четверг, 12 мая 2022 г.

Тень Оруэлла в министерстве внутренней безопасности

 

Тень Оруэлла в министерстве внутренней безопасности

Без імені

И снова гора информационной войны в Украине родила мышь в России. От речи Путина на параде 9 мая в Москве ждали чего угодно, но чего-то очень важного — от заявления о победе и мире до решения объявить мобилизацию, то есть войну.

Ничего такого не произошло, и 69-летнй российский президент произнес обычную для такого дня речь без ее обычной помпезности. «Защита Родины, когда решалась её судьба, всегда была священной, — сказал Путин, стоя перед тремя микрофонами в скромном черном пальто с бутоньеркой из георгиевской ленточки на лацкане. — С такими чувствами подлинного патриотизма поднимались за Отечество ополченцы Минина и Пожарского, шли в атаку на Бородинском поле, бились с врагом под Москвой и Ленинградом, Киевом и Минском, Сталинградом и Курском, Севастополем и Харьковом. Так и сейчас в эти дни вы сражаетесь за наших людей на Донбассе. За безопасность нашей Родины — России». Как опять же приличествует Дню Победы, президент обращался к ветеранам, солдатам и матросам, сержантам и старшинам, мичманам и прапорщикам, офицерам, генералам и адмиралам…

О победе на Украине Путин не говорил, больше упирая на День Победы 9 мая 1945 года, который «близок и дорог каждому из нас». Вторжение в Украину 24 февраля он назвал «упреждающим отпором агрессии, вынужденным своевременным и единственно правильным решением суверенной, сильной, самостоятельной страны». Странам Запада, включая Соединенные Штаты, от него досталось не только за «регулярные поставки (Украине) самого современного оружия», но и за «нравственную деградациию», которая «стала основой циничных фальсификаций истории Второй мировой, разжигания русофобии, восхваления предателей, издевательства над памятью их жертв, перечёркивания мужества тех, кто добыл и выстрадал Победу». Президент России и главнокомандующий ее вооруженными силами был краток, объявив минуту молчания в память о жертвах украинских неонацистов, включая «наших боевых товарищей, которые пали смертью храбрых в праведном бою за Россию».

Это была речь о победе, но, повторяю, на мой взгляд, о победе не на поле боя, а в информационной войне, где побеждает пропаганда. Как написал на днях обозреватель Келвин Томас, пропаганда — не обязательно дурное слово, она может служить добру и злу в зависимости от заказа на нее. 79-летний Томас напоминает, что в годы Второй мировой войны пропаганда союзников по антигитлеровской коалиции, включая советскую и американскую, считалась необходимым моральным фактором для победы над немцами и японцами, у которых была своя пропаганда, но после победы в той войне одну пропаганду принято считать добром, а другую — злом, хотя «фейков», то есть вранья, хватало и там, и тут. Главный пропагандист Третьего рейха Йозеф Геббельс вошел в историю утверждением, что чем больше ложь, а точнее, чем она чаще, тем скорее в нее поверят. Но, с другой стороны, напоминает Келвин Томас, во время войны японцы передавали на Америку программу «Токийская роза», в которой милые женские голоса убеждали наших солдат, что война проиграна, а наши солдаты слушали это не более как эстрадное развлечение. «Наши» в смысле американские. Сталинский Советский Союз, с точки зрения Запада, держался на лжи, в которую его народ верил, как верит сейчас в «Большую ложь» Путина. Голоса правды в Советском Союзе в эфире глушились, а на земле преследовались, как это возрождается сейчас в постсоветской России.

Среди нехитрой на изнанку «Большой лжи» западной интеллигенции в таких случаях обычно вспоминают Джорджа Оруэлла и его антиутопию «1984» с «министерством Правды» , хотя в литературе таких примеров много, взять хотя бы «Дивный новый мир» Хаксли, «Мы» Замятина или «451 градус по Фаренгейту» Брэдбери. Но последним предупреждением «Большой лжи» не в России и не в Украине, а в Америке, следует считать недавнее решение нашего министерства внутренней безопасности учредить там Board of Disinformation Governance — Совет по управлению дезинформацией, которому очень подходит русская аббревиатура СУД. О создании этого суда было объявлено 27 апреля на слушаниях в подкомитете по ассигнованиям комитета Палаты представителей по внутренней безопасности при обсуждении бюджета на новый финансовый год. Пояснялось, что новый суд нужен для охраны национальной безопасности от иностранной «ложной информации» — по-английски это не «disinformation», а «misinformation», прошу не путать и не сравнивать с оруэлловским министерством Правды. 

