пятница, 1 июля 2022 г.

Уход Беннета, очередь Лапида, шанс Нетаниягу и амбиции Ганца. Итоги политической недели

 

Уход Беннета, очередь Лапида, шанс Нетаниягу и амбиции Ганца. Итоги политической недели

время публикации:  | последнее обновление: 
блогверсия для печатифото

Редакция NEWSru.co.il продолжает публикацию пятничных обзоров политической ситуации, которые готовит журналист Габи Вольфсон.

Вечером 30 июня стало известно, что Юлий Эдельштейн снял свою кандидатуру с праймериз на пост главы "Ликуда". Бывший спикер Кнессета, напомним, осенью 2021 года объявил о намерении баллотироваться против Нетаниягу. "Пока Нетаниягу во главе "Ликуда", партия не вернется к власти", – говорил тогда Эдельштейн. Судя по всему, бывший министр здравоохранения принял решение отказаться от борьбы совсем недавно. Видимо, это шаг продиктован весьма логичным политическим расчетом.

Выборы в Кнессет 25-го созыва, которые пройдут 1 ноября, – это последний шанс Биньямина Нетаниягу вернуть себе власть. Сегодня такого мнения придерживаются почти все в политической системе. Об этом открыто заявляют депутаты от "Яадут а-Тора". У ультраортодоксов нет никакого желания проводить еще одну каденцию в оппозиции, особенно в тот период, когда правительством будет руководить Яир Лапид, а ключевой фигурой в кабинете будет Авигдор Либерман.

Но дело не только в ультраортодоксах. В самом "Ликуде" пока царит тишина, но тишина эта не менее обманчива, чем тишина на границе с Газой. Ликудники, как и активисты любой партии, ждут от своего лидера власти. А власти этой нет уже почти четыре года, если не считать некое образование, именовавшееся правительством Нетаниягу-Ганца. Четыре предвыборные кампании завершались почти победой "Ликуда", вот-вот победой "Ликуда" и тому подобными объяснениями со стороны Нетаниягу. До сих пор экс-премьеру прощалось все, включая поражение на последних выборах. Однако этот кредит доверия исчерпан, и если Нетаниягу не использует и нынешней ситуации, когда на старте предвыборной кампании он является бесспорным фаворитом, в "Ликуде" потребуют от лидера сложить полномочия. И вот тогда, возвращаясь к началу этого материала, Юлий Эдельштейн вновь станет кандидатом. "Я отошел в сторону и не мешал, но сейчас Нетаниягу должен уйти", – скажет он.

Но пока Нетаниягу фаворит. Он фаворит, прежде всего, потому что на прошлых и позапрошлых выборах ему не хватало немного, совсем немного до заветного числа – 61 (более половины из 120 депутатских мандатов в Кнессете). После выборов 2021 года у правого блока, включая "Ямину", было 59 мандатов. Сегодня уровень разочарования почившим в бозе правительством настолько высок, что несложно представить как два, а то и более мандатов проделывают путь из блока "только не Биби" в блок "только Биби".

Через несколько часов после окончательного роспуска Кнессета 24-го созыва, Биньямин Нетаниягу отправился в иерусалимский торговый центр "Малха". Он улыбался, приветствовал, махал рукой, а главное – обещал. Обещал снизить цены, сделать это главным приоритетом своей будущей коалиции.

Кто сейчас вспомнит, что дороговизна жизни не началась в Израиле с правительства Беннета-Лапида? И кто через полгода вспомнит предвыборные обещания? В крайнем случае, всегда можно действовать как нынешний министр финансов, который объясняет, что все достижения – есть результат его правильной политики, а все проблемы и дороговизна – результат объективных причин.

Нетаниягу возвращает избирателей. Более 200 тысяч ликудников не проголосовали за него на прошлых выборах. В "Ликуде" убеждены, что их можно вернуть на избирательные участки с бюллетенем "Ликуда" в руках. И ради этого 72-летний Биньямин Нетаниягу не жалеет сил.

Блок Нетаниягу начинает предвыборную кампанию все еще сплоченным. В ШАС поддержка Нетаниягу незыблема, там накрепко связали себя с главой "Ликуда". В "Яадут а-Тора" также верны партнерству с Нетаниягу, но уже готовят отходные пути. О них будет сказано дальше подробнее, но пока упомяну лишь одно имя: Бени Ганц.

Блок "Ционут Датит" также не имеет альтернативы. Они в любом случае после выборов порекомендуют Нетаниягу и в другую коалицию не пойдут. Однако внутри самого блока возникают трения. Каденция в Кнессете заметно прибавила популярности Итамару Бен-Гвиру, особенно среди молодежи. По одному из опросов, если Бен-Гвир возглавляет "Ционут Датит", он приносит партии на три мандата больше, чем если его по-прежнему возглавляет Бецалель Смотрич. Бен-Гвир не торопится в лидеры, но не скрывает ожиданий того, что у "Оцмы Иегудит" будет больше представительства в списке. И есть "Ноам" – крайне радикальная партия, приносящая мало голосов, но занимающая место в списке.

