четверг, 2 декабря 2021 г.

«Власть сделала все, чтобы граждане не хотели ставить себе вакцину»

 1 декабря 2021, 12:59 

2997

«Власть сделала все, чтобы граждане не хотели ставить себе вакцину»


Значительно больше половины населения выступает против введения QR-кодов, утверждает Сергей Миронов.


© Фото ИА «Росбалт», Евгений Шабанов

Руководитель фракции «Справедливая Россия — Патриоты — За правду» Сергей Миронов прокомментировал в интервью «Росбалту» трагические события на шахте «Листвяжная», проблемы вакцинации и внедрения QR-кодов в России, а также предложения партии по изменению законодательства, касающегося так называемых иноагентов. (Полную версию беседы с Сергеем Мироновым смотрите на YouTube-канале «Росбалта».)

— В шахте «Листвяжная» в Кузбассе произошла авария: погибли сорок шесть горняков, пятеро спасателей. Эксперты утверждают, что всему виной отсутствие исправления имеющихся проблем: в частности, считается, что в шахте не работала система, предупреждающая о возникновении пожара. Реально ли изменить ситуацию таким образом, чтобы такие трагедии больше не повторялись?

— Прежде всего, хочу выразить соболезнования родным и близким погибших, пожелать скорейшего выздоровления тем, кто пострадал. Ужасная трагедия.

Весной эту шахту проверял Ростехнадзор — сто тридцать девять замечаний. И тишина. Сейчас мы видели, что уже арестованы мелкие начальники — руководители смены и всей шахты. Мы наблюдаем одну и ту же картину, как это было, например, в «Зимней вишне». Я не устаю повторять, что у каждого такого происшествия должна быть выявлена фамилия-имя-отчество. Кто собственник? Кто экономит на системах безопасности? Кто гонится за прибылью и заставляет персонал работать в плохих условиях? В итоге эти владельцы окажутся где-то в стороне.

Нужно бить в корень — в собственников. В ситуации с пожаром в «Зимней вишне» собственник так и остался в стороне. В «Листвяжной» весной было найдено сто тридцать девять нарушений, вряд ли их львиная доля была исправлена. Другое дело, наверняка исполнители указывали на проблемы начальству, а те, скорее всего, говорили: «Ничего страшного, работайте, а мы разберемся». Такие трагедии будут продолжаться, пока не будут наказывать главного виновника — собственника.

Прежде всего, владельцев надо называть. В случае с шахтой кто глава этой компании, кто бенефициар? Кто получает реальные деньги от продажи их угля? И задать прокуратуре простой вопрос: а вы вообще сколько денег и когда в последний раз вкладывали в обеспечение безопасности на этой шахте? Чтобы датчики и вентиляция работали, чтобы туннели перекрывались в случае ЧП? Сейчас эти вопросы будут задаваться руководителям шахты, кто там работает. Но я уверен, что в ответах прозвучит, что они сигнализировали об опасности и пытались исправить все эти нарушения, но якобы не смогли, потому что не дали денег. И это понятно: готовые экономить на жизнях людей будут извлекать любую прибыль.

— Со стороны проверяющих органов какие должны были быть принятые меры? Почему не пришла проверка и не закрыла шахту?

— Я должен сделать оговорку: про 139 нарушений написали ваши коллеги-журналисты. Какие конкретно были проблемы и как реагировал собственник — я не знаю. Насколько критичны были эти претензии и замечания, с точки зрения этой трагедии? Можно было бы в случае своевременного устранения не допустить это ЧП? Ответы на эти вопросы должна искать прокуратура.

— Могут ли многомиллионные компенсации за пострадавших ликвидировать эти жуткие трагедии?

— Я думаю, да. Такой формат будет бить собственнику по карману, чтобы другим не было повадно игнорировать закон. Но все равно — нужно называть фамилии. Если фамилия будет известна, можно будет разбираться уже конкретнее. Я, например, смогу отправить депутатский запрос. Что там думает этот владелец про функционирование этой и других шахт?

— Чем закончится рассмотрение в суде иска Генеральной прокуратуры по ликвидации «Международного Мемориала» (признан в РФ НКО-иностранным агентом)? Чем «Мемориал» так не угодил силовикам?