Руководство новым отделом доверили 33-летней Нине Янкович, которая родилась во Львове, а в США закончила дипломатический факультет Джорджтаунского университета в Вашингтоне специалистом по России, Евразии и Восточной Европе; по обмену прослушала семестр в педагогическом Университете имени Шевченко в Санкт-Петербурге и работала в Национальном демократическом институте по международным вопросам (National Democratic Institute for International Affairs, занимаясь программами развития демократии в России и Беларуси. Нина Янкович говорит по-украински, английски, польски и русски, в 2016-2017 годах консультировала правительство Украины по вопросам стратегических коммуникаций, а в 2020 написала книгу «Как проиграть информационную войну: Россия, фейковые новости и будущее конфликта» (How To Lose the Information War: Russia, Fake News, and the Future of Conflict). Следуя Оруэллу с его «Большим Братом», газета The New York Post на прошлой неделе назвала Нину Янкович «Большой Сестрой» и вынесла это на первую полосу. Ей, как говорится, в руки и карты борьбы с «иностранной мисинформацией», но в день ее назначения сенатор-республиканец Рон Джонсон назвал Нину Янкович «маяком дезинформации» за то, что она «содействовала распространению ложных сведений в СМИ», поставив под сомнение информацию в ноутбуке Хантера Байдена, сына нашего президента. Нина Янкович подхватила версию, будто этот ноутбуку — утка пропаганды Кремля с целью дискредитации президента Байдена, что в свою очередь оказалось уткой демократов, а недавно стало известно, что она называет себя «Мэри Поппинс дезинформации» на своем аккаунте сайта TikTok, который контролируется правительством коммунистического Китая. Британская Daily Mail написала, что Нина Янович «рассылала ложные твиты о масках от COVID-19; утверждала, что администрация президента Трампа приобадряла ИГИЛ, и расхваливала британского шпиона, автора разоблаченного ‘русского досье’ (на президента Трампа)». Так можно ли доверять такому человеку охрану нашей национальной безопасности от иностранной «мисинформации», а точнее, право от имени государства отличать правду от лжи?

Кал Томас отвечает на это примерами того, как иногда ложь бывает во спасение нашей национальной безопасности, но при этом остается ложью. Президент Эйзенхауэр соврал насчет полетов наших самолетов-разведчиков U-2 над Советским Союзом, а президент Кеннеди соврал насчет «ракетного отставания» между СССР и США. Президент Джонсон соврал про инцидент в Тонкинском заливе, чтобы начать войну во Вьетнаме, президент Никсон соврал про Уотергейт, а президент Картер дал обещание вообще никогда не врать, нарушив его в своей книге «Держать слово» (“Keeping Faith”). Президент Рейган солгал про помощь никарагуанским «контрас», президент Буш-старший солгал, обещая не повышать налоги, а президент Клинтон соврал насчет секса с Моникой Левински. Президент Обама наврал народу, обещая, что по его программе Obamacare можно будет сохранять своего врача, а президент Трамп, по подсчетам газеты Washington Post, за 4 года власти в разной степени врал 30,573 раза. Ну и, наконец, нынешний президент утверждает, что с экономикой у нас все в порядке, а его министр внутренней безопасности врет, будто южная граница на замке. 

С такой предысторией, считает 79-летний Келвин Томас, новый Совет по управлению дезинформацией с учетом личности его директора смело можно считать министерством пропаганды наихудшего толка. «Он наверняка сосредоточится на цензуре или вообще на отрицании всего, что представляет администрацию Байдена и демократов еще хуже, чем они есть», — написал Томас, назвав это трудной задачей с учетом результатов опросов. «У американцев, которые не уверены в том, чему верить, а чему нет, — заключает Келвин Томас, — есть много возможностей отличить независимого сотрудника любой администрации, который по понятным личным и политическим причинам заинтересован в том, чтобы народ верил в то, что ему говорят». Все это отлично укладывается в русскую детскую присказку «верю всякому зверю, а тебе, ежу, погожу». Про таких ежей, как Нина Янкович, губернатор Флориды республиканец Рон Десантис сказал, что «они хотят проталкивать ложные утверждения, не давая людям возможности высказаться и возразить, но мы не собираемся позволить, чтобы Байдену это удалось». А последняя из 9 книг Келвина Томаса вышла два года назад в издательстве HarperCollins и называется «День исчезновения Америки: Падение империй и сверхдержав и будущее Соединенных Штатов» («America’s Expiration Date: The Fall of Empires and Superpowers and the Future of the United States»).

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..