вторник, 30 августа 2022 г.

Что угрожает России, кроме ее собственных властей?

 

Что угрожает России, кроме ее собственных властей?

Что угрожает России, кроме ее собственных властей, естественно? Что (кто) может уничтожить сегодняшнее российское государство?

Враг — это не тот, кто тебя не любит — не любят наше государство многие, но, собственно, а за что нас любить? За хамство наших официальных представителей, за жлобское самодовольство, за «денацификацию», за попытки диктовать всему миру, как следует жить? Но большая часть тех, кто нас, точнее, наше государство, не любит, не могут нанести нам существенного вреда. А руководители ведущих держав мира, тоже теперь относящиеся к России (как минимум, к нашим властям) крайне негативно — с чего бы это? — наносить нам ущерб, то есть воевать с нами, не хотят. Они, думаю, могли бы выиграть эту войну, но она им не нужна. Им спокойнее относиться к нам, как к Северной Корее, внимательно наблюдая, чтобы оттуда ничего опасного не вылетало, но не влезая во внутренние дела сумасшедшего дома — всех не вылечишь.

НАТО, Байден и прочие русофобы, предпринимая что-то против российского государства, от поставок оружия Украине до введения санкций, находятся в оборонительной позиции — их шаги являются ответом на действия Кремля. Изменится то, что у нас называют внешней политикой, изменится и их поведение.

Но есть нечто, что последовательно и неуклонно разрушает позиции государства российского, делает его слабее и рано или поздно приведет к краху. Это технический прогресс.

Технический прогресс можно определять по-разному, но одно из главных его составляющих — снижение зависимости человека от невозобновляемых ресурсов. Более экономичный автомобиль снижает зависимость от бензина, непродуваемый дом — от газа или электричества на его отопление. И это не только экономия для конкретного потребителя, это изменение расклада политических сил.

Представьте себе латифундиста, который две-три сотни лет назад владел огромными массивами леса. Все окружающие покупали у него дерево для обогрева своих домов — и замков, и лачуг. Но технический прогресс снизил зависимость людей от дерева как топлива: сегодня в развитых странах дерево занимает лишь очень маленький процент в топливном балансе, и люди сжигают деревья только для удовольствия — в каминах и кострах. А значит, во много раз сократились доходы этого латифундиста и упал его статус в обществе. Можно представить себе, как ненавидел он нарождающуюся нефтепромышленность, как бы затормозил ее развитие, если бы мог.

Собственно, наша страна находится сейчас в положении того латифундиста, чувствующего, что доходы и власть уходят у него из-под ног. Для сегодняшней России (для ее властей) важно не столько то, что огромный процент доходов бюджета складывается именно от продажи ресурсов — нефти и газа — или тех продуктов неглубокой переработки, где доля этих ресурсов очень высока. Куда важнее то, что монопольное положение России на европейском рынке (то есть контроль значительного его сегмента) позволяет нашим лидерам, буквально, шантажировать Европу, угрожая холодом и нарушением экономической стабильности. А возможно это лишь потому, что, несмотря на технологические успехи последних десятилетий, объективная зависимость европейских стран, как и планеты, в целом, от нефти и газа остается чрезвычайно высокой.

Поэтому угроза для государства российского не только или даже не столько диверсификация поставок энергоносителей в Европу, сколько технический прогресс как таковой — экономичные двигатели, энергоэкономные дома, высокотехнологичные системы освещения.

Развитие всего этого рано или поздно выбьет из рук нашего начальства «газовое оружие», от нас перестанут зависеть, а значит, перестанут идти нам на уступки.

Лидеры России это понимают. Показательна недавняя «шутка» Владимира Путина, что они, мол, там, на Западе, все сосредоточены на нетрадиционных отношениях, поэтому у них и энергетика нетрадиционная (он имел в виду, основанная на возобновляемых источниках энергии). В этой глупой шутке, вызывающей ассоциацию с фразой Александра III, что по железной дороге нельзя ехать быстрее, как ему бы хотелось, не потому, что это опасно, а потому, что «дорога жидовская», кроме несколько странного отношения к проблеме гомосексуализма, еще и явный страх перед новой энергетикой. Если бы Путин мог, он бы, наверное, закрыл все ветростанции, повелел бы уничтожить солнечные батареи и заблокировал исследования в этой сфере. Государство наше — это апология архаики и отсталости.

Конечно, не весь прогресс — враг нашей системы. Разработки в военной сфере нашему начальству, как и в свое время Сталину, необходимы. Но, в целом, отношение к прогрессу и к тем, кто его «производит» — к ученым, к образованным людям — крайне настороженное. Деструктивная политика в области образования и науки, возможно, следствие не только обычной для нашей страны некомпетентности эффективных менеджеров во всем, за что они ни взялись, но и понимание имманентной враждебности науки и образования тому государству, которое у нас построено за последние двадцать лет.

А ведь когда-то в России была высокого уровня наука, великолепные университеты, да и по показателям технического прогресса мы были на вполне достойных позициях. Но все это еще будет, при другом государстве, естественно.

Леонид Гозман

Автор арестован и посажен в кутузку, как враг народа и как наивный еврей, считающий чужую страну и чужой народ - своей страной и своим народом.

1 комментарий:

  1. и почему это автор считается "наивным"??
    может прямо сказать, что он обычный ГЛУПЕЦ, считающий себя евреем - ибо настоящий еврей никогда бы не сказал, что сегодняшний паханат - "своя страна" !
    хотя... ... ... ...

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..