил этого, при исключительной, профессиональной наблюдательности большого художника.
  Перед поездкой в империю Сталина он писал: « Мир является испытанием, из которого с победой выходят народы, обладающие чистой совестью и здоровым строем. В этом испытании СССР докажет свое право на существование, могучую истину учения, на котором он зиждется, оправдает на века законность своих жертв».
 А вот текст, написанный сразу после поездки: « Я видел Сталина, который поразил меня своей простотой, чуткостью и широтой своего понимания…. За это время я получил столько впечатлений и таких сильных, что еще не могу их выразить! Что меня больше всего трогает, волнует – это необычайная жизненность, порыв, энтузиазм целого народа».
 Роллан пишет благодарственное письмо вождю: « Дорогой товарищ Сталин! Я уезжаю с подлинным убеждением в том, что – как я и предчувствовал, приезжая сюда – единственно настоящий мировой прогресс неотделимо связан с судьбами СССР, что СССР является пламенным очагом пролетарского интернационала, которым должно стать и которым будет все человечество».
 Совсем скоро в «пламенном очаге» сгорят лучшие умы и таланты СССР. Этого Роллан тоже не заметит.
 « Надо ли еще раз подтверждать мою непоколебимую верность Союзу Советских Социалистических Республик» – это написано в октябре 1938 года.
 « Никто не сможет разъединить нас с Советским Союзом. От одного конца Европы к другому наши руки соединятся. Мы соединимся для свободного и мудрого сотрудничества всех народов и всех рас» – 1 мая 1939 года.
 Сталин казнит, пытает, мучает саму культуру российскую. Лучшие из лучших писателей и поэтов идут на плаху, гниют заживо в концлагерях: Бабель, Пильняк, Клюев, Мандельштам, Васильев, Мейерхольд…. Союз писателей СССР идет на правеж вместе с делегатами 17 съезда ВКП(б) и миллионами ни в чем не повинных граждан.
 Замечательный французский писатель глух, нем и слеп, точно также, как слепы, глухи и немы нынешние лево - либералы, пораженные «синдромом Роллана».
 В предисловии к своей пьесе «Робеспьер» Ромен Роллан писал: « Я не старался их идеализировать. Я не пытался утаить их ошибок и заблуждений».
 Он и здесь – раб догмы. Преступления якобинцев называет «ошибками и заблуждениями».
 Надо думать, и 20 миллионов человеческих существ, сгнивших в Гулаге, Роллан тоже считал следствием пресловутых «ошибок и заблуждений». 
 Справедливости ради отметим, что этот французский писатель был последовательным борцом против антисемитизма. В те давние годы евреи не могли сопротивляться своим убийцам, и либералы всех мастей  жалели потомков Авраама.
 Роллан писал: « В тех гнусных преступлениях, которым подвергаются сейчас евреи в Германии, не знаешь, что более позорно, - тупость ли, или кровожадность ее правителей».
 Ныне прямые наследники этого замечательного писателя сравнивают резиденцию, где жирует убийца – Арафат, с Освенцимом, только потому, что фашист этот лишен возможности руководить своими бандами, разъезжая по автономии, а доверил это своей марионетке Абу Мазену.
 Дрейф левого либерализма в полное безумие и мракобесие очевиден. Ложь, компромиссы, прямое предательство гуманизма и Закона - не прошли зря. Духовные отцы нынешних, многих лауреатов Нобелевской премии сделали свое дело.  Лево – либералы 21 века готовы облизывать зад нынешним «борцам за свободу палестинского народа» точно так же, как делал это Ромен Роллан, поддерживая всеми своими, и немалыми, силами один из самых тоталитарных и палаческих режимов в истории человеческой цивилизации. 
   2002 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..