— На этот вопрос я не могу дать ответа. Я очень сожалею, что к этой организации есть претензии. Я надеюсь, что в суде разберутся и что это очень нужное и важное правозащитное общество в итоге продолжит работать. Мы помним, что благодаря ему нам стали известны имена сотен тысяч жертв и палачей. Эта деятельность очень нужна, нельзя об этом забывать.

Лично у меня такие претензии к «Мемориалу» вызывают большие вопросы. Если они там что-то действительно нарушили, пусть они это исправляют. Говорить о ликвидации — это чересчур. Там огромные архивы, и куда это все — на помойку? Выбросить всю нашу память? Это очень опасный прецедент. Надеюсь, что в суде грамотно проанализируют ситуацию и, если были какие-то нарушения с точки зрения Минюста, пусть «Мемориал» их исправляет. Закрывать его будет нечестно по отношению к жертвам репрессий и их родственникам.

Почему так происходит с известной правозащитной организацией — у меня нет версий.

— Как должно меняться законодательство об иностранных агентах?

— В середине ноября мы внесли поправку в закон об иноагентах. Мы предлагаем, чтобы «казнить или помиловать» решал не Минюст, а суд: чтобы Министерство юстиции сначала могло сделать предупреждение, если оно считает, что какая-то НКО получает значительное финансирование из-за рубежа, а уже потом, через месяц, если финансирование не будет прекращено, то оно сможет обратиться в суд с иском. Тогда судебный орган решает, присваивать организации статус иностранного агента или нет.

В Законодательном собрании Санкт-Петербурга создана рабочая группа, куда вошли представители всех партий: «Единой России», «Новых людей», КПРФ, «Яблока» и нашей партии. Они уже подготовили свою инициативу, которая в целом похожа на нашу. Но их идея гораздо более детализирована. Стоит отметить, что в эту рабочую группу вошли главные редакторы почти всех крупных СМИ в Петербурге. Это правильно, потому что таким большим специалистам гораздо виднее ситуация изнутри. Например, они предложили, чтобы порог значительной суммы, после которой можно сделать предупреждение, составлял пятьдесят тысяч рублей. Сейчас, даже если злонамеренно вам переведут один рубль из Украины, то Минюст вполне может посчитать вас иностранным агентом.

Если я правильно помню, Законодательное собрание Санкт-Петербурга еще не приняло эту инициативу. Но я думаю, что в ближайшее время они это сделают и передадут потенциальный законопроект в Государственную думу. Я считаю, что если наша инициатива пройдет, то многие идеи из предложений петербургского Заксобрания мы внесем во втором чтении Госдумы.

Наш проект — общий для СМИ и для НКО-иноагентов. Я думаю, что для предупреждения от Минюста достаточно транша в пятьдесят тысяч рублей. Но все-таки согласитесь, когда сейчас можно признать иностранным агентом за перевод в пятьдесят копеек, подъем до пятидесяти тысяч выглядит вполне разумным, с точки зрения начала фиксации какой-либо суммы.

У наших коллег из Заксобрания есть еще несколько здравых идей. Например, по их предложению, не считаются зарубежные премии с денежным вознаграждением, участие в каких-либо симпозиумах. Здорово, что есть это адекватное понимание, что такое иностранное вмешательство.

Другое дело — это анализ контента. С ним разбираться всегда очень сложно. Одни будут считать, что этот продукт — «ужас ужасный», другие заявят, что это — «правда-матка». Поэтому стоит ориентироваться именно на прекращение финансирования из-за рубежа для НКО и СМИ. Это идея правильная, мы таким образом «зеркалим» США и Европу, где есть аналогичный законопроект. Углубляться в обзор контента не стоит, однако мы считаем, что не должно быть иностранного финансирования.

— То есть если ты пишешь что-то за деньги — это табу, а если пишешь идейно, то…

— У нас есть закон: если кто-то считает, что какие-то материалы являются клеветой или порочат честь и достоинство, пусть этот человек подает в суд. Следить за этим бесполезно. Сам контент не должен определять, является ли организация или СМИ иностранным агентом.

— Сам закон об иностранном агентстве правильный? Он должен существовать?

— Я считаю это правильным. Такая проблема существует. Сегодня более девяноста НКО признаны иностранными агентами. Я не вдаюсь, кто и что, но мы отвечаем «зеркально»: когда принимался законопроект, наша фракция его поддерживала. Однако мы сразу говорили, что при правоприменительной практике следует внимательно смотреть, что из этого выйдет. Например, я считаю, что ваше ИА «Росбалт» неправильно признано иностранным агентом. И мы не скрываем, что именно присвоение этого статуса «Росбалту» вызвало у нас желание реформировать этот закон. Мы поняли, что дальше будет наломано еще больше дров и что нужно обязательно определить рамки в этой ситуации.

