среда, 8 июня 2022 г.

«Боремся с одними, а наказываем других»

 8 июня 2022, 15:24 

484

«Боремся с одними, а наказываем других»

Новая версия закона об иноагентах все еще «сырая», и ко второму чтению в нее надо вносить изменения, полагает депутат Госдумы Ксения Горячева.

Если оставить все, как есть, то вузам, например, придется попросту вычищать преподавательский состав.© Фото с сайта Государственной думы

Депутат Государственной думы Ксения Горячева (фракция «Новые люди») уверена, что в проект закона об «иностранном влиянии» необходимо внести серьезные изменения. Полностью беседу можно послушать в подкасте «Включите звук».

— 7 июня Госдумой принят в первом чтении законопроект «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием». Честно говоря, довольно пугающе название для России, где проживают миллионы любителей китайской кухни, итальянской моды, французского кино, американского баскетбола, японских единоборств и других зарубежных явлений. Что вам кажется наиболее опасным в этом документе?

— Начну с самих чтений. На них отмечалось, что это проект лучше, чем предыдущий. В нем хотя бы убрали маркировку физическими лицами их личных сообщений. Странно помечать фотографии семьи или котиков сообщением, что информация распространяется иностранным агентом. Это усложняет любую коммуникацию. Из нового законопроекта этот пункт убирается, но расширяются виды деятельности и круг лиц, которые могут быть признаны иностранными агентами. Если раньше шла речь только о политической деятельности, то сейчас все, что вы перечислили, все что угодно становится поводом, чтобы назвать человека иностранным агентом.

На пленарном заседании 7 июня это отметили все партии, кроме «Единой России». Выступающие в один голос твердили: «что это такое?», «так не должно быть», «будем вносить правки». Из-за расплывчатого понятия «иностранное влияние» получается, что любой человек или организация, вовлеченные в международное сотрудничество, могут оказаться в списке иностранных агентов, потому что подвергаются «иностранному влиянию». Даже российские коммерческие компании, у которых в составе учредителей или среди сотрудников есть иностранцы.

Любая ваша переписка в социальных сетях с иностранцами (будь то граждане Белоруссии или Казахстана) уже может рассматриваться как-то, что вы попали под «иностранное влияние».

У меня было больше вопросов, связанных с образованием и наукой, потому что быть ученым — это быть открытым миру, постоянно обмениваться исследованиями, разработками, технологиями. Эта сфера не может быть закрытой.

— На слушаниях 7 июня поднимался вопрос о том, что в законодательстве необходимо прописать судебный порядок присвоения статуса «иностранный агент»?

— Да. До этого в законопроекте партии «Новые люди» мы настаивали на судебном порядке принятия решений. 7 июня «Справедливая Россия» еще раз об этом заявила. Представитель КПРФ отметил, что странно, когда Минюст может вечером в любую пятницу назвать кого-то иностранным агентом. Так быть не должно, когда человек из социальных сетей узнает, что он — «иностранный агент». И ему никто не объясняет, почему он таковым стал, потому что ни у кого нет задачи с «иностранными агентами» разговаривать. Получается замкнутый круг, из которого очень сложно вырваться и «доказать, что ты не груздь».

— Как раз 7 июня несколько известных россиян обратились в суд, чтобы оспорить свое включение в эти черные списки.

— Это очень сложная процедура. В суде необходимо доказывать, что ты не иностранный агент, причем только там узнаешь, за что тебя в эти списки включили. Мы все настаиваем на судебном порядке, чтобы Минюст в суде доказывал, что кто-то иностранный агент.

— Почему, на ваш взгляд, чиновники так боятся этого простого и понятного механизма?

— Не берусь отвечать за всех чиновников, но очевидно, что судебный порядок решения вопроса будет означать повышения требований к административному органу — Министерству юстиции. С точки зрения доказательства того, что кто-то иностранный агент или попал под «влияние», доказательства факта получения денежных средств. Из-за того, что доказать «иностранное влияние» сложно, судебную процедуру избегают и переворачивают все с ног на голову.

— Какие еще предложения по изменению этого законопроекта вы вносили перед вчерашним заседанием?

— Исключение из списка видов деятельности, за которые можно вносить в списки иностранных агентов, создание и распространение сообщений для неограниченного круга лиц, а также финансирование этой деятельности. Считаю важным введение критериев понятия «иностранное влияние». Очень конкретных, узких, что бы не было широкого поля применения, где можно придумать все что угодно.

Необходимы нормы, защищающие российских ученых, учебные заведения, наших студентов с иностранными дипломами. Мы вообще должны исключить из закона формулировку, что люди, получившие за рубежом образование, могут быть признаны «иностранными агентами». Это точно не может быть основанием для (присвоения) подобного статуса.

В случае принятия этого закона вузы будут просто вычищать преподавательский состав, боясь за судьбу своих студентов, за судьбу своей организации.

Важны нормы, которые ограничивают возможность признания «иностранными агентами» адвокатов, которые в связи со своей профессиональной деятельностью вынуждены обращаться к международным нормам права, ориентироваться на них. Это очень важно озвучить.

— Законопроект принят в первом чтении. Есть шанс, что перед вторым и третьим в него будут внесены существенные изменения?

— Есть. Сейчас очень много депутатов в разных фракциях понимают, что закон «сырой». Вчера вспоминали про детей чиновников и народных избранников. Не все они учатся в России. Некоторые на заседании спрашивали о том, что теперь делать. Им где-то в другом месте учиться? Когда тебя самого касается, то просыпается интерес. Многие яростно высказывались, потому что уже «загорелось». Не могу сказать иначе.

Отзыв правительства на этот законопроект был достаточно негативным. Не могу сказать, что разгромным, но тем не менее. Там отмечались и мои предложения. Есть шанс, что какое-то количество поправок мы точно сумеем внести — для того, чтобы привести закон в приемлемую форму.

Отменить его точно не получится. Есть сложности с признанием иноагентами физических лиц. Понятно, что существуют люди, которые играют против России, но мне кажется, что если у них есть такие задачи, то они найдут разные способы. И то, что сейчас есть, не решает этой проблемы. С одними боремся, а наказываем других. Тех, кто если и виноват, то по незнанию.

— В нынешней ситуации руководство Госдумы, «Единая Россия» могут прислушаться к предложениям других партий?

— Есть позиции, по которым точно да. Депутаты за свою судьбу волнуются, за судьбу граждан и еще много за кого. Понятно, что не по всем вопросам мы придем к единому мнению.

Вчера, когда обсуждалась эта тема, у меня на пресс-подходе получился своеобразный политический стендап. Я приводила абсурдные примеры, которые заставляют людей понять, что происходит. Насколько в глазах обычного человека написанное выглядит просто сумасшествием. Это невозможно применить и выполнить.

Рассчитываю, что «Единая Россия» нас поддержит. По крайней мере, в вопросах, касающихся науки и образования.

Беседовал Петр Годлевский

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..