четверг, 11 августа 2022 г.

Роль «Черной книги» в судьбе Еврейского антифашистского комитета

 

Роль «Черной книги» в судьбе Еврейского антифашистского комитета

Ольга Селицкая 10 августа 2022
Поделиться86
 
Твитнуть
 
Поделиться

18 декабря 1942 года можно считать отправной точкой в истории «Черной книги»: тогда в СССР состоялась публикация совместной декларации союзных держав, где говорилось о нацистских преступлениях против евреев . В конце 1942 года Еврейский антифашистский комитет получил от Американского комитета еврейских писателей, артистов и ученых (АКЕПАУ) письмо следующего содержания:

 

Советский Союз — единственная страна, которая собирала конкретные данные обо всех погромах фашистов против евреев. Эти документы в настоящее время находятся в архивах ЕАК и других официальных организаций Советского Союза. Необходимо, чтобы эти факты были известны государству Соединенных Штатов, государствам всех наций, которые борются против фашизма, а также и евреям всего мира. Для этого все эти драгоценные материалы необходимо собирать, обработать и напечатать в официальном документе под заглавием «Еврейская черная книга»… 

 

27 июля 1943 года газета «Эйникайт» опубликовала сообщение о плане издания книги и составе редколлегии, а также призвала читателей присылать в ЕАК письма и документы по теме. Так впервые было обнародовано намерение издать «Черную книгу».

Задачей американской стороны было составление книги, в которой должна быть освещена подготовка массовых убийств евреев. Советская сторона же собирала и готовила к публикации свидетельства о том, как это было осуществлено .

«Черная книга» . под редакцией Василия Гроссмана и Ильи Эренбурга. Самиздатовская фотокопия издания на русском языке, выпущенного на Западе в 1980 году

В состав сборника вошли документы личного происхождения — письма, дневники, а также официальные документы, предоставленные Чрезвычайной государственной комиссией: показания свидетелей, исполнителей и организаторов казней. Наряду с документами в «Черную книгу» включены очерки писателей на основе документов. Таким образом, «Черная книга» — не только документальная публикация в привычном понимании, но и публицистическое произведение.

Поскольку «Черная книга» являлась продуктом взаимодействия комитета с зарубежными организациями, в первую очередь из США, и между сторонами происходил активный обмен материалами, это впоследствии дало суду повод обвинить комитет в шпионаже.

Руководители ЕАК на встрече с американским писателем Бен‑Ционом Гольдбергом. Сидят (слева направо) Ицик Фефер, Иосиф Юзефович, Перец Маркиш, Бен‑Цион Гольдберг, Соломон Михоэлс, Лев Стронгин, Арон Кушниров, Самуил Галкин. Стоят (слева направо): Лев Квитко, Давид Бергельсон. 1946

На заседании президиума ЕАК 25 апреля 1946 года председателем комитета Соломоном Михоэлсом был поднят вопрос о необходимости издания «Черной книги» на еврейском языке в СССР , что могло быть впоследствии расценено как одно из проявлений националистических наклонностей руководящего состава комитета.

Несмотря на то что работа над книгой началась с ведома и одобрения органов советской власти, публикация на русском языке внутри страны считалась нежелательной. В начале войны советское правительство поощряло усиление национального самосознания еврейского населения, т. к. евреям в СССР оно помогало сплотиться для борьбы с нацистами, а евреям за границей — для помощи Советскому Союзу в этой борьбе. Смену политического курса в сторону замалчивания антиеврейской направленности нацистских преступлений можно объяснить влиянием геббельсовской пропаганды, которая объявляла евреев врагом номер один не только Германии, но и русских, а Гитлера — освободителем русского населения от евреев и от власти «жидобольшевизма». В связи с этим на оккупированных территориях и в тылу увеличилось количество проявлений антисемитизма со стороны советского населения, и к концу войны руководство страны решило, что о евреях по возможности лучше вообще не упоминать и никак не выделять эту нацию, чтобы не подкреплять в массовом сознании идею связи и тождества еврейства и большевизма.

План Треблинки из блокнота Василия Гроссмана.

На ужесточение отношения к ЕАК советских властей также повлияло такое явление, как доктрина Жданова — культурная установка, введенная в 1946 году секретарем ЦК ВКП(б) А. А. Ждановым. Основная идея доктрины — противопоставление СССР и США. Доктрина повлекла за собой обвинения деятелей искусства в буржуазности, индивидуализме, антисоветской и прозападной направленности их творчества. Установка достигла своего расцвета уже после смерти Жданова в августе 1948 года. Этот период характеризуется усилением антисемитизма, развертыванием кампании по борьбе с «безродным космополитизмом» и репрессиями.

В конце 1946 года ЕАК был выведен из подчинения Совинформбюро и передан в непосредственное ведение ЦК, где новым куратором комитета назначили Михаила Суслова, который впоследствии стал одним из главных борцов с «безродным космополитизмом».

28 ноября 1946 года А. А. Жданову было отправлено письмо с просьбой о содействии в выходе «Черной книги», подписанное Михоэлсом, Фефером, Гроссманом и Эренбургом. Это обращение было отдано на рассмотрение начальнику Управления агитации и пропаганды ЦК ВКП(б) Г. Ф. Александрову, и тот 3 февраля 1947 года подготовил записку, в которой обвинил ЕАК и его покровителей из Совинформбюро в том, что материалы «Черной книги» были отправлены за границу без разрешения ЦК. Кроме того, Александров вынес вердикт, что книга искажает исторические факты, создает неверное впечатление, что нацисты напали на СССР исключительно для уничтожения евреев и замалчивает злодеяния гитлеровцев против представителей других наций.

В начале 1947 года был подготовлен проект постановления, в котором содержались признания Михоэлса и Фефера в том, что задачи комитета исчерпаны. К проекту прилагалось заранее подготовленное решение ЕАК о самороспуске.

Но судьба комитета продолжала обсуждаться на протяжении всего 1947 года, поскольку комитет был еще полезен как орган пропаганды за рубежом.

7 октября 1947 года была подписана справка, подготовленная заведующим отделом издательств Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б):

 

«Черная книга» была внимательно рассмотрена в Управлении пропаганды. Книга содержит серьезные политические ошибки. Издание книги на 1947 г. Управлением пропаганды не утверждено. Исходя из этого, «Черная книга» не может быть издана .

 

В ноябре 1947 года уже не было сомнений в том, что русское издание «Черной книги» осуществлено не будет. Именно в этот период началась фабрикация «дела ЕАК».

20 ноября 1948 года было утверждено решение ЦК ВКП(б) о роспуске ЕАК. 21 ноября из здания ЕАК были вывезены книги и документы. Первым в Москве был арестован И. Фефер.

С 13 по 28 января 1949 года были арестованы практически все будущие обвиняемые. Среди них пять членов президиума ЕАК, входившие в состав международной редколлегии «Черной книги»: Д. Бергельсон, Л. Квитко, П. Маркиш, И. Фефер, Л. Штерн .

Суд длился с 8 мая по 18 июля 1952 года. В этот период «Черная книга» еще раз сыграла роль вещественного доказательства — на этот раз доказательства приверженности членов ЕАК, под чьим руководством и при чьем участии она готовилась, националистическим идеям, а также доказательства шпионской деятельности — ведь ее материалы передавались в США для публикации там, и, как утверждало обвинение, они были отправлены без разрешения высших инстанций, которые такого разрешения не дали бы. Фефер «признал» в ходе процесса: «Мы договорились с американскими националистами об издании “Черной книги”. Мы получили согласие издать “Черную книгу” и от Лозовского. Таким образом, я считаю, что в Комитете велась националистическая работа, что руководители Комитета посылали материал, представляющий государственную тайну» .

Обвинения выдвигались не только людям, которые занимались отбором материалов и написанием очерков для книги, но и всем, кто как‑либо поучаствовал в процессе ее создания, более или менее опосредованно. Таковым стал Соломон Леонтьевич Брегман, который в составлении «Черной книги» не участвовал, но был председателем специальной комиссии, которая проводила сравнительный анализ двух рукописей книги — редколлегии ЕАК и литературной комиссии Эренбурга — для урегулирования спора между ними. Брегман обвинялся в том, что, ознакомившись с содержанием рукописи, не углядел в ней националистических мотивов .

Извещение о роспуске литературной комиссии.

Суть претензий к «Черной книге» была отражена в приговоре Военной коллегии Верховного суда СССР:

 

Ярким примером смыкания руководителей ЕАК в националистической деятельности с еврейскими националистами США является издание в 1946 г. так называемой «Черной книги» <…> В этой книге евреи обособляются в отдельную, противопоставленную другим народам категорию, преувеличивается вклад евреев в мировую цивилизацию, концентрируется внимание исключительно на жертвах, понесенных евреями во второй мировой войне, и протаскивается мысль, что фашизм представлял угрозу якобы только для евреев, а не для всех народов и мировой цивилизации .

 

В пятой книге своих мемуаров «Люди, годы, жизнь» Илья Эренбург посвятил истории «Черной книги» целую главу.  Она была опубликована в январе 1963 года в журнале «Новый мир», а затем вышла в собрании сочинений писателя. Благодаря этому о проекте «Черная книга» узнали миллионы читателей.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..