вторник, 14 июня 2022 г.

КАК УБИТЬ ДЕМОКРАТИЮ

 

Как убить демократию

Судьба израильской демократии висит на волоске. Это неизбежный вывод, следующий из недавних показаний свидетеля обвинения и бывшего гендиректора Минсвязи Шломо Фильбера на процессе по делу о предполагаемой коррупции бывшего премьер-министра Биньямина Нетаниягу. По сути сказанное Фильбером означает, что на скамье подсудимых сейчас не только Нетаниягу. Там оказалась вся израильская демократия.

Биньямина Нетаниягу обвиняют во взяточничестве и злоупотреблении служебным положением. Вместе с ним на скамье подсудимых два газетных магната - владелец концерна "Едиот ахронот" Арнон Мозес и бывший владелец веб-сайта "Валла" (и телефонной компании "Безек") Шауль Алович.

Все "преступления", в которых их обвиняют, связаны с желанием озвучить — или даже просто взвесить возможность озвучить — позиции и информацию, которые игнорируются и замалчиваются ведущими израильскими СМИ.

Фильбер сказал следующее: "СМИ перекошены влево. Причина, по которой Нетаниягу взял себе министерство связи (в дополнение к посту премьер-министра), заключалась в его желании внедрить разнообразие на рынке мнений. Сделать так, чтобы у правых избирателей появились СМИ, выражающие их взгляды. Нетаниягу горел желанием устранить перекос на медийном рынке. Идеологически это было для него важнее, чем управление страной. Он считал, что левацкая предвзятость СМИ лишает правых возможности проводить свою политику".

Эти слова Фильбера прозвучали вслед за показаниями, которые за последние месяцы дали 20 свидетелей обвинения. Все до одного свидетели своими показаниями фактически разрушили обвинения против Нетаниягу.

***

Напомню, к 2018 году, после нескольких лет агрессивного расследования, у прокуратуры, кроме нескольких сигар, подаренных богатым другом, не было против Нетаниягу ничего, что можно было бы предъявить в качестве обвинения. Но вместо того, чтобы положить конец этому недешевому фарсу, прокуратура предпочла переосмыслить (а скорее, даже изобрести заново) закон о взяточничестве таким образом, чтобы стало можно предъявить уголовное обвинение действующему премьеру.

Поскольку никакого денежного вознаграждения Нетаниягу ни от кого не получал, в прокуратуре решили объявить "положительное освещение в СМИ" формой взяточничества. А затем обвинить Нетаниягу в получении взятки в форме этого самого положительного освещения от принадлежащего Аловичу портала "Валла". Якобы в обмен на регуляторные льготы, предоставленные концерну "Безек", которым тоже владел Алович.

Вот только еще до того, как прокуратура предъявила обвинение, стало совершенно ясно, что, как и в случае всех остальных ведущих израильских СМИ, на "Валле" Нетаниягу получал исключительно враждебное отношение.

Поэтому прокуратура вновь изменила суть обвинения. Теперь она заявила, что средство массовой информации, обеспечивающее "особое отношение" к запросам политика, подкупает таким образом этого политика. Ну, по крайней мере, если его зовут Биньямин Нетаниягу.

Первая дюжина свидетелей, представленных суду, должна была доказать, что Нетаниягу получал от редакции "Валлы" это самое упомянутое "особое отношение" к своим просьбам. Вот только из показаний свидетелей стало ясно, что единственным "особым отношением" к запросам Нетаниягу как в абсолютном выражении, так и по сравнению с другими политиками, было полное безразличие со стороны редакторов "Валлы".

Редакторы проигнорировали более половины просьб из офиса премьер-министра. Другая же половина представляла собой в основном самые рутинные сообщения, как правило пресс-релизы, которые в равной мере освещались всеми СМИ.

В последние месяцы судебный процесс перешел к рассмотрению услуг, которые Нетаниягу якобы оказывал концерну "Безек". И здесь опять все свидетели обвинения подтвердили, что Нетаниягу не играл никакой роли в процессе регулирования.

Теперь, когда обвинения полностью развалилось, мы остались с одним единственным главным утверждением прокуратуры – объективное освещение Нетаниягу само по себе является преступлением. Алович хотел честно рассказывать о Нетаниягу. Мозес, в свою очередь, был готов рассмотреть такой вариант. По сути, именно за это им обоим и были предъявлены обвинения.

***

Всё это подводит нас к катастрофическому положению, в котором пребывает сейчас израильская демократия.

Нетаниягу демонизировался в прессе как ни один другой политик за всю 74-летнюю историю страны. При этом все последние 30 лет ни один израильский политик даже не приблизился к Нетаниягу с точки зрения масштабов общественной поддержки.

