четверг, 21 июля 2022 г.

Как израильские песни стали частью тайваньских традиций

 

Как израильские песни стали частью тайваньских традиций

Подготовил Семен Чарный 20 июля 2022
Поделиться44
 
Твитнуть
 
Поделиться

Был прохладный весенний день в Илане, городе на северо-восточном побережье Тайваня, известном своими живописными рисовыми полями и вкусным зеленым луком, рассказывает журналист JTA Джордин Хайме. На бетонной площадке под мостом, которая служит танцполом, — украшенным изображением гор и летящих на их фоне белых журавлей, — около десяти тайваньцев ловко танцевали под классическую израильскую музыку. Звучали такие песни, как «Хинэй Матов», «Давид Мелех Исраэль», «Сулам Яаков» и другие мелодии со всего мира. В течение трех часов здесь разучено было более 35 танцев.

Урок танцев на Тайване

Для многих местных жителей танцы привычны, как вторая натура. Всем танцорам в основном за 50, они выросли в то время, когда международные народные танцы были единственной групповой деятельностью, разрешенной националистическим правительством Гоминьдана.

В 1949 году Гоминьдан, находившийся у власти в Китае с 1912 года, проиграл гражданскую войну коммунистам и отступил на Тайвань. По оценкам экспертов, в течение следующих нескольких лет на остров мигрировали около 2 млн китайцев.

Гоминьдан управлял Тайванем в условиях военного положения, чтобы подавлять потенциальное присутствие китайских коммунистов или любую антиправительственную деятельность. Результатом стала жесткая цензура в газетах, книгах, на телевидения, радио и в других формах развлечений, а также запрет на «незаконные собрания». Правительство рекламировало китайскую культуру и китайский язык, запрещая изучение истории Тайваня, тайваньский язык и танцы и утверждая, что эта деятельность «противоречит морали».

Но была одна причина, по которой тайваньцы могли собираться в группы, и один жанр танца, который разрешалось практиковать по политическим и националистическим причинам.

«Весь остров был закрыт. В этих условиях никому не разрешалось <заниматься другими формами> танцев… Но был один вид, которым можно было заниматься: это народный танец», — свидетельствует 57-летний профессор пищевых наук в Университете Илань Сюй Вэньхун, организующий еженедельные уроки народных танцев.

«В то время действительно не было развлечений. Даже некоторые фильмы не могли быть выпущены, все контролировалось, — рассказывает он. — Поэтому, когда я был ребенком и увидел, как танцует мама, я подумал, что это выглядит весело. Когда же поступил в колледж, я и сам вступил в клуб».

Там он встретил свою жену Цуй-янь. С тех пор они вместе проводят регулярные мероприятия в Илане.

Народные танцы «играли роль как политического инструмента, так и общественной деятельности во время и после периода военного положения на Тайване, — пишет Вей-Чи Ву из Калифорнийского университета в Риверсайде в своей диссертации на тему этого феномена. — Для национального правительства международные народные танцы были культурной работой, которая помогала демонстрировать союз Тайваня с Соединенными Штатами и его оппозицию коммунистическому Китаю».

С этой целью в 1950-х годах правительство Тайваня пригласило американских инструкторов по танцам, чтобы они познакомили с разными танцами учителей по всему Тайваню, как в начальных школах, так и в университетах. Вскоре почти все школы здесь использовали народные танцы в качестве упражнений для учеников и почти в каждом университете был клуб народных танцев.

Соединенные Штаты предлагали Тайваню военную, политическую и экономическую поддержку, прежде чем в 1979 году он официально признал Китайскую Народную Республику.

Американец Рики Холден, хореограф и учитель народных танцев, познакомил тайваньских учителей с такими песнями, как израильская «Майим майим», также израильская «Шиболет басаде» и литовская «Деревянные туфли» во время своего первого визита на Тайвань в 1957 году.

«Майим майим» на иврите означает «вода, вода». Танец этот стал известен на китайском как «Танец воды» и оказался одним из первых народных танцев, представленных на Тайване, более того, он стал почти синонимом этого вида деятельности. Его влияние было таковым, что в 2007 году Тайваньская международная ассоциация народного танца сделала его темой своего семинара, посвященного 50-летию организации.