— Сегодня в нашей стране прогрессирует коронавирус: заболеваемость растет, смертность не падает. Во многих регионах объявляется принудительная вакцинация по возрастным меркам, при этом Владимир Путин заявлял, что она должна быть добровольной. Как в итоге бороться с эпидемией? Почему так плохо идет вакцинация? Нужно ли сделать ее принудительной? Следует ли внедрять всюду QR-коды? И почему действия властей противоречат позиции Владимира Путина?

— Следует сразу сказать, что наша партия — не противники вакцинации. Я сам ставил себе вакцину и буду ревакцинироваться. Я знаю, есть люди, которые не болели и не кололи вакцину, но у них зашкаливают показатели антител. Почему им нельзя выдать QR-код? Может, эти граждане имеют какой-то врожденный иммунитет…

Введение принудительной вакцинации и отсутствие желания вакцинироваться у народа, если мы не учитываем мракобесие, — это результат недоверия к властям. Они обманули с пенсионной и мусорной реформами. В том числе обманывали, когда началась пандемия. Мы слышали абсолютно противоречивые позиции из уст одних и тех же врачей, руководителей крупных институтов, в том числе производителей вакцин. То говорят, что вы защищены минимум девять месяцев после вакцинации, то отвечают, что целых два года, то сейчас заявляют, что нужно ревакцинироваться каждые три месяца. У людей каша в голове. Никто не пытался спокойно, убедительно рассказать, объяснить ситуацию. Все только начали вводить запреты, как, например, в Татарстане, где из автобуса на мороз выгоняют пассажиров без QR-кодов. И у людей появляется ожесточение, может сработать принцип «на зло бабушке отморожу уши». Это понятно, защита.

Этот перегиб существует. В этой связи Вячеслав Володин заявил, что 16 декабря Госдума будет рассматривать этот законопроект. Мы до этого пригласили на дискуссию заместителя председателя правительства Татьяну Голикову и министра транспорта Виталия Савельева. Мы с ними поговорим, услышим их позиции, однако наша фракция намерена голосовать против этих законопроектов. При этом еще раз подчеркну, мы не противники вакцины. Мы за вакцинирование, но только за добровольное. Помимо введения QR-кодов, у нас есть собственные дельные предложения.

Во-первых, мы богатая страна, у нас реально есть деньги. Давайте обеспечим еженедельное бесплатное экспресс-тестирование. Только не то тестирование, при котором результат человек получает через неделю. А то так он протестировался, получил отрицательный результат, хотя за эти семь дней можно было успеть еще раз заразиться и переболеть. Мы предлагаем экспресс-тест на дому. У меня сотрудник в аппарате фракции рассказал мне историю: он переболел коронавирусом и пошел закрывать больничный в «красную зону» внутри поликлиники. Он, здоровый, пришел оформлять бумаги, а рядом в очереди сидят больные этой инфекцией. Можно же еще раз подцепить заразу!

Во-вторых, нужно не кнутом бить, а пряником подкармливать. Нельзя выгонять из автобусов из-за отсутствия QR-кодов, нужно поощрять людей. Допустим, введем скидки на тот же вид транспорта: автобусы, самолеты, поезда. Иначе «палочной» системой людей не загонишь прививаться.

Граждан очень волнует эта проблема. Все, что сейчас происходит с доходами, бедностью — это все выходит на второй план. По проведенным мною опросам и присланным письмам значительно больше половины населения выступает против введения QR-кодов.

Так что лучше мы обеспечим экспресс-тестирование. Например, в Госдуме: приходит посетитель по согласованию с депутатом и делает тест за пятнадцать минут. Там становится понятно: есть коронавирус — вас не пускают, нет коронавируса — пожалуйста, проходите.

Что касается позиции Владимира Путина: являясь президентом, он все делает правильно. Путин очень внятно сказал многим губернаторам, которые зачем-то перегибают палку, вводя QR-коды. А у президента есть четкое представление: вакцинация должна быть добровольной. И наша партия поддерживает эту же позицию. Власть сама виновата: она сделала все, чтобы граждане не хотели ставить себе вакцину.

Беседовал Станислав Корягин

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..