среда, 11 мая 2022 г.

Европа отберет у России втрое больше

 11 мая 2022, 14:19 

15640

Европа отберет у России втрое больше

Новая санкционная волна будет радикальнее предыдущих и обойдется нашей державе в $100 млрд. Вопрос только — насколько скоро.

В следующем году кризис российской экономики окажется еще более тяжелым.© Иллюстрация ИА «Росбалт»

В материальном смысле последние недели воспринимаются в России как что-то похожее на нормализацию. Цены замедлили рост: четверть процента в неделю на фоне недавних инфляционных скачков выглядят почти идиллически. Покупателям это по душе, даже если им теперь и не на что затовариться.

Рубль крепок, как в мирное время. Правда, наличные доллары и евро по официальным ценам не купить, но и платоническое разглядывание курсовых таблиц многих утешает.

Некоторые эксперты даже считают, что ходовые оценки падения ВВП в 2022 году (8–10%) пора заменить на более мягкие (6–8%).

Главная причина этих улучшений в том, что разрыв с Западом ударил по российскому импорту быстрее и сильнее, чем по экспорту. Ввоз товаров резко сократился, а выручка от продаж нефти и газа остается очень большой. Из-за невозможности многое купить на внешних рынках в стране образовался избыток валюты, и это создает не совсем натуральное ощущение некой экономической стабильности.

В конкретных цифрах это выглядит так.

В апреле цена российской нефти Urals по сообщению Минфина составила $70,5 за баррель и в 1,13 раза превзошла апрельскую цену 2021-го ($62,5). При этом ежедневная добыча нефти в прошедшем месяце снизилась в среднем до 10,1 млн баррелей, т. е. сократилась на 0,9 млн баррелей (-8%) по сравнению с уровнем марта нынешнего года.

Это снижение добычи, видимо, отображает «санкционное» урезание российского экспорта сырой нефти и нефтепродуктов. В среднем за прошлый год их вывоз на внешние рынки достигал 7 млн баррелей в день, а сейчас съехал примерно до 6 млн баррелей. Это значит, что зафиксированный Минфином рост продажных цен на нефть (а следовательно, и на нефтепродукты) перекрывает, пусть и не полностью, потери от сокращения физического объема экспорта.

Убытки пока что довольно умеренны. Правда, Россия несет их вместо того, чтобы получить большую прибыль. Ведь на вольном рынке нефть за год подорожала в 1,7 раза: баррель Brent в апреле 2021-го продавался за $65 (на $2,5 дороже, чем баррель Urals), а в апреле 2022-го — за $105 (на $34,5 дороже, чем Urals). Свободно торгующаяся нефть за год выиграла в цене $40, а подсанкционная российская — всего $8 за барр.

Но к этому можно добавить (хотя точных цифр и нет), что газовая выручка РФ в апреле была существенно выше, чем годом раньше. Ведь реальные продажные цены на газ выросли минимум вдвое.

Так что в совокупности торговля энергоносителями приносит сейчас России хоть и меньше денег, чем в начале нынешнего года, зато больше, чем весной 2021-го.

Однако сравнительное благополучие нашей державы на этом участке хорошо видят в «недружественных странах». И готовятся принять меры. Лидеры «Большой семерки» на днях принципиально одобрили эмбарго на закупки российской нефти. США, Британия и Канада объявили об этом еще раньше. А теперь на эмбарго согласны и Япония, и главные государства континентальной Европы.

Общее решение Евросоюза о шестом санкционном пакете, включающем такое эмбарго, уже неделю блокирует Венгрия. Но похоже, что ее (вместе с несколькими другими сомневающимися странами) так или иначе уговорят, дав какие-то поблажки, растянув сроки и т. п.

Еще недавно столь крутые действия казались не очень вероятными. Но атмосфера меняется, и полный западный отказ от импорта нефти из России, видимо, будет провозглашен. В полную силу он вступит не мгновенно. Стопроцентный бойкот осуществится через полгода — год.

А от закупок российского газа попробуют избавиться года за два. При этом уже готовят и аварийные планы (например, в Германии) на случай, если Москва надумает еще разок сыграть на обострение и перекроет газопроводы одним махом.

Оценим пределы предстоящих убытков.

В 2021-м российская выручка от экспорта нефти и нефтепродуктов (суммарно 7 млн баррелей ежедневно) составила соответственно $110 млрд и $70 млрд, а от поставок газа (природного и сжиженного) — еще $62 млрд. Суммарно — больше $240 млрд.

Принято считать, что если западное эмбарго полностью вступит в силу, то нефтеэкспорт России уменьшится почти наполовину против прежнего — на 3 млн баррелей из недавних 7 млн. Это правдоподобно. Но пока, как мы видели, снижение внешних продаж не достигло даже и миллиона баррелей. Значит, в физических объемах потери утроятся.

Причем не стоит рассчитывать на серьезный рост реальной выручки за баррель Urals. Ведь трудности доставки только вырастут из-за портовых, страховочных и прочих бойкотов. Усилится и прижимистость немногих оставшихся покупателей — в основном китайских.

Поэтому в годовом исчислении продажи нефти и нефтепродуктов упадут с недавних $180 млрд по крайней мере до $100 млрд. А газовые доходы, если и по ним ударит бойкот, сократятся еще сильнее, поскольку запасных нефтепроводов нет, а в Китай сейчас идут сравнительно малые объемы российского газа и притом задешево.

В итоге доходы от внешней торговли энергоносителями в 2023-м могут снизиться вдвое или почти вдвое против 2021-го — на добрых $100–120 млрд. И это только одна из четырех — пяти главных «санкционных» проблем. Все вероятнее, что в следующем году кризис экономики продолжится и окажется еще более запутанным и тяжелым, чем в нынешнем.

Виталий Гранкин

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..