вторник, 19 июля 2022 г.

Израильские высшие лица рассказали, когда полицейским можно отстреливаться

 

Израильские высшие лица рассказали, когда полицейским можно отстреливаться

В последние два дня, по следам гибели полицейского старшины Барака Мешулама, в стране разразилась бурная дискуссия о том, могут ли сотрудники полиции применять оружие в опасных ситуациях.

На похоронах Барака Мешулама его вдова обрушилась с упреками на министра внутренней безопасности Омера Бар-Лева, обвинив того в запугивании полицейских до такой степени, что те не решаются применять оружие.



О том же сегодня поведал журналистам анонимный сотрудник полиции, объяснивший, что патрульные полицейские попросту боятся применять оружие на блок-постах. Потому что в случае "удачного" применения, то есть если полицейский остается жив, а преступник погибает, виноватым делают полицейского, поскольку нет возможности доказать, что, если бы оружие не применялось, полицейский с высокой вероятностью мог бы погибнуть.

Так, сотрудник полиции, сигналя машине остановиться, не знает, кто находится за рулем, и если машина не останавливается, то почему. Там с равной вероятностью может находиться террорист, угонщик или совершенно не причастная к уголовному миру израильская дама, которая задумалась о своем и не замечает сигналов стоящего на блок-посту полицейского, или же просто считает ниже своего достоинства на них реагировать.

По словам анонимного полицейского, сотрудники знают, что если за рулем окажется "простой угонщик" или, хуже того, законопослушный гражданин (или даже не гражданин), то выстрелившего полицейского "съест" своя же система.

Тем не менее, как показывает практика, и простые угонщики убивают сотрудников полиции, в то время как те не решаются стрелять по автомобилям, прорывающимся через заставы.

В свете этих упреков сразу два высших государственных чина, временный премьер-министр Яир Лапид и министр внутренней безопасности Омер Бар-Лев, публично разъяснили политику правительства в плане применения огнестрельного оружия.

"Сегодня я провел встречу с министром внутренней безопасности Омером Бар-Левом, и мы оба подчеркиваем, что никаких изменений в правилах применения оружия нет. Любой полицейский может отвечать стрельбой на поражение, если появляется угроза его жизни", – написал Лапид в "Твиттере".



Параллельно министры обсудили "борьбу с преступностью в арабском секторе". Многие комментаторы уже отметили, что разъяснения Лапида мало помогают стоящим в патруле сотрудникам полиции, поскольку если бы тот же Барак Мешулам открыл огонь на поражение и застрелил арабского угонщика, он вряд ли сумел бы потом доказать, что его жизни угрожала опасность. А если бы и сумел, то после долгих судов и вероятного увольнения из полиции.

С другой стороны, ситуация, при которой сотрудники полиции с легкостью могут стрелять по любой машине, не зная, кто сидит за рулем и почему она не останавливается, тоже опасна для гражданского населения.

В связи с этим кое-кто считает, что Мешулам должен был четче продумать свое поведение – если он не решался применять оружие, то не стоило перекрывать преступнику путь своим телом, рассчитывая, что при виде сотрудника полиции тот нажмет на тормоз.

Напомним, дело происходило на перекрестке Раанана – заставу выставили на 17-летнего угонщика из Рамаллы, который "увел" автомобиль в Холоне. Сбив Мешулама, стоявшего на блок-посту, тот выскочил из автомобиля и попытался скрыться пешим порядком, но вскоре был схвачен. Сейчас он находится в КПЗ и уверяет, что никого не сбивал, а если сбил, то не заметил.

1 комментарий:

  1. вот вам и пример - совсем свеженький: это дерьмо надо было пристрелить во время погони, а теперь будем его кормить!
    ПУСТОБРЕХИ наши только и умеют, что чушь нести, а попробуй пристрели кого - лет двадцать будешь по судам бегать......
    а дама - которая "задумалась" за рулём (или в наушниках) пусть ДОМА сидит !

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..