Смотрич не в восторге от продолжения союза с "Ноам", но в "Ликуде" уже намекнули, что никакой раскол недопустим. Любая утрата голосов может обернуться поражением Нетаниягу. Если понадобится, а скорее всего понадобится, глава "Ликуда" займется своим любым предвыборным делом: перетасовкой карт в национально-религиозном лагере. И на сей раз, у него будет много работы. Между "Ликудом" и правой стенкой, как правило находились две партии. Теперь их может оказаться три, а то и четыре.

Помимо "Ционут Датит", будет баллотироваться партия, которую возглавляет Амихай Шикли. Будучи объявленным "перебежчиком", он не может баллотироваться в составе какой-либо действующей партии, и поэтому активно формирует свою. От "Ционут Датит" она будет отличаться меньшей религиозностью, а от "Ямины" – большей принципиальностью, ведь именно Шикли был первым в "Ямине", кто отказался поддерживать правительство Беннета-Лапида. Хватит ли этого для того, чтобы преодолеть электоральный барьер? В окружении Шикли утверждают, что вместе с игроками-тяжеловесами (например с бывшим главным редактором "Исраэль а-Йом" Боазом Бисмутом) задача вполне выполнимая.

И есть, конечно, "Ямина". Уход со сцены Нафтали Беннета делает эту партию естественным партнером Нетаниягу по будущей коалиции. Айелет Шакед изначально была не в большом восторге от решения Беннета создать коалицию с левыми, и сейчас будет рада вернуть "Ямину" вправо. Однако совершенно не очевидно, есть ли у Шакед партия. Идит Сильман и Нир Орбах, судя по всему, получат желаемый приз в виде бронированных мест в списке "Ликуда". Матан Каана не скрывает намерений баллотироваться отдельно от Шакед (возможно в "Кахоль Лаван"). Ширли Пинто и Абир Кара также взвешивают свои дальнейшие шаги. Уход их означает и финансовые потери для "Ямины", а так как Шакед депутатом Кнессета не является, то вообще не очень понятно, на какие деньги она собирается вести избирательную кампанию. Пять мандатов, которые ей прочат опросы, не слишком оптимистичное начало.

В противоположном блоке ситуация не менее запутанная. В полночь Яир Лапид превратился из главы второй по величине партии "Еш Атид" в целого премьер-министра, и, несмотря на весьма ограниченные полномочия главы переходного правительства, он сделает все, чтобы "монетизировать" открывшиеся перед ним возможности. Визит к Макрону уже на следующей неделе, визит Байдена в Израиль – через две, рукопожатия с арабскими лидерами, возможный прорыв в отношениях с Саудовской Аравией. Все это будет представлено как достижение нового премьер-министра, и, возможно, увеличит число мандатов "Еш Атид", но вряд ли перенесет голоса из одного блока в другой. А блок Лапида более чем непрочный.

МЕРЕЦ, "Авода" и РААМ всегда готовы поддержать "Еш Атид". Однако МЕРЕЦ и РААМ по всем опросам находятся на грани электорального барьера. Избиратели МЕРЕЦ возмущены тем, что их представители не только не сберегли коалицию, в которой впервые за много лет оказались, но и были среди тех, кто способствовал ее развалу. В МЕРЕЦ грядут праймериз, и возможно избрание "задорного" Яира Голана, объявившего поселенцев Хомеша "недочеловеками", а Биньямина Нетаниягу – "раковой болезнью", вдохнет придаст новой энергии избирателям МЕРЕЦ. Яир Голан, как и Ницан Горовиц, был бы заинтересован в совместном участии в выборах вместе с партией "Авода", однако Мерав Михаэли не готова даже рассматривать этот вариант. МЕРЕЦу придется спасаться самому, и кампания "гевалт" уже началась.

В НДИ говорят, что после выборов пойдут "только не с Нетаниягу". А вот бойкот ультраортодоксальных партий может оказаться чуть менее железобетонным, чем было совсем недавно. В НДИ об этом не заявляют вслух. Но есть в политической системе те, кто говорят о том, что, при определенных условиях и известных компромиссах, мы можем увидеть после выборов НДИ в коалиции по меньшей мере с одной ультаортодоксальной партией.

И тут мы приходим к главной особенности этих выборов. Вопреки тому, что принято считать, на выборах в Кнессет 25-го созыва баллотируются не два блока, а три. Третий – Бени Ганц. Министр обороны не скрывает своих амбиций и не таит своих планов. "Наша цель – создание после выборов максимально широкого правительства национального единства", – несколько раз повторил Ганц. И, даже отклонив предложения Нетаниягу о создании альтернативного правительства в действующем Кнессете, лидер "Кахоль Лаван" не стал закрывать дверь слишком крепко. "До выборов говорить не о чем", – заявил он. До выборов не о чем, значит после выборов есть о чем? Добавьте тот факт, что у Ганца прекрасные отношения с ультраордоксальными партиями, и вы получите вполне реального кандидата на пост премьер-министра. По меньшей мере, по ротации. И может быть – первым в ней.Ганц не хочет становиться Беннетом, именно поэтому сейчас ведет интенсивные переговоры с представителями "Тиква Хадаша", еще одной партии, балансирующей на грани электорального барьера о совместном участии в выборах. Целью Ганца является, по крайней мере, приблизиться по размерам фракции к "Еш Атид". Это заметно прибавит ему легитимности в качестве кандидата в премьер-министры.

В ходе этих выборов нам опять предложат решать "Биби или не Биби". Но не только это. В такой же, а может быть и в большей степени, нам предстоит решать дилемму "арабы или Бен-Гвир". Именно арабы, без разделения на "хорошего" Аббаса и "плохой" БАЛАД. Прежде всего, потому что в арабском секторе все громче звучат голоса, призывающие к объединению всех арабских партий в единый список, а во-вторых, очень возможна ситуация, при которой без поддержки (изнутри коалиции или извне) всех арабских партий у Лапида коалиции просто не будет. И поэтому ближайшие четыре месяца нас будут запугивать. С одной стороны мы каждый день будем слышать о том, что если победит Нетаниягу, то страна окажется во власти "экстремистов-мракобесов во главе с фашистом Бен-Гвиром". С другой стороны мы будем слышать, что если победит Лапид, то страну немедленно поделят между исламистами РААМ, панарабистами из БАЛАД и коммунистами из ХАДАШ. И то, и другое так же далеко от истины, как и от реальных (не обязательно экономических) проблем общества.

В ходе этой, как и остальных предвыборных кампаний, внимание будет привлечено к звездам, пополняющим ряды партий. Сейчас главной такой звездой считается бывший начальник генерального штаба ЦАХАЛа Гади Айзенкот. За него ведут отчаянную борьбу Лапид, Ганц и Михаэли. А сам Айзенкот размышляет. Мне кажется преувеличенным то значение, которое уделяется возможности вступления очередного экс-начальника генерального штаба в политику. И тем более проблематичным кажется превращение политической системы в биржу труда для снедаемых честолюбием отставных генералов. От Эхуда Барака через Амнога Липкина-Шахака, Ицхака Мордехая, Моше Яалона и Габи Ашкенази мы вновь и вновь убеждались, что между талантами полководца и способностями государственного деятеля, а тем более хорошего политика, далеко не всегда есть связь. Очень часто – ровно наоборот.

На этой неделе был распущен Кнессет 24-го созыва. На этой неделе уже бывший премьер-министр Нафтали Беннет объявил, что не будет баллотироваться на выборах в Кнессет 25-го созыва. Почти десять лет Беннет был в активной политике. Глава "Байт Иегуди", "А-Ямина а-Хадаш", "Ямины" министр экономики, министр просвещения, министр обороны, премьер-министр. Беннет всегда спешил. Его заявления и победные речи очень часто опережали дела, и от этого он производил впечатление поверхностного и не очень серьезного. А главное – он торопился стать премьер-министром. В отличие от Лапида и даже в отличие от своего учителя-противника Биньямина Нетаниягу, Беннету был незнаком шахматный термин "жертва темпа". Он не готов был остановить бег на вершину, чтобы найти более надежный и естественный путь. Возможно, его решение нарушить обещания, данные избирателям перед выборами (да, не он первый и не он последний, но есть обещания, нарушения которых не прощают даже обладающие особо короткой памятью израильские избиратели) было продиктовано, как он утверждает, стремлением вывести Израиль из тупика. Однако очень трудно избавиться от ощущения, что готовность стать премьер-министром с шестью мандатами, премьер-министром во главе правительства с постсионистами из МЕРЕЦ и антисионистами из РААМ было продиктовано и желанием не упустить шанс побывать в премьер-министрах. Беннет там побывал, но на выходе обнаружил, что его никто не ждет. После создания правительства приближенные Беннета говорили о том, что его деятельность и его успехи помогут забыть о том, как он стал главой правительства. Этого не случилось. Нафтали Беннет был хорошим премьер-министром и за год действительно добился немалого. Но обман избирателей одновременно с отсутствием политической спины и поддержки оказались сильнее. Беннет не ушел из политики, он взял тайм-аут, а как говорил в аналогичной ситуации Гидеон Саар, любому тайм-ауту суждено когда-либо закончится. Хочется надеяться, что Беннет к тому моменту повзрослеет не только годами. Тогда у него будет реальный шанс стать лидером национального масштаба.

Стартовала одна из самых длинных в истории Израиля предвыборных кампаний. Она продлится четыре месяца, будет жестокой, грязной и бессодержательной. Трудно представить, как после нее кому-то удастся сформировать стабильное правительство.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..