Обвинение Нетаниягу — это фактическая попытка прокуратуры уничтожить свободу слова в стране, а через нее и саму демократию. Но самым шокирующим фактом, здесь, пожалуй, является то, что авторитарная охота на ведьм, которую развязала прокуратура, пользуется почти единогласной поддержкой ведущих СМИ, чью монополию на предоставление информации Нетаниягу так страстно желал разрушить.

Сговор между прокуратурой и СМИ стал очевиден в начале июня. В свое время, чтобы заставить Фильбера дать показания против Нетаниягу, прокуратура велела полиции следить за ним. И полиция прослушивала мобильный телефон Фильбера, сгружала себе всю его личную информацию и, по-видимому, использовала ее для того, чтобы шантажировать Фильбера обвинением в незаконных делишках, если тот откажется помочь им обвинить Нетаниягу.

В понедельник адвокат Нетаниягу Амит Хадад представил стенограммы разговоров Фильбера с журналистами Амитом Сегалем и Равивом Друкером. Самым ошеломляющим аспектом этих разговоров является их обыденность. Два репортера поговорили с госчиновником о текущих событиях. Они сделали свою работу. Тот сделал свою. Никто из них не совершал преступления. И тем не менее, разговоры были перехвачены и расшифрованы, как если бы они описывали сделку между торговцами наркотиков.

Фильбер сказал Сегалю, что полицейские расследования в отношении Нетаниягу ударят бумерангом по государственной прокуратуре, поскольку Нетаниягу никаких преступлений не совершал. Он также объяснил Друкеру, что как генеральный директор Министерства связи он не имеет никаких полномочий в отношении нормативных процедур, регулирующих ситуацию с концерном "Безек".

В мире свободных СМИ, а не там, где СМИ слились с политическим истеблишментом, разоблачение Хадада заставило бы редакторов и репортеров немедленно выйти на баррикады против прокуратуры и требовать наказания тех, кто послал полицию прослушивать журналистов.

Вот только на деле шокирующие откровения Хаддада были дружно проигнорированы всеми ведущими СМИ.

На протяжении 30 лет ведущие израильские средства массовой информации ведут джихад против Нетаниягу – самого популярного политика в Израиле и, возможно, самого дальновидного из наших государственных деятелей. Как написала на этой неделе газета "Гаарец", "Нетаниягу – самый опасный человек в истории страны".

Вывернув наизнанку закон и объявив позитивное освещение Нетаниягу криминалом, прокуратура просто помогла израильским редакторам и журналистам, продюсерам новостей и ведущим в их многолетних усилиях по уничтожению демократии через лишение общества права голоса.

Нетаниягу — враг, поскольку считает, что тех, кто будет управлять Израилем, должно выбирать общество, а не никем не избираемый правящий класс бюрократов и аффилированных с ними СМИ.

Нетаниягу, а с ним вместе Алович и Мозес оказались под судом лишь потому, что, объявив их действия или даже намерения незаконными, можно криминализовать демократию и лишить общество права решать, кто будет им управлять. Увы, в этой вопиющей криминализации демократии ведущие СМИ стали главными пособниками прокурорской клики.

***

Израиль — не единственная страна, чья демократическая система оказалась сейчас в опасности. И отнюдь не единственное место, где кризис демократии наглядно проявляется в слиянии СМИ с правящим истеблишментом и номенклатурой. Америка разваливается на наших глазах. В том числе через откровенно разное отношение судебной системы к представителям правящего класса и к их врагам.

Возьмем двух людей, обвиненных в том, что они лгали ФБР. Адвокат Майкл Сассман, представлявший как Демократическую партию, так и президентскую кампанию Хиллари Клинтон в 2016 году, солгал в ФБР и признался в этой лжи. Тем не менее, будучи плотью от плоти правящего истеблишмента, иначе говоря, "социально близким", он был недавно полностью оправдан и отпущен на свободу с похвалой от окружного суда округа Колумбия.

Генерал-лейтенант Майкл Флинн, первый советник бывшего президента Дональда Трампа по национальной безопасности, тоже был обвинен во лжи ФБР (хотя свидетельства указывают на то, что он сказал правду, в то время как сотрудники ФБР солгали). В отличие от Сассмана, Флинн не является "социально близким" правящей номенклатуре, поэтому, чтобы защитить себя от обвинений, Флинн был вынужден растратить все свои сбережения и пенсию. Он потерял свой дом. На протяжении четырехлетнего судебного разбирательства имя Флинна едва ли не каждый день полоскали в СМИ, втаптывая в грязь. Флинну, обладателю военных наград за героизм, угрожала тюрьма. Ему также пришлось столкнуться с нападением зомбированной толпы, спровоцированной СМИ, называвшей его предателем.

