суббота, 17 сентября 2022 г.

Кремлевская перегруппировка

 

Кремлевская перегруппировка

16 сентября 2022

Политические последствия харьковского поражения. Кризисы на постсоветском пространстве. В эфире публицист и социолог Игорь Яковенко и военный эксперт Михаил Самусь.

Видеоверсия программы

Михаил Соколов: Гость передачи – публицист и социолог Игорь Яковенко, и нам поможет военный эксперт Михаил Самусь. Обсудим последние события. Успешное контрнаступление Украины продолжает обсуждаться. Удивило ли вас, что всего за неделю российским войскам пришлось отступать практически из всей Харьковской области?

Игорь Яковенко: Да, действительно, такой масштаб наступления был неожиданный, я думаю, не только для меня. В этом и состояла, насколько я понимаю, гарантия успеха украинских вооруженных сил, которые обозначили потенциал наступления под Херсоном. Под Херсоном просто методично продолжают уничтожать правобережную группировку. Основное наступление, наибольший успех, действительно, был достигнут в Харьковской области. Это было настолько поразительно, что некоторые впечатлительные граждане, страдающие тяжелой формой конспирологии головного мозга, решили, что это результат сговора, договорняка между Байденом и Путиным, такое впечатление произвело на некоторых граждан это известие.

Само по себе военное поражение, конечно, очень значимое, очень серьезное, но гораздо серьезнее резонанс политический. Вот это действительно уже приближение к катастрофе. Если военное поражение существенное, но не означает какого-то перелома, то политический резонанс, психологический, моральный надлом уже произошел. Он не окончательный, безусловно, но там происходят очень серьезные последствия. Раскаты этого обрушения слышны сейчас. Это было слышно и в Самарканде, это было слышно и в Москве, это было слышно и в вооруженных силах. Само по себе событие значимое, но не огромное, а резонанс действительно существенный.

Михаил Соколов: Я хотел бы получить военный взгляд на происходящее. С военной точки зрения является ли происшедшее на Харьковщине таким переломным моментом в кампании?

Михаил Самусь: Перелом, я думаю, все-таки 24 февраля состоялся, когда Россия, абсолютно не просчитав, не подготовив должным образом, базируясь, видимо, на абсолютно некачественной разведке, начала эту операцию. Я, например, лично в течение полугода до 24 февраля говорил: если Путин решится – это будет катастрофа для России, не только военная, но и геополитическая. То, что мы видим, – это полностью подтверждается. Если говорить конкретно об этом наступлении, его ценность – это приобретение стратегической инициативы Вооруженными силами Украины. Сейчас российское командование не может определить, где будет следующее движение украинской армии. Это будет Херсон, это будет продолжение наступления в Харьковской области в направлении Луганска, это будут удары по Донецку, а возможно, Мариуполь, Мелитополь, возможно, это будет какое-то движение или удары по Крыму или по Белгородской области. Для российского командования сейчас действительно очень сложная ситуация. Они не знают даже, если бы у них были резервы, самомобилизация а-ля Кадыров, они даже не знают, куда направить резерв. Потому что резервы нужны там, где может быть нанесен главный удар, а куда нанесен будет главный удар, не знает никто из российского командования. Путина это действительно очень раздражает.

Поддерживаю то, что грохот от этого поражения звучал в Самарканде, причем он настолько громко звучал – это было заметно, как относились к Путину его китайские, турецкие и даже центральноазиатские партнеры по ШОС. Поэтому действительно только начало, это не перелом, конечно, еще будет очень много битв, еще будет очень много фаз в этой войне. Но что все увидели, на что способна украинская армия, – это действительно очень важно. Украинская армия не только может обороняться, не только может создавать проблемы атакующему противнику, который не смог проломить оборону на Донбассе, но и проводить очень успешные, и что важно, современные операции. В отличие от российской армии, у украинской армии очень высококачественная разведка. Нужны точные координаты целей, причем постоянно обновляемые. Видимо, у украинской армии это делать получается, у российской получается бить только по стационарным объектам инфраструктуры гражданской, которые никуда не могут деться, которые знают, видимо, еще по старым картам 1970-х годов. По новым объектам у российской армии очень тяжело получается попадать.

Михаил Соколов: Можно ли понять, какое количество техники потеряла российская армия за этот период контрнаступления?

Михаил Самусь: Общего анализа еще не было, не было официального подведения итогов, сколько было уничтожено, сколько было трофеев и так далее. Но то, что можно было увидеть – это десятки танков, именно трофейных, то есть танки, которые будут использоваться украинской армией. По-моему, около 50 танков, около ста бронемашин, артиллерийские системы и так далее. Очень удачная операция с точки зрения пополнения запасов и арсеналов украинской армии, что очень важно. Очень много захвачено складов с боеприпасами – это означает, что украинская армия сможет поддерживать свою артиллерию, в том числе советского происхождения, в активной форме.

Михаил Соколов: Сейчас как раз в это время появились сообщения, что вроде бы занята восточная часть Купянска. Это наступление дальше в Луганскую область продолжается?

Михаил Самусь: Сейчас все зависит от украинской армии. Дело в том, что там сейчас стабилизирован фронт по речке Оскол. Для украинской армии это очень выгодно, потому что, если географическая преграда стабилизирует фронт, в тех условиях, когда Украина освободила 6 тысяч квадратных километров буквально за несколько дней, естественно, эти 6 тысяч квадратных километров нужно занять, нужно стабилизировать, зачистить, установить там военную инфраструктуру и инфраструктуру сил безопасности, которые наведут там порядок. Естественно, это быстро не делается, нужно и пополнение определенных ресурсов, средства на обустройство логистики. Если бы это был не стабилизированный фронт, для украинской армии могли бы быть проблемы, потому что российская армия могла бы попробовать атаковать на некоторых направлениях. Если фронт идет по речке, естественно, российская армия не может быстро контратаковать, даже если бы этого хотелось. Но с другой стороны, Украина действительно готовит операции в том числе и на Луганском направлении, проводит сейчас бои в районе Лимана, в других районах, уже на другом берегу Оскола. То есть формируются определенные плацдармы. Но опять же здесь только украинское командование знает, или это будет развитие нового наступления, продолжение операции в направлении Луганской области, или это будут все-таки пока сдерживающие операции, которые не дадут перегруппироваться российским войскам, возможно, направить резервы в другие места, где Украина явно сейчас тоже готовится атаковать, и это не только Херсонская область.

Михаил Соколов: Сегодня Путин появился перед журналистами, говорил о своих планах в этом конфликте как раз по Донбассу.

Путин о ходе войны в Украине

No media source currently available

0:000:00:510:00

Михаил Соколов: Заявление о том, что не спешат. К тому же еще было заявление о том, что до поры до времени сдержанно якобы отвечают на удары. Если противостояние будет продолжаться, то эти якобы ответы будут более серьезными, имеются в виду, я так понимаю, ракетные удары. Эта реакция с ракетными обстрелами насколько, на ваш взгляд, выглядит адекватной?

Игорь Яковенко: Это классический асимметричный ответ. Украина громит российскую армию, освобождает территории, оккупированные российскими фашистскими войсками, а Россия в ответ уничтожает гражданские объекты, уничтожает мирное население. Естественно, это ответы неадекватные, они никакого отношения к войне не имеют. Представить себе, что какая-то часть украинских граждан мирных оказывается без света, без воды или, как в городе Кривой Рог, они оказываются частично затопленными в результате того, что дамба разрушена, представить себе, что это повлечет за собой какие-то успехи на фронте, невозможно от слова "совсем". То есть это абсолютно не имеющие никакого военного значения удары. Это удары, которые являются просто терроризмом, запрещенные методы войны. То, что происходит, это прямое военное преступление, это терроризм, никакого отношения к войне не имеющее. Терроризм, как известно, это оружие слабых. В данном случае Путин лишний раз демонстрирует свою слабость, что и показывают все его действия, все его политические шаги. Это демонстрация политической слабости, фактически обнуление Путина как политика.

Михаил Соколов: По поводу ситуации на Донбассе, то, что говорил Путин, это соответствует действительности или это какая-то картина явно искаженная?

Михаил Самусь: Во-первых, все в его речи искажено. Дело в том, что он говорит о каких-то контрактниках, зачем тогда вербуют зэков по зонам, непонятно. Известно, что при освобождении Харьковской области как раз контрактники бежали первыми, потому что почему-то на позициях оставались так называемые "мобики" из оккупированных территорий Луганской и Донецкой областей, так называемые ЧВК, которые, конечно, не ЧВК – это просто структуры под эгидой военной разведки ФСБ и некоторых олигархов, приближенных к Путину. Поэтому контрактники там разбавлены очень, если еще вспомнить всякие "Барсы", региональные полки и батальоны, то от контрактников я не знаю, что там осталось. По поводу того, что говорит Путин о Донбассе, начиная с первого дня, с 24 февраля, вспомните, что говорил Путин и пропаганда. Буквально через несколько часов после удара по Киеву все начали говорить: ну наконец-то на Донбассе будет мир, осталось несколько часов, российская армия освобождает всю Донецкую и Луганскую области, в принципе все будет хорошо.

Когда был провал в Киевской, Сумской областях, Россия сбежала, затем началась большая битва за Донбасс, которая с апреля продолжается, положены тысячи российских солдат, контрактников, "мобиков", зэков и всех остальных. Пока успехов нет. Освобождение Харьковской области проходило не только с точки зрения освобождения Харьковской области, основной военный эффект – это разгром изюмской группировки российских войск. А изюмская группировка нависала как раз в рамках донецкой операции. Изюмская группировка была предназначена для прямой атаки с севера на Краматорск, Славянск, должна была сыграть основную роль по оккупации Донецкой области. Именно изюмская группировка должна была закончить начатое 24 февраля так называемое освобождение ДНР.

В результате разгрома изюмской группировки сейчас выполнение задачи Путина, о которой он только что говорил, фактически является еще более невероятным, чем, например, месяц назад, когда изюмская группировка существовала. Сейчас российским войскам остается только фронтально в лоб продолжать громить, пытаться проломить украинскую оборону. Но опять же с усилением угрозы нависания украинских войск с Луганской области эффективность этих усилий будет уменьшаться.

Так что Путина или неверно информируют, или опять он самоубеждает, убеждая вокруг себя и лидера Китая, который точно знает, что происходит, наверное, про себя улыбается, и всех остальных тоже, Эрдогана особенно, который тоже, я уверен, владеет полностью всей информацией. Путин выглядит немножко неадекватно на этой сцене.

Михаил Соколов: Сегодня Путин продемонстрировал образец своей новой риторики, вроде как играя в миротворчество. Это проявил он на встрече с премьер-министром Индии Нарендрой Моди.

Путин о переговорах с Украиной

No media source currently available

0:000:00:370:00

Михаил Соколов: Михаил, что бы вы ответили Путину?

Михаил Самусь: Честно говоря, наверное, выпить таблеток каких-то правильных. Потому что если мы вспоминаем, что началось в 2014 году, кто оккупировал Крым, кто оккупировал Донбасс, что произошло 24 февраля, удары по Киеву и другим городам-миллионникам ракетами, то о каких миротворческих усилиях может идти речь? Одно миротворческое усилие – это российские войска просто уходят с Украины, начиная с Запорожской атомной электростанции, кстати, и выплачиваются репарации, вот и весь мир. Понятно же, что Путин играет дурачка и пытается сформировать параллельную реальность.

К сожалению, тот же самый Китай, кстати, тоже поддерживает такую параллельную реальность, хотя, я думаю, что все это до поры до времени. Харьковская операция очень сильно подкосила китайскую уверенность в том, нужно ли подыгрывать Путину в этих вопросах или уже начинать дрейфовать к украинской позиции. Потому что Китай постоянно утверждает, что это Соединенные Штаты спровоцировали конфликт, тоже голос из параллельной реальности, наверное, напали на Россию. Тут нужно смотреть больше на то, как говорит Путин, не то, что он говорит, а как он говорит, насколько он уверен в этих словах. Видно, что уверенности давно нет, чувствует он себя явно не в своей тарелке на заседании ШОС. Он хотел, конечно, приехать на это заседание в совершенно других условиях. Представьте, если бы он за три дня оккупировал Украину – это было бы феноменальное шествие большого лидера, который мог бы на равных разговаривать с Китаем, Турцией и так далее. сейчас это выглядит очень неубедительно.

Михаил Соколов: Игорь, вы как комментируете эти выступления последние путинские?

Игорь Яковенко: То, что мы видели в Самарканде, – это было как раз то самое обнуление Путина, это была его самоликвидация. То есть Путин приехал в Самарканд, для начала его демонстративно встретил не президент Узбекистана, а второе лицо, что было невозможно по определению никогда. Президент Узбекистана встречал Си Цзиньпина, тем самым показав, кто есть кто на Востоке, кто есть кто в Центральной Азии. Си Цзиньпин – это хозяин, а Путин так, погулять пришел. Точно таким же образом фантастическая история – это когда Путин ждал президента Кыргызстана. Тот самый Путин, который заставлял часами ждать папу римского, часами ждать королеву Великобритании и других лидеров, а сейчас он ждет президента Кыргызстана. То есть это такое аккуратное надевание помойного ведра на голову Путину – это чисто восточная церемония, когда показывают, кто есть кто, этими достаточно мелкими, аккуратными движениями.

То, что вы сейчас показали, Путин, который не глядя в глаза собеседнику, запинаясь, говоря "в Украине", вместо "на Украине", привычного великодержавного имперского, когда он действительно сидит на краешке стула. Он докладывает новому хозяину, а у него сейчас два новых хозяина: главный хозяин – император Си, второй хозяин – это Индия, которая сейчас спасает экономику России, покупая по дешевке топливно-энергетические ресурсы. Действительно, самое главное, что произошло в первый день саммита ШОС, это то, что эта магистраль из Китая через центральноазиатские страны, дальше через Турцию в Европу, – она проходит не через Россию. На самом деле всяческим образом Путину было сказано, что он здесь лишний. Реальные хозяева ситуации – это Си Цзиньпин, Индия, Эрдоган, Казахстан, Узбекистан, кто угодно, но только не Путин. Путин планировал создать многополюсный мир, в котором он глава одного из полюсов, а в общем он оказался просто лишним.

Одна из причин – то, что он приехал туда проигравшим, а проигравших не любят, особенно к ним соответствующим образом относятся на том Востоке. Восток разный, есть Япония, есть другие страны, но на том Востоке, куда приехал Путин, к проигравшим относятся с пренебрежением, что и показали Путину – он лишний. На самом деле целый ряд событий, который привел к тому, конечно, главное – это поражение на украинском фронте, но еще и откровенное предательство Армении. Я не вдаюсь в суть конфликта между Азербайджаном и Арменией, но очевидный совершенно отказ прийти на помощь своему военному союзнику – это лишний раз доказательство того, что Путин не является сегодня партнером никому совсем.

Михаил Соколов: Давайте мы об этом событии упомянем, поскольку у нас есть видеосюжет, событие недели очень важное.

Смотрите ВИДЕО

Почему власти используют частные военные компании?

No media source currently available

0:000:02:130:00
 Скачать медиафайл 

Опрос на улицах Москвы

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..