Холден во время своего турне по Азии в конце 1950-х годов также останавливался и в Японии, где «Майим» с тех пор прочно вошла в поп-культуру и появлялась в рекламе и видеоиграх.

«Это была своего рода интернационализация, позволявшая людям получать «мировой» опыт <в то время как они не могли покинуть страну>, — рассказывает Сюй. — Поскольку мы танцуем танцы других стран, мы начинаем узнавать о народах этих стран, как они существуют, будь то в трудностях или в счастье, мы видим все это из танца».

Фанг-чи Чен, 77-летняя учительница на пенсии, известная на Тайване преподавательница танцев, вероятно, была в одной из первых групп детей, которые начали заниматься танцами в школе. Каждый день за 10 минут до начала занятий учителя танцевали с учениками в школьных коридорах, вспоминает она.

В то время список танцев, известных учителям, был очень ограничен, в основном это были скандинавские и израильские танцы, такие как «майим».

«Большинство израильских танцев состояло из ритмов 2/2 или 4/4, ритм этот был очень четким, любому легко было их выучить», — замечает Чен.

62-летний житель Иланя Цзясин Цзян говорит, что занятия народным танцем другой страны позволяют почувствовать дух этой страны и народа. Какие чувства вызывал у тайваньца израильский танец?

«Ощущения силы и единства», — отмечает он.

Цзян говорит, что его вдохновляет то, как евреи смогли сохранить память о Холокосте с помощью литературы и кино. Он показывал своей семье, включая 25-летнюю дочь Люсию, такие фильмы, как «Скрипач на крыше» и «Пианист».

Бабушка Люсии приехала из Китая в Тайвань в 1945-м, рассчитывая временно остаться здесь, чтобы позаботиться о ребенке своей сестры. Военное положение не позволило ей вернуться домой, а когда она встретила своего мужа и решила продолжить здесь образование, то стала ощущать уже Тайвань как свой дом.

«Мне также нравятся фильмы о нашей истории, — говорит Люсия. — Раньше я не связывала эти две части истории, но думаю, что у нас схожее прошлое. И думаю, что вид такого сильного сейчас Израиля очень обнадеживает».

Люсия не единственная, кто так думает. Поскольку Тайвань сталкивается с растущей враждебностью со стороны Китая, некоторые комментаторы здесь идеализируют Израиль как образец военной мощи и государственного строительства.

В старших классах, изучая израильский танец, Люсия решила глубоко изучать еврейскую и израильскую культуру.

«Некоторые жесты восхваляют Б-га или чтят дождь, благодарят Б-га за то, что Он дал дождь, потому что они жили в пустыне», — рассказывает Люсия. Хотя она не религиозна, но замечает: «Когда я танцевала, я чувствовала себя спокойной и счастливой. Я чувствовала, будто почитаю все, что дает мне мир – например, дождь, еду…»

Когда в 1987 году на Тайване было снято военное положение, народный танец в значительной степени вышел из моды. Тайваньцы впервые смогли экспериментировать с такими стилями, как хип-хоп, джаз и уличные танцы. Снова появились местные тайваньские танцы и танцы коренных народов. Сегодня в нескольких школах детей все еще учат народным танцам, а в нескольких колледжах существуют клубы.

Люсия до сих пор время от времени посещает уроки танцев, но теперь она рассматривает это как занятие «для людей определенного возраста, не для всех».

Израильские танцы остаются популярны среди международных групп народного танца из-за обилия новых, появившихся в Израиле за последние годы, танцев — особенно тех, которые поставлены на израильскую поп-музыку, рассказывает Чен.

Некоторые здесь используют израильские танцевальные движения в популярной тайваньской культуре. Группы могут привлечь больше участников, просто включив в свою практику израильские танцы и музыку.

Так что, несмотря на общий спад популярности, Чен и Сюй не кажутся обескураженными. Оба до сих пор танцуют в группах, которые регулярно встречаются, а до пандемии ездили на танцевальные фестивали по всему миру, приглашая иностранных учителей на такие мероприятия, как ежегодный Asia Dance Camp на Тайване — одно из самых известных международных мероприятий по народным танцам.

«У молодого поколения сейчас больше возможностей, чем в прошлом. К счастью, они могут поехать куда угодно и научиться танцам любой страны. Я счастлива, когда вижу, как они танцуют», — говорит Чен.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..