***

Так или иначе, частные лица не обладают правом увольнять продажных полицейских. Они также не могут определять политику. У обычных граждан есть лишь один способ сделать так, чтобы их голос был услышан – проголосовать.

Во вторник в Сан-Франциско жители "прогрессистской столицы" Америки проголосовали с перевесом 60% против 40% за увольнение своего окружного прокурора, радикального прогрессивиста Чезы Будина. Будин – сын двух террористов из группировки Weather Underground, участвовавших в теракте, в котором 50 лет назад погибли два полицейских и водитель инкассаторской машины. Будин разделяет экстремистские коммунистические убеждения и ненависть своих родителей к Америке.

Будин был избран в 2019 году с небольшим перевесом благодаря леворадикальным идеям о реформирования уголовного правосудия. С первого дня пребывания в должности Будин работал не над реформированием системы, но над ее полным демонтажем в соответствии со своим экстремистским убеждением в том, что полицейские — враги народа, а преступники — герои.

Будин массово освобождал преступников из тюрем и увольнял прокуроров. Он демонизировал и, по сути, кастрировал полицию, лишив ее финансирования, декриминализовал магазинные кражи, употребление наркотиков и бродяжничество.

За считанные месяцы улицы Сан-Франциско были захвачены бездомными наркоманами, завалившими городские тротуары использованными шприцами и фекалиями. Магазинные кражи уничтожали городскую розничную торговлю. Как держать супермаркет, если кто-угодно может прийти в любое время и уйти с вашими товарами на 1000 долларов совершенно безнаказанно? Согласно недавнему опросу, 40%  жителей Сан-Франциско задумываются о переезде из города.

Однако вместо того, чтобы бежать, жители Сан-Франциско подписали петицию об отзыве прокурора, провели референдум и уверенным большинством проголосовали за изгнание Будина.

При этом, судя по освещению увольнения Будина в "Нью-Йорк таймс" и других ведущих американских СМИ, совершенно ясно, что, если бы судьбу прокурора решали средства массовой информации, а не общество, Будин с громадным отрывом выиграл бы голосование, а 60% его противников-горожан были бы заклеймены как расисты.

***

В Израиле дела обстоят сходным образом. Во главе страны находится премьер-министр, обласканный СМИ больше, чем любой другой за всю историю Израиля, обладающий при этом едва ли не нулевой общественной поддержкой. Премьер-министр Нафтали Беннет захватил премьерский пост, манипулируя политической системой так, как никто до того и представить себе не мог. Он баллотировался как лидер партии, находящейся по идеологии справа от "Ликуда". Затем он помешал Нетаниягу сформировать правое правительство.

Настаивая на том, что новые выборы погубят страну, Беннет предал своих избирателей и сформировал постсионистское правительство с левыми и с партией "Братьев-мусульман". Теперь он цепляется за власть, удерживая коалицию меньшинства, не способную провести даже базовые законы. Фракция Беннета, состоявшая из семи человек, разваливается. Двое бросили его, уйдя в возглавленную Нетаниягу оппозицию. Еще один откровенно косится наружу, и еще двое ждут предложения — любого предложения, чтобы уйти.

Восседая на руинах собственной партии, Беннет пытается придать правомерность своей власти, повторяя заклинания о том, что, мол, выборы станут смертью для Израиля, и настаивая на том, что его поддерживает "молчаливое большинство".

На прошлой неделе Беннет направил открытое письмо этому самому "молчаливому большинству", умоляя своих предполагаемых сторонников выйти на улицы и провести демонстрацию в его поддержку. Мол, общество должно убедиться в том, что Нетаниягу не пользуется большей поддержкой среди израильтян, чем он сам и его партнеры по коалиции. При этом даже согласно опросу телеканала "Кан", лишь 30% из тех, кто в последний раз проголосовал за партию Беннета "Ямина", поддерживают его сейчас. Это намного меньше четырех мест в парламенте. Иными словами, это не просто не большинство, это меньшинство, которое не смогло бы даже пройти в Кнессет.

Ирония обращения Беннета отвратительна. Демонстрации — это отнюдь не тот способ, которым граждане добиваются того, чтобы их голоса были бы услышаны. И Беннет это знает. Именно поэтому он заблокировал выборы год назад.

При безграничной поддержке средств массовой информации, дружно скрывающих правду о суде над Нетаниягу и глубину вероломства Беннета, последний, стоя перед телекамерами при каждой возможности, пытается демонизировать Нетаниягу, представляя его как чистое зло, а его сторонников – как сумасшедших сектантов.

С каждым разом выступления Беннета все больше напоминают пресловутые оруэлловские пятиминутки ненависти. Продолжение этого фарса при единодушной поддержке СМИ, на фоне сокрытия правды о суде над Нетаниягу, неизбежно станет смертью израильской демократии.

 

(Перевод Александра Непомнящего)

